Я /МЫ ИВАН ГОЛУНОВ!


#пять_дней_которые_потрясли! Ольга Романова: «Заказчики дела Ивана Голунова могут быть совершенно уверенны в том, что мы их найдём. Тупые ублюдки. А исполнители сами виноваты. Тупые ублюдки-2».

#Hot! Промокоды в честь Дня Рождения AliExpress. Количество ограничено


Как российское телевидение подсело на государственные деньги


Как российское телевидение подсело на государственные деньги - Новости радио OnAir.ru



За возможность свободно смотреть телевизор житель Франции в пересчете с евро платит 11,3 тысячи рублей. В Британии за такое удовольствие отдают и того больше — 13,5 тысячи рублей, а немцы ежемесячно отчисляют в качестве налога на телевещание 1,4 тысячи рублей. Российский телезритель привык к тому, что телевидение — это бесплатная опция, способная скрасить отдых после тяжелого рабочего дня. Почему это плохо? Как и когда Россия и Запад пошли по разным моделям развития телевещания? Почему государство покрывает расходы даже частных телеканалов? Разбиралась «Лента.ру».

Полвека назад в США впервые в мире прошли телевизионные дебаты кандидатов в президенты. Ричард Никсон и Джон Кеннеди сошлись в чикагской студии канала CBS, за их спорами наблюдали почти 70 миллионов телезрителей. Тогда Никсон не продумал свое поведение: несмотря на плохое самочувствие, он отказался от грима, держался неуверенно и постоянно нервно вытирал платком пот с лица. К тому же незадолго до съемок он попал в больницу и сильно похудел. Кеннеди поступил иначе: накануне он отрепетировал встречу в студии и проработал выступление с помощниками. Во время трансляции с экранов на американцев смотрел загорелый и уверенный в себе молодой мужчина в идеально сидящем черном костюме, уверявший, что расцвет нации еще впереди (на самом деле он был моложе Никсона всего на четыре года). Несмотря на убедительность аргументов обоих кандидатов, в дебатах победил Кеннеди. Скорее всего, именно эти события позволили ему с небольшим отрывом победить в выборах и стать главой государства. Никсон же больше никогда не участвовал в теледиспутах.

Тем временем в СССР началась эпоха записанных программ: «Голубой огонек», «Клуб кинопутешествий», «Клуб веселых и находчивых». Многие передачи готовились заранее, чтобы при редактуре из них можно было вырезать нежелательные фрагменты. Политических дебатов стране пришлось ждать еще около 30 лет.

Регулярное телевещание в США появилось в 1939 году благодаря NBC. Тремя годами ранее «Би-би-си» запустила телепередачи в Великобритании, а в Германии и Франции они появились еще раньше — в 1935-м. Телевизор тогда для большинства был роскошью, но привыкшее платить за все население уже готовилось раскошелиться на работу журналистов и вещателей, так как понимало, что любая услуга — это бизнес.

В СССР же опытная передача телевидения (или, как его еще называли, дальновидения) прошла еще в 1931 году, однако тогда изображение было беззвучным. С 1934 года советское телевидение регулярно, но нечасто транслировало концерты и фрагменты театральных постановок, выступления чиновников и передовиков производства. Несколько расширилась эфирная сетка лишь к 1939-1940 годам. Естественно, в отличие от зарубежных структур, советское вещание было абсолютно «народным», бесплатным, — не только идеологически, но и практически, так как финансовые ресурсы были сконцентрированы в руках властей. Это стало основополагающим фактором на долгие годы: кто платил, тот и ставил музыку, то есть эфирную сетку и ее наполнение.

Послевоенное телевидение в первое время мало отличалось от того, что распространилось ранее. В конце 1945 года московское вещание возобновилось в том же самом виде, в котором было прекращено (в Ленинграде на реанимирование телецентра понадобилось еще три года). К 1955-му трансляции стали ежедневными: до этого посмотреть телевизор можно было лишь пару раз в неделю по два часа, а позднее — через день. Это были не привычные современным зрителям передачи, а трансляции с массовых мероприятий и спортивные репортажи, которые комментировал радиожурналист (та же запись передавалась по радио, так как в те годы оно было наиболее распространенным СМИ, радиоточки были почти в каждом доме).

Государство увидело в телевидении новое «радио», с помощью которого можно было распространять необходимую информацию по большой стране. Тогда была учреждена Центральная студия телевидения, разделенная на редакции (общественно-политическая, детская, музыкальная и так далее). Туда пришли работать журналисты, имеющие опыт в прессе и на радио, — и в те годы, наконец, появляются информационные службы и телекино.

Со временем большинство форматов на телевидении стандартизировались и, казалось, застыли навсегда. Информационная передача (к примеру, «Время») имела четкую структуру: внутриполитическая повестка — заседания верховного совета СССР или хроника членов политбюро, экономические новости (показатели производства, перевыполнения планов), блок зарубежных новостей из дружественных стран, хроника о плохом уровне жизни в западных государствах, спортивные новости и прогноз погоды. Такой стандарт был продиктован государственной монополией на телевидение: пропагандистские передачи были довольно однообразными. Поэтому качественно сделанные развлекательные передачи или сериалы в те годы так привлекали зрителей: к примеру, по воспоминаниям многих очевидцев, во время трансляции телефильма «Следствие ведут знатоки» улицы пустовали. Хороший развлекательный контент становился почти дефицитным товаром, большой удачей, который удалось получить бесплатно.

Таким образом в России сформировалась принципиально иная телемодель. В то время как европейцы или американцы знают, что за телевидение следует платить (не только за определенный контент вроде фильмов или трансляций, но и в целом за его существование), советские граждане, а за ними и россияне не имеют подобной привычки. Ответственность сохранять телевидение и поддерживать его деньгами и иными ресурсами была возложена на государство, и отказываться от этой схемы никто не планирует. По словам исследовательницы российского и зарубежного телевидения, сотрудницы МГУ им. М.В. Ломоносова Элины Никольской, винить аудиторию в том, что она не хочет платить за контент, нельзя.

«Изначально телевидение в СССР появилось не как СМИ, а как очередной инструмент государственной пропаганды. В отличие от США, например, наше телевидение не было развлечением, это было обязательной трансляцией "достижений народного хозяйства". Конечно, смотреть это было скучно, поэтому в эпоху застоя, когда за рубежом телевизионный контент уже давно представлял разнообразную палитру разноплановых программ — от расследовательских передач до реалити-шоу, — советские люди, которые могли увидеть только накрахмаленные воротнички, вещающие про итоги очередной пятилетки, попросту не хотели этого смотреть», — поясняет эксперт.

Пока советское ТВ медленно, но верно стагнировало, телевизионный рынок США расцветал пышным цветом. На время войны телевещание в СССР было прервано, в то время как американский рынок рос и развивался. После войны Америка пережила телевизионный бум. К 1948 году сеть телевизионных станций страны разрослась до 30, и еще сотни каналов ждали одобрения заявки на лицензию. За четыре послевоенных года телевидение охватило 4,2 миллиона домов, а к началу 1960-х — 90 процентов страны.

Многомиллионному государству было из чего выбирать. Помимо уже оформившихся гигантов вроде NBC, CBS, ABC (они сохраняют лидерство до сих пор), США охватила сеть кабельных каналов. Они начали появляться в Америке еще в 1949 году, а в 1970-е переживали бум. Тогда кабельное телевидение просочилось почти в каждый дом, тесня эфирное вещание.

В отличие от рассчитанного на широкого зрителя эфирного ТВ, кабельное предлагало каналы по интересам. Американцам это пришлось по вкусу, они были готовы отдавать деньги за интересный контент, а это в свою очередь стимулировало владельцев таких каналов создавать и закупать для дорогого зрителя еще больше увлекательных проектов. Так родились спортивные ESPN и Fox Sports, музыкальный MTV, познавательные Discovery и Animal Planet, детские Nickelodeon и Cartoon, новостной CNN и его конкуренты, а также множество других тематических каналов.

Стремительная экспансия новой модели телевизионного вещания вынудила большую тройку, а затем и других появившихся позже крупных игроков (таких как Fox), обзавестись собственными кабельными ресурсами, на содержание которых к тому же требовалось гораздо меньше средств, чем на затратное аналоговое вещание.

В 1980-е, когда власти облегчили процедуру использования земных приемников, американский телерынок потеснило платное спутниковое вещание, обладающее неоценимым преимуществом: оно покрывало качественным сигналом огромные территории, даже труднодоступные. Так платное телевидение завоевало США.

Такое разнообразие советскому человеку и не снилось. Государственное номенклатурное ТВ не собиралось угождать зрителю, у него была иная задача, идеологическая. Советский зритель не знал альтернативы, поэтому, когда в годы перестройки на ТВ наконец появились программы, совпадающие с интересами аудитории и отвечающие духу времени (например, «Взгляд»), у советских граждан случился легкий шок. До сих пор они были уверены в том, что телевидение — тщательно выверенный государственный рупор, поставляющий информацию в каждый дом.

Несмотря на то что в конце 1980-х появились кабельные сети и негосударственные объединения, — такие как Ассоциация авторского телевидения (АТВ) и Независимый информационный канал (НИКА), кардинально поменять систему не удалось. Неформатная передача «Взгляд» была снята с эфира, как и ток-шоу «12 этаж», недолго просуществовал и «Прожектор перестройки». Серьезное противостояние тогда происходило лишь в последний год существования СССР: журналисты либеральных взглядов, уволенные или отстраненные от работы в «Останкино», создали почти в полевых условиях так называемый канал «Российское телевидение», противостоявший официальной повестке. Оппозиция двух каналов закончилась вместе с советской историей.

Тем временем в Европе давно сложилась собственная и совершенно иная концепция телевещания: новости, в частности, социальные проблемы и политическую повестку освещает общественно-правовое телевидение, а развлекательный сегмент (спортивные новости, музыка, культура и прочие шоу) закрепился за телевидением частным, которое существует в основном за счет рекламодателей. В Германии все кабельные и спутниковые каналы являются частными, а основное эфирное время отдано общественно-правовому телевещанию. К услугам французов и британцев — как частное, так и правовое эфирное телевидение. Американское же телевещание ожидаемо полностью превратилось в бизнес: задача каждого канала — собрать аудиторию и заработать деньги на рекламе.

«Дело в том, что в Европе ситуация отличается от российской в корне. В Великобритании и Германии существует налог на общественное телевидение. То есть с граждан страны государство (или государственная компания) собирает деньги на то, чтобы на нескольких государственных каналах не было рекламы. В других европейских странах (Испания или Румыния) такие налоги непрямые. Ими облагаются, к примеру, телеком-компании. Но суть одна — создание одного или нескольких государственных телеканалов, где нет или очень мало рекламы», — поясняет директор департамента ТВ и контента J'son & Partners Consulting Дмитрий Колесов. По его словам, существует масса коммерческих каналов, которые работают по рекламной схеме, и на качество продукта это никак не влияет.

Так, в Великобритании из четырех основных телевизионных холдингов — «Би-би-си», Channel 4, ITV и Five — только один, «Би-би-си», существует за счет государства. Все британцы, владеющие телевизорами, ежегодно платят лицензионный сбор в размере 154,5 фунта стерлингов (около 13,5 тысячи рублей). Это дает им возможность смотреть телеканалы сети без рекламы, а самой корпорации — сформировать основной бюджет.

Такая система появилась не сразу. Основанный группой коммерческих компаний вещатель получил королевский патент и особый статус. Корпорация подотчетна только парламенту страны. По условиям, она должна быть независима от политического и коммерческого влияния. Требования предъявляются и к тому, что и как «Би-би-си» транслирует. Каналы сети должны информировать, обучать и развлекать, а также «поддерживать институт гражданства и гражданское общество, продвигать образование и тягу к знаниям, стимулировать творчество и культурное совершенствование». Кроме того, передачи должны соответствовать как минимум одному из следующих критериев: высокое качество, увлекательность, оригинальность, новаторство и вызов аудитории. Иными словами, ресурсы корпорации должны демонстрировать ценность для общества, за что общество отплачивает им монетой.

В настоящее время лицензионный сбор в Британии платят 20 миллионов семей, что приносит «Би-би-си» 3,7 миллиарда фунтов в год (больше 324 миллиардов рублей). Это примерно 75 процентов бюджета компании (по данным на 2018 год). Рекламу корпорация продавать не может, однако значительную долю в структуре ее доходов также составляет продажа передач за рубеж. Компания ценится знаменитыми документальными мини-сериалами, развлекательными телешоу, которые обрели славу по всему миру («Монти Пайтон» или «Танцы со звездами»), а также фильмами и сериалами, некоторые из них стали культовыми в наши дни. «Шоу Фрая и Лори», сериалы «Доктор Кто» и «Шерлок» — эти и многие другие работы продюсировала «Би-би-си». Согласно отчетности, в 2019 году корпорация получила доход в размере почти 4,9 миллиарда фунтов (по текущему курсу — 460,8 миллиарда рублей).

При этом было бы лукавством сказать, что «Би-би-си», специализирующаяся прежде всего на актуальных новостях, обладает безупречной репутацией. Телерадиокомпанию упрекают в необъективности, то и дело припоминая ей миллионные гранты от Европейского союза и от министерства иностранных дел. Однако компания отбивается: гранты от ЕС незначительны, порядка 2-3 миллионов фунтов на три-четыре года, и предназначаются на финансирование исследовательских проектов.

Остальные телеканалы в Британии — а это примерно три четверти рынка (по данным на 2015 год) — окупаются самостоятельно. Крупные каналы, такие как ITV, Channel 4 и Channel 5, обеспечивают себя с помощью рекламы, другие — за счет абонентской платы.

По модели общественного телевидения развивался и рынок Германии, но со своими нюансами. В стране совсем нет государственных телеканалов. Негосударственный статус немецких СМИ, как и отсутствие цензуры, декларируется конституцией.

Каналы в стране разделены на два типа: частные и общественно-правовые. Первые существуют за счет рекламы и продажи прав на собственный контент. Общественно-правовым каналам реклама преимущественно запрещена (строго после 20:00), их основной доход составляет ежемесячный налог на телевещание и радио. Размер налога — 17,5 евро (1,4 тысячи рублей), его выплачивают и домохозяйства, и организации, независимо от того, смотрят они телевизор или нет.

По такой схеме финансируются крупнейшие в Германии телерадиокомпании — ARD и ZDF. Помимо федерального канала, ARD объединяет девять каналов федеральных земель, десятки местных радиостанций и вещающую за пределами страны Deutsche Welle. Второй крупный холдинг в стране — ZDF, он включает одноименный федеральный канал и два канала поменьше. Вместе ARD и ZDF в содружестве с другими игроками рынка производит контент еще для нескольких телеканалов.

Резонный вопрос — за что немецкий зритель содержит крупнейших игроков рынка? Качественный контент и непредвзятая манера подачи новостей. За поддержанием плюрализма мнений на телевидении следят независимые от государства институты, которые в том числе занимаются выдачей лицензий частным каналам.

В Великобритании такие функции возложены на национальный медиарегулятор Ofcom. Ведомство в том числе следит за тем, чтобы телеканалы не подавали зрителю информацию однобоко и неточно. Именно за отсутствие достоверности и беспристрастности британский медиарегулятор на 200 тысяч фунтов (почти 15,5 миллиона рублей) в 2019 году оштрафовал российскую телекомпанию RT. В самой RT решение считают исключительно политическим.

Но, как и во всем мире, в странах Запада телевидение переживает кризис. Множество британцев не желают платить за телевизор, которым они пользуются все меньше, предпочитая смотреть программы в интернете. Злостная невыплата этого налога предполагает уголовную ответственность, однако новое правительство во главе с Борисом Джонсоном грозится отменить столь строгое наказание для неплательщиков, переведя ответственность в разряд административной. Это заставляет «Би-би-си» серьезно волноваться, поскольку, по прогнозам, убытки телевизионного гиганта могут составить больше 200 миллионов фунтов (18,8 миллиарда рублей). Кроме того, корпорации придется полностью пересматривать свою экономическую модель.

Легендарный медиаменеджер и бывший глава «Би-би-си» Джон Берт называет давление правительства беспрецедентным, а журналисты крупнейших изданий говорят о том, что премьер-министр желает отомстить корпорации, отношения с которой не сложились. «Би-би-си» критиковал политику его кабинета, в том числе в отношении Brexit.

Телевизионному налогу противятся и жители Германии, ведь пошлину приходится платить, даже если телевизионный контент, как и будущее телевидения, их не интересует.

Таких проблем нет у частного телевидения, которое кормится продажами рекламы в эфире. По данным аналитического центра GS Group, за последние 10 лет аудитория платного ТВ в Западной Европе выросла на 32 процента.

Представить массовое телевидение, независимое от государства и ответственное перед телезрителем, в России сложно. Крайне однобокая подача новостей по ТВ перестала кого бы то ни было удивлять, как и показательные расправы над «украинскими политологами» в эфирах политических ток-шоу Первого канала и «России-1», или беспросветная конспирология, мистика и постоянные поиски внешних врагов на РЕН. Жаловаться на предвзятость или отсутствие плюрализма не приходится, ведь для широкого зрителя телевидение бесплатное.

В 1990-е, когда российское телевидение только совершало первые шаги, попытки телевизионщиков работать по-новому привели к неоднозначным результатам. Тогда в США в телевизионном бизнесе уже наступила эпоха новых форматов — каналы создавали новые продукты и продавали их в другие страны, что позволяло не только развивать бренд и зарабатывать деньги, но и наращивать аудиторию. А в новой России только учились осваивать западные технологии.

Появившаяся повсюду реклама надоедала зрителям и раздражала их. Доходило до того, что в развлекательных ток-шоу ведущий прерывал общение с гостями и внезапно декламировал продающие слоганы или демонстрировал табличку с номером телефона рекламируемой фирмы. Так, в одном из выпусков капитал-шоу «Поле чудес» тогдашний ведущий Влад Листьев неожиданно спросил у выносящей призы девушки, где ей сделали «такую красивую прическу». Та немедленно на камеру назвала парикмахерскую.

Только что рожденный рынок и бизнес нуждались в грамотном пиаре, и лучшего канала связи с населением, чем телевидение, нувориши найти не могли. К тому же население продолжало доверять лицам с экрана, которые казались почти небожителями. Телеканалы стали основами медиаимперий российских бизнесменов, а в народе тогдашние телетрансляции окрестили «чернухой». Многочисленные исследователи современного ТВ, в том числе и Никольская, сходятся во мнении, что с экранов в основном подавались деструктивные посылы, щедро украшенные рекламой, а итоговые новостные программы на разных каналах порой мало чем отличались друг от друга, — несмотря на то, что владели ими разные люди.

Восстановление утраченной телевизионной вертикали началось в конце 1990-х: тогда на базе РТР был создан государственный холдинг. А в начале 2000-х власти принялись активнее участвовать в жизни забытых ими ранее сфер, — несмотря на то, что формально государственное участие в них почти не прекращалось, было принято решение приступить к конкретным действиям. Телевидение стало одним из первых на этом пути.

Телевизионная машина и по сей день продолжает щедро поддерживаться из казны, причем финансируются не только государственные каналы, но и частные. В 2020 году из российского бюджета на средства массовой информации будет выписано 94,8 миллиарда рублей. А за три ближайших года, как планируется, на поддержку ВГТРК («Россия 1», «Россия 24» и «Россия К»), Первого канала, НТВ и RT Россия потратит около 150 миллиардов рублей.

Государство компенсирует каналам расходы на распространение в малых городах с населением менее 100 тысяч человек. Но некоторым, даже не самым популярным телеканалам, таким как «Звезда», «Россия К» или «Общественное телевидение России» (несмотря на название, в действительности к европейской идее общественного ТВ отношения не имеет), оплачивают миллиарды на производство и закупку контента. Только ОТР на эти цели ежегодно выделяется 3 миллиарда рублей.

Телеведущий Владимир Познер, ратовавший за создание общественного телевидения в России, когда ОТР только запускался, назвал его мертворожденным ребенком. «Я продолжаю так считать, — говорит Познер в разговоре с «Лентой.ру». — Главной чертой общественного телевидения является то, что оно не зависит от власти или от рекламы. А у нас генеральный директор якобы общественного телевидения назначается президентом. Более того, оно еще и зависит от государства экономически. Какое же это общественное телевидение?»

Доля некоторых поддерживаемых государством каналов сопоставима с их, как считается, менее рейтинговыми соседями — кабельными каналами. К примеру, «Россию К» по среднесуточной доле периодически обгоняет «Дом кино» и Disney. А ОТР, «Муз-ТВ» и «Спас», которые входят в мультиплексы (то есть общедоступны и бесплатны для россиян), не входят и в двадцатку популярных в России телеканалов.

Исследователи сходятся во мнении, что платный контент в России вполне возможен и имеет все шансы на развитие, но коммерческое телевидение, независимое от государственных денег, — нет. «На сегодняшний день мы имеем все те же "накрахмаленные" новости и весомую долю развлекательного контента. Именно его и смотрит молодое поколение, которое, как и в эпоху застоя, давно устало от однотипных новостей в стандартной упаковке. К слову, за развлекательный контент люди готовы платить и платят. Но новости… Если бы люди платили за новости, были бы новости "интереснее"? В этом контексте лучше заменить "интереснее" на "более объективными", но это вопрос, скорее, не к журналистам, а к медиаменеджерам, то есть к власти», — рассуждает Элина Никольская. «Нынешнему государству крайне важно, чтобы телевидение у людей было. И потому государство будет это оплачивать», — соглашается Дмитрий Колесов, призывая не рассчитывать в этом вопросе на поддержку зрителей федеральных каналов.


Фото: Алексей Никольский / РИА Новости | Текст: Софья Кадочникова, lenta.ru




Данный текст запрещен к копированию и публикации на страницах сайта radioportal.ru

#socialize! Читать наши новости в Facebook, RSS, E-Mail, ВКонтакте, Twitter

#219 ONAIR.RU 27.03.2020 CANONICAL TEXT Прислать новость!



Читайте также RSS E-Mail Facebook ВКонтакте Twitter

#ПойДома – хорошее настроение с доставкой на дом от «Авторадио»
Даже находясь дома, соблюдая режим самоизоляции, можно заряжать всех вокруг добротой и искренностью. Только вместе мы сможем пережить это трудное время, вместе мы сильнее

На Радио «Комсомольская правда» стартовал проект «Что? Где? Когда? online. Домашняя игра со знатоками»
Каждый день в эфире радиостанции прославленные теле-знатоки задают слушателям каверзные вопросы. Победителей ждут отличные призы

В эфире «Европы Плюс» проходит акция #СлушайДома
Радиостанциия «Европа Плюс» продолжает бесперебойную доставку лучших хитов и программ
Уютное шоу «Домоседы» на «Радио Дача»
Во время всеобщего карантина радиостанция предлагает слушателям насладиться лучшими выпусками самого Уютного шоу

Люся Чеботина станет первым онлайн-гостем Instagram-проекта Like FM – #ЛучшеДома Live
Сегодня лучше дома – ко всем жителям планеты обращаются и многие знаменитости

Далее новости за этот день


УСПЕШНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ СЛОЖНЫХ СПОРОВ ПО НАЛОГАМ. ГАРАНТИИ. ПОДРОБНОСТИ



OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта