"Среда": РАО 3

Текстовая версия


РАО И РАДИОБИЗНЕС: "НА ВИЛЫ" ИЛИ ЗА КРУГЛЫЙ СТОЛ?
Материально-этическая дилемма для радиоиндустрии

Виктория Сухарева, "Среда", №3, 2003

На протяжении последних трех номеров (№12 за 2002 г. и №1-2 за 2003 г.) "Среда" обсуждает непростую ситуацию, которая сложилась сегодня в сфере авторского права. Мы предоставили открытую площадку для обсуждения этой темы представителям московского и регионального радиобизнеса, профессиональных объединений, юристам.
Сегодня свою точку зрения высказывает Российское авторское общество. Во многом его позиция спорна, но это - точка зрения другой стороны конфликта. А стало быть - возможность для начала диалога.

Авторское вознаграждение - это не налог, а плата за труд

Владимир МАТЕЦКИЙ, президент Авторского совета Российского авторского общества: Ситуация с выплатой авторских гонораров авторам музыки и текста, как и другим авторам в России, действительно очень не простая. В советские времена ни телевидение. ни радио не платили авторских гонораров. Тогда композиторы, драматурги, поэты и другие творцы интеллектуальной собственности получали авторское вознаграждение в основном за использование их произведений при публичном исполнении - на концертах, в ресторанах, в театрах, залах филармоний, цирке и других культурно-зрелищных учреждениях.
   Сбор авторского вознаграждения с этих учреждений осуществлялся государственным органом - Всесоюзным агентством по авторским правам (ВААП), с мая 1991 года преобразованным в Российское агентство интеллектуальной собственности (РАИС). Оно и распределяло получаемые суммы каждому автору точно так, как это делалось авторско-правовыми организациями в зарубежных странах.
   Ситуация изменилась в 1993 году с принятием Закона "Об авторском праве и смежных правах". Новый Закон позволил России присоединиться к Бернской Конвенции и другим международным соглашениям в сфере интеллектуальной собственности, что гарантировало защиту авторских прав в России в соответствии со стандартами цивилизованного общества.
   Закон установил, что использование произведений в любой форме должно осуществляться с выплатой авторского вознаграждения. И с 1994 года впервые в России радиостанции и телевизионные компании стали платить авторам за использование их произведений. Тогда же правительство РФ определило минимальные размеры авторского вознаграждения по каждой форме использования произведений. В частности, телекомпании и радиостанции должны были выплачивать авторам, как минимум, 1 % от всех получаемых доходов.
   В целях реализации закона авторы учредили свою организацию - РАО, которая осуществляет управление их правами на коллективной основе.
   РАО Указом президента РФ в 1993 году было признано правопреемником Российского агентства интеллектуальной собственности (РАИС). Этим же указом президент поручил руководителям областей, краев и национальных республик оказывать помощь и поддержку РАО.

Проблема размера ставок
   Практическое применение закона совпало с нелегким этапом становления государства после падения Советского Союза. Как известно, в это время радио и телекомпании испытывали серьезные финансовые трудности.
   Мы хорошо понимали, что даже если начнем жестко требовать законный 1%, никто сразу не заплатит. Платить-то было нечем. Мы договорились с электронными СМИ о постепенном увеличении размера выплат авторского вознаграждения, которое было бы приемлемым как для пользователей, так и для правообладателей. Сегодня мы выходим на уровень 2% с телевидения и 3% с радио. Это при том, что во всей Европе меньше 4% нет, там есть и 7%, и 8%.
   Я назвал процентные ставки, действующие в западных странах, для сравнения и подтверждения того, что в нашей стране ставки вполне нормальные, реальные и приемлемые для радио и телекомпаний с учетом их фактических доходов.
   Однако до сих пор проблема платежей остается очень болезненной.
   Некоторые телекомпании платят нерегулярно. Но мы ведем с ними переговоры, и они постепенно погашают долги. С радио же у нас всегда было меньше проблем. Радиостанции, как правило, относятся с большим пониманием к необходимости платить авторские. Первой радиостанцией, подписавшей соглашение с РАО, была "Европа Плюс", которая по сей день аккуратно платит авторское вознаграждение. Сегодня РАО серьезных претензий к радиостанциям не имеет. Конфликтов с московскими радиостанциями не существует. Мы многих руководителей знаем лично. Иногда есть задержки с выплатами, но мы договариваемся о приемлемых сроках погашения.
   Что касается регионов, там ситуация сложнее. В России много радиостанций, часть из которых пока не в состоянии своевременно выплачивать авторское вознаграждение.
   Вообще, руководство любой радиокомпании должно понимать и быть готовым к тому, что помимо прочих расходов предстоит выплата и авторского вознаграждения. Не РАО должно постоянно требовать с радиостанций гонорар для авторов, а радиостанции обязаны своевременно перечислять РАО авторское вознаграждение.

Инспектора РАО
   Еще одна болезненная тема. Не скрою, что к нам поступают нарекания на деятельность отдельных инспекторов. Мы принимаем меры по укреплению их состава, усилили контроль за их работой, и, наконец, мы создали систему, по которой пользователи напрямую перечисляют авторское вознаграждение на указанный в лицензионном соглашении счет.
   Мы категорически запрещаем инспекторам непосредственно самим принимать авторское вознаграждение наличными деньгами.
   В случае же появления любых "неуставных отношений" об этом необходимо сообщать в центральный аппарат РАО.

Распределение авторского вознаграждения
   Процедура сбора и распределения авторских гонораров выгладит следующим образом. Каждая телерадиокомпания присылает в РАО отчет об использовании произведений по форме (плей-лист). А также перечисляет оговоренную в лицензии сумму денег на счет РАО. Таким образом, деньги поступают вместе с распечатками списка произведений, которые использовали радиостанции.
   В РАО работает около 300 человек. Огромное число сотрудников сверяют и вносят в компьютер содержимое плей-листов, информацию об использовании произведений, причем часто заполняя пробелы по авторам текстов и музыки. А это каторжный труд. Не всех композиторов и авторов текста радиостанции знают и могут указать в своих отчетах. Мы уточняем необходимую информацию в базе данных и вносим соответствующие коррективы в получаемые отчеты.
   Любой автор может получить справку, откуда и за какое произведение поступил гонорар.
   Хочу обратить внимание - деньги как таковые в РАО не попадают. Они поступают в Сбербанк, а в РАО приходят только данные об использовании произведений. На их основе гонорар распределяют и перечисляют каждому автору на его текущий счет в Сбербанке. Вся обработка этого колоссального объема документов осуществляется с помощью компьютеров. Сегодня в РАО вес процессы по подсчету сборов, распределению и выплатам гонораров авторам полностью компьютеризированы.

Сборы авторского вознаграждения
   Объемы сборов авторского вознаграждения постоянно возрастают.
Так, в 2000 году по всей системе мы собрали 220 млн. рублей, в 2001 году - 380 млн. и в 2002 году 525 млн. рублей. Это уже значительная сумма.
   В 2001 году радио по всей стране выплатило авторское вознаграждение в размере 38 млн. 521 тыс. рублей. Телевидение за 2001 год - 88 млн. 78 тыс. В прошлом году радио выплатило 52 млн. 916 тыс. рублей, а телевидение o 109 млн. 142 тыс. Естсствснно, с ростом общей суммы сборов выросли и авторские вознаграждения. (Для сравнения: по данным журнала "Billboard" Американское авторское общество "А5САР" за 2002 год собрало 587 млн. долларов. Японское общество "ASCAP" o около 1 млрд. долларов.)
   В 2001 году у нас было 10 авторов, получивших более 1 млн. рублей авторского вознаграждения. Самый большой авторский гонорар составил 2 млн. рублей. Сегодня самый высокооплачиваемый автор получает 5 миллионов, а за миллион перешагнули уже 40 авторов. А первая сотня получает свыше 300 000 рублей. По сравнению спрошлым годом, это в два-три раза больше. Авторы стали замечать эту прибавку. Закон начал работать. Сначала в Москве, потом пошел по областям.
   По закону мы обязаны собирать авторское вознаграждение даже за автора, не подписавшего с нами договор. Более того, мы обязаны передать ему причитающиеся деньги. Это обязательство, которое на нас наложило государство.
   Из сумм, причитающихся автору, в РАО производится удержание подоходного налога (с выдачей ему справки для предоставления в налоговые органы), а также удерживаются отчисления в пользу РАО - в среднем 15% от авторского вознаграждения. Эти средства идут , .на содержание аппарата РАО и его региональных филиалов, представительств и инспекторов. Инспектора, которые работают у нас, получают заработную плату и дополнительный премиальный процент, если охватывают всех пользователей в городе и в области.

Прозрачность работы РАО
   Деятельность РАО прозрачна как для российских, так и для зарубежных авторов и пользователей.
Бюджет РАО каждый год утверждает Авторский совет РАО. Бюджет состоит из доходов (еще раз подчеркну: в среднем 15% отчислений), и в этих пределах находятся расходы. РАО - некоммерческая организация. Все внимание РАО сосредоточенно на обеспечении сбора авторского вознаграждения в максимально полном объеме.
   По состоянию на 1 января этого года, в РАО числятся 5 420 композиторов, 3 097 oавторов текста - поэтов, писателей, 2247 драматургов, 2070 художников-сценографов, 656 переводчиков, 429 художников. Кроме того, РАО обслуживает несколько десятков тысяч ученых - авторов научных статей.
Всего за 2002 год в РАО вступило 950 новых членов, за это же время вышли из общества четверо. На 1 января РАО имеет 151 подписанное соглашение о взаимном представительстве интересов с 92 обществами в 57 странах. РАО на основании этих соглашений производит взаиморасчеты с зарубежными авторско-правовыми организациями.
   Мы регулярно публикуем суммы сборов авторского вознаграждения за квартал, полугодие, за прошедший год. На днях выйдет из печати бюллетень с годовым отчетом о деятельности РАО за 2002 год.
Единственная сфера деятельности РАО, которая не подлежит разглашению, касается размеров сумм, получаемых авторами за использование их произведений. Мы не можем разглашать информацию о персональных доходах.
   Точно так же без разрешения нельзя сообщать, в каких общественных организациях состоит автор и обладатель авторских прав, кому и на какой срок он уступил свои права.
   Для справки - автор может быть членом РАО, а права на использование своих произведений, например, в механической записи предоставить какому-либо музыкальному издателю. И это его право. В РАО есть авторы, которые поручили управлять их правами только на территории России и стран СНГ, а свои права в зарубежных странах - допустим, во Франции, передали авторско-правовой организации САСЕМ.

P.S.
   Многие почему-то воспринимают авторское вознаграждение как еще один вид налога. Однако это совершенно неправильное мнение: авторское вознаграждение - это плата за труд автора, труд, который порой не заметен, но очень важен. Не зря же на Западе говорят: в основе всего шоу-бизнеса лежит песня. И у этой песни всегда есть авторы. Так что, платя гонорар авторам, радиостанции косвенно способствуют своему собственному процветанию. Попробуйте сделать рейтинговую станцию без хорошей музыки! Попробуйте найти рекламодателей, если у вас нет рейтинга! Попробуйте просуществовать без рекламодателей! Я думаю, эта "цепочка" не нуждается в особом дополнительном разъяснении. Так что не забывайте об авторах.
   Если у телерадиокомпаний накопились вопросы, РАО готово предоставить помещение, пригласить представителей телерадиобизнеса, сесть с ними за круглый стол и обсудить пути дальнейшего совершенствования нашей совместной работы в интересах и авторов, и пользователей...

"НА ВИЛЫ" ИЛИ ЗА КРУГЛЫЙ СТОЛ?
Комментарий редактора раздела "Радио" Виктории СУХАРЕВОЙ

   Профессиональная глупость, надев маску борца за справедливость, в голодное время бегать по зоопарку с криком: "Льву недодают мяса!". Это пахнет дешевым популизмом. Особенно если это сложившиеся правила игры на рынке и все знают, что льву недодают мяса, но всех это устраивает.
   Все понимают, что Закон об авторском праве (особенно в его пункте про выплаты электронными СМИ авторского вознаграждения) реализуется со скрипом, есть проблема взаимоотношений между Российским авторским обществом (РАО) и радиобизнесом - в частности, в регионах. Проблема многофакторная, со шлейфом не до конца проведенных решений, межличностных отношений и прочего. Но при этом все также понимают, что РАО - это часть рынка электронных СМИ со всеми его реальностями. И для многих это не вопрос, насколько данные реальности справедливы или правильны. Они сложились. К ним притерлись. И никто вдруг, просто так, их трогать не будет. Хотя бы из тех соображений, что это уже знакомо, а какое оно будет новое - неизвестно.
   С другой стороны, можно сколько угодно закрывать глаза на проблему. Но если она есть, то не поднимать ее, потому что сложно, нет однозначного ответа и можно наступить не на ту ногу - это уже профессиональный конформизм...
   При первом же приближении к теме выяснилось, что в коллизию непростых отношений "по поводу авторского права" попадает намного больше субъектов, нежели просто радиостанции и просто РАО. Это юристы, некоммерческие организации и профсоюзы, министерства и ведомства, авторы и даже мировое сообщество. Каждый из них прав. Но договориться между собой и прийти к какому-то консолидированному мнению они не могут, потому что горизонтально-вертикальных связей между ними практически нет. И если радиостанции хотя бы выступают каждая от своего имени, то за РАО тянется целый хвост связей и обязательств, с которыми РАО вынуждено считаться и "от имени" которых должно выступать. Картинка получается пестрая.

История про синицу
   Есть такой детский стишок про Дом, который построил Джек. Размышляя над болевыми точками проблемы, я почему-то все время вспоминала отдельные его фрагменты.
   Итак (для тех, кто вдруг пока не в теме), ссылаясь на закон "Об авторском праве и смежных правах" от 1993 года. Российское авторское общество (РАО) собирает (в частности, с радиостанций) своеобразный налог - т.н. "авторский гонорар" за использование текстов, музыки и прочей интеллектуальной собственности в эфире. Этот налог исчисляется процентами от общей прибыли радиостанции и сегодня официально по России должен быть не ниже 1 %.
   При этом недовольны все.
   РАО (которое считает себя стоящим на службе интересов государства и закона) недовольно тем, что индустрия мало и нерегулярно платит или вообще отлынивает от выплат, вводя систему двойной бухгалтерии или заключая договоры с другими сомнительными организациями. Поэтому РАО мечтает о том, чтобы были приняты поправки к закону об авторском и прочих правах, по которым за РАО закреплялся бы статус монополиста. Более того, оно хочет поднять отчисления до пока - никто - не знает - скольких процентов и как может, закручивает гайки на местах, чтобы привести всю систему в работающее состояние.
   Авторы (которые входят в РАО, которое стоит на службе закона) тоже недовольны - тем, что мало получают, хотя радиобизнес (который не платит РАО) на их труде зарабатывает огромные деньги. Поэтому они требуют с РАО своих гонораров, и периодически "уходят" в "свои" Авторские общества, типа НААПа или Лиги прав, тем самым усугубляя и без того непростую ситуацию.
   Радиобизнес (московский), который платит РАО, недоволен тем, что перспектива роста ставок все же существует, и что вообще эта проблема периодически всплывает, несмотря на все договоренности прошлых лет, которые по истечению срока годности договоров Российское авторское общество (которое, как мы помним, считает себя стоящим на службе закона и авторов) тут же кидается пересматривать, вынуждая тем самым московскую элиту доставать записные книжки и собираться для решения этой проблемы. Поэтому он - московский радиобизнес - зная, что очередная разборка неизбежна, до тех пор, пока РАО не клюнуло, вообще ничего не желает о нем слышать, прекрасно при этом понимая, что рано или поздно это произойдет.
   Радиобизнес (региональный), который часто не платит РАО (которое считает, что стоит на службе закона и авторов), недоволен тем, что вообще нужно платить, тем, что платить нужно процент от прибыли (в то время как у многих "по-хозяйски" на одно 000 зарегистрировано 5 предприятий, включая торговые точки по всему городу), тем, что платить нужно неизвестно кому, поскольку правопреемство РАО нигде юридически не закреплено, и главное - тем, что РАО никак не отчитывается перед ним как плательщиком о выплатах авторам и нет никаких гарантий, что деньги, которые отрываются с кровью, доходят до адресатов. Также он (региональный радиобизнес) недоволен тем, что инспектора РАО на местах непочтительны, невоспитанны и, используя административно-командную лексику, лезут, мягко говоря, не в свой бизнес, а многие и открыто угрожают. Поэтому региональный радиобизнес громко ругается на всю страну на профессиональных съездах, всуе поминая маму РАО и всех его родственников.
   Профессиональные ассоциации недовольны тем, что ничего не могут, по сути, сделать, так как неизвестно, с какого боку начинать, а регионы (которые недовольны тем, что РАО - которое тоже недовольно! - стоит на службе закона и хочет денег) периодически просыпаются и начинают требовать, потрясая своими справками о членстве и тыкая в нос пункты уставов. Поэтому "профсоюзы" снова ушли в глухую оборону: мол, когда дадут отмашку, тогда и начнем.
   Юристы (как штатные, так и судебные) недовольны тем, что ничего не понятно и как судить бесконечные разборки между РАО (которое стоит на службе...) и радиостанциями (которые недовольны и не платят), никто не знает. Поэтому они цепляются за закон, пытаясь найти в нем хоть что-нибудь, достойное применения, а когда не находят, обращаются к юридической казуистике и стремятся поскорее закрыть дело.
   На все это взирает министерство по делам печати, ТВ и радио, к которому последнее время радиостанции (которые недовольны и требуют...) и юристы (которые не понимают и стремятся...) взывают как к крайнему, но которое не может административно вмешаться, потому что это не его епархия и формально РАО (которое стоит... и недовольно закручивает гайки...) с одной стороны НКО, а с другой, некоторым образом, относится к ведению Роспатента. И министерству влезать в эти дела - это то же самое, что, например, Минкульту вмешиваться в дела сельского хозяйства. Поэтому оно осторожно и молчаливо.
   При этом есть еще и мировое сообщество, которое хочет своих авторских гонораров, которые не может собрать РАО, которое закручивает гайки радиостанциям, которые уходят от выплат и взывают к профсоюзам, юристам и министерству, которые маются и ничего не могут сделать, громко недоумевает, почему Россия, такая богатая страна, никак не может начать нормально платить, и упрекая нас в нецивилизованности и коррупционности, не принимает в очередной клуб и не дает очередных денег, которые очень нужны государству в целом, и которое не очень довольно происходящим.
   Масла в огонь подливают инспектора РАО на местах, многие из которых не прочь поживиться на противостоянии, делая это совершенно открыто, и не стесняясь торгуют ставками, которые не может собрать РАО, которое...
   Для полноты картины не хватает только веселой птицы синицы, которая часто ворует пшеницу, которая в темном чулане храниться... Роли пшеницы, синицы, коровницы строгой, коровы безрогой и прочих распределять не будем.
   Может, чьи-то интересы мы, конечно, и не осветили, но принципиально на картину в нашем разрезе это, пожалуй, уже не повлияет.

"Потемкинские деревни"
   С каждой новой встречей с экспертами у меня все больше крепло ощущение, что Россия в 1993 году не совсем была готова к принятию закона об авторском и прочем праве. И создание РАО с самого начала было абсолютно конъюнктурным шагом, который был нужен, чтобы, условно говоря, получить очередной кредитный транш.
   Как на аборигена, слезшего с пальмы, первым делом надевают трусы, так и Россия, заявив миру о том, что она рассталась с тоталитарным прошлым, принятием закона об авторском праве (написанного по французским лекалам) и созданием одной (как и во Франции) организации-гаранта этого закона задекларировала свою цивилизованность. Тогда это была далеко не первоочередная мера, но необходимая как квалификационный экзамен.
   РАО создали, по старой русской традиции, как потемкинскую деревню, отчитавшись перед мировым сообществом фактом его наличия и передав ему главное - набор договоров с мировыми авторскими обществами.
   Но в хаосе первых лет демократии никто не прописывал механизмы реализации каких бы то ни было проектов. Решения принимались, галочки ставились. РАО создали. Качественный французский опыт внедрили, а прописать регламент работы новообразования и поставить надзирающий орган забыли. (Сначала таким органом называли Минкульт, потом Минюст, потом опять Минкульт, потом ничего не было. Сегодня это Роспатент). А опыта работы в это сфере не было. Процедуры придумывались в отрыве от реальной российской практики, часто на основе зарубежного опыта. Последствия этого мы сегодня наблюдаем. У нас добротный с юридической точки зрения закон, но мутный с точки зрения правоприменения.
Похоже, что и свежие поправки к закону, которые так активно сегодня обсуждаются и принимаются, - это продолжение процесса "надевания штанов". Куда Россия там вступает? В очередное ВТО? И опять нужно красивое лицо? А механизм законотворчества пусть сохраняется старым?
   Хотя, впрочем, последнее время здесь намечаются некоторые подвижки.
   При министерстве РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций недавно создали Экспертный совет по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности. Данный орган, объединяющий представителей различных ведомств, создан в рамках деятельности правительственной Комиссии по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, возглавляемой премьер-министром Михаилом Касьяновым.
   Это было сделано, безусловно, не по поводу РАО, а по поводу борьбы с пиратством, но и нашу тему этот Экспертный совет, судя по поставленным задачам, цепляет и собирается обсуждать.
   На последнем его заседании были сформированы рабочие группы: по разработке программ по подготовке специалистов в области интеллектуальной собственности; по разработке системы идентификации аудио- и видеопродукции; по подготовке проектов постановлений правительства по минимальным ставкам авторского вознаграждения и ставкам вознаграждения за использование объектов смежных прав; по гармонизации законодательства в области интеллектуальной собственности; по совершенствованию системы коллективного управления правами авторов и правообладателей, по подготовке предложений по усилению мер административного и уголовного воздействия в сфере интеллектуальной собственности.
   Предполагается, что на повестку дня первого заседания Комиссии будет вынесен вопрос о совершенствовании законодательства в сфере интеллектуальной собственности и первоочередных актах правительства по противодействию нарушениям в области авторского и смежных прав.
   Интересно, как все это будет работать... И насколько государственная политика и государственные интересы на этот раз совпадут с интересами радиосообщества. Да и позвали ли радиосообщество к разговору вообще, и если да, то в чьем лице...

Набор констатацией
   Так или иначе, рассматривая проблему под углом "международных интересов России", становится очевидным, что скрытые желания многих представителей радиоиндустрии касательно РАО абсолютно несбыточны. И собирается набор жестких констатации, с которыми нужно примириться.
Как бы не мечталось, РАО никто не упразднит. И платить авторские придется. Потому что это - общемировая практика и никто перед мировым сообществом лицом в грязь падать не будет. Государственные интересы -серьезная штука. РАО - представительский орган России на мировой арене, является членом и партнером многих международных ассоциаций. А на Западе считают, что нужно работать с крупным авторитетным агентством, которое завтра не исчезнет. Сегодня российский радиорынок на 50% состоит из зарубежной музыки, за которую нужно платить. И Россия с одной стороны типа богатая и цивилизованная, а с другой - нищая настолько, что не в состоянии прилично платить США, Англии и другим странам, имея самую низкую ставку в Европе. А это позор. И вопрос щекотливый. Еще не хватало нам и по этой статье в должниках ходить...
   В общем, деньги собирать нужно. И плохо ли, хорошо ли, но РАО с этим справляется.
   Да и потом, какой может быть причина упразднения? Что инспектора на местах выбивают деньги с кровью?
   На государственном уровне РАО себя пока ничем не дискредитирует. И произойти это может, только если его начнут бойкотировать все субъекты рынка, в первую очередь радио и ТВ. А
бойкотировать его не начнут. Наличие одного кармана действительно выгодно.
   И поправки к закону неизбежны. Тенденция на укрепление закона налицо. А это делается под конкретного субъекта - проводника этого закона. А это опять-таки РАО.
   И ставки, похоже, тоже будут расти. Вот до какого предела - это вопрос торгов с РАО и государством.
   К тому же РАО - это еще не самое страшное, что может быть. По крайней мере, здесь понятно за что платить: за труд авторов-песенников. А ведь есть еще и организации по смежным правам. И они пока себя по всей стране не активизировали, но начинают. И им тоже нужно будет отчислять. И вопрос "сколько?" - сегодня рассматривается...
   Так или иначе, проблема есть и она будет усугубляться. И решать ее необходимо, пока она теплая, популярная и обсуждается на самом высоком уровне. К тому же, как только она обрастет прецедентной судебной практикой, шансов на усовершенствование системы не будет.
   Можно, конечно, попробовать на волне рассмотрения этого вопроса поднять РАО "на вилы". И самое парадоксальное - это найдет самый горячий отклик в сердцах многих региональных коллег-радийщиков. И возможно, из этого что-то получится. Но это не конструктивно и бессмысленно как пугачевские бунты.

Предложения к рассмотрению
   Проблему можно попытаться решать на двух уровнях: законодательно-государственном и бизнес-рекомендательном.
   Закон необходимо привести в соответствие с реальной практикой радиобизнеса и из категории парадно-презентационной перевести в работающую, убрав все оторванные от реальности шероховатости и обустроив правильными регламентирующими решениями. (Заявление очень напоминает трибунные речи российских депутатов, но в нашем случае - это наполнено смыслом).
   Как это сделать? Для красивых комбинаций необходимо консолидированное мнение радиобизнеса: и московского и регионального. А его нет. И это еще одна констатация. Можно ли как-то обойтись без консолидированного мнения? Можно предоставить решать проблему центральным сетевым компаниям. Но тогда регионам сетовать на субъективные решения не стоит. Можно попробовать принять участие в решении проблемы на своем уровне. В качестве рабочей версии подойдет вариант "ходоки к Ленину" или, в современной версии, письма в МПТР, депутатские запросы и прочее.
   А если серьезно, то с РАО нужно начать договариваться. Пока оно готово к диалогу и публично это заявило, нужно этим пользоваться для обсуждения проблемы адаптации законодательной практики к бизнес-реалиям. И хотя большинство публичных сборищ по проблеме авторского права на моей памяти заканчивались грандиозной склокой, сегодня - не тот момент. Безусловно, участвуя в решении этой проблемы, каждый будет поставлен перед сложной морально-этической дилеммой: с одной стороны - все, что делается, направлено на выстраивание цивилизованного рынка, и это хорошо; с другой - денег очень жалко!
   Но есть и третья сторона: как бы, принимая решения без тесного контакта с радиоиндустрией, не переусердствовали и не оставили от рынка одни запчасти.







7487 ONAIR.RU Прислать свою новость!




# TOP 1

# TOP 2

# РЕКОМЕНДУЕМ


# TOP 3


OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта