#РАДИОПРОТИВКОРОНАКРИЗИСА


#Hot! Юлия Голубева стала советником гендиректора «Газпром-Медиа»

#Hot! «Серебряный Дождь» отметил юбилей в эфире


Новый владелец «Ведомостей»: «Планирую быть хранителем догмы»


Новый владелец «Ведомостей»: «Планирую быть хранителем догмы» - Новости радио OnAir.ru



Новый владелец «Ведомостей» Иван Еремин в интервью РБК рассказал об отношении к конфликту в редакции, источнике финансирования сделки и госконтрактах СМИ.

«ТРАДИЦИЯ В «ВЕДОМОСТЯХ» — ПЕРЕД ЗНАКОМСТВОМ НЕМНОГО ПОБИТЬ ПАЛКОЙ»

— Редакция «Ведомостей» уже высказала свое мнение о смене собственника в материале «Закрытие на спецобслуживание». С учетом такой реакции вам как кажется — вас редакция готова принять (интервью записывалось в понедельник, 1 июня, за несколько часов до первой встречи Еремина с редакций. — РБК)?

— Я, конечно, был удивлен. Это весьма экстравагантная и своеобразная традиция в «Ведомостях» — перед знакомством немного побить палкой, а потом уже встречаться и выслушивать. Но я это принимаю как элемент корпоративной культуры.

Для меня это удачное приобретение — это бизнес-актив с потенциалом монетизации, который мы сможем развить. Безусловно, для меня это честь — войти в историю и иметь связь с таким авторитетным изданием, как «Ведомости». Я уверен, что со временем команда, которая сейчас очень нервозно и с опаской относится к происходящему, поймет, что мы делаем одно важное дело.

Я думаю, что проблема в реакции как раз в отсутствии информации и понимания — кто я, каким образом мы можем развиваться и двигаться — и, может быть, в некоторых заблуждениях отдельных представителей редакции относительно судьбы и формата издания. Много писали, что у меня есть планы каких-то серьезных реформ редакции. Я не собираюсь вмешиваться в редакционный процесс. Мне нравятся «Ведомости». Я полюбил «Ведомости» еще в те годы, когда догма (внутренний документ, определяющий редакционную политику. — РБК) писалась, и я считаю ее примером профессионально написанного свода правил, я их чту. Более того, я планирую выступать главным хранителем догмы. Я изучил ее внимательно — это отличный документ для деловой авторитетной газеты.

Другое дело, давайте признаемся честно — этот документ писался в те времена, когда «Ведомости» возглавлял Леонид Бершидский, и это была другая газета. Время не оставляет неизменным ничего, и «Ведомости», на мой взгляд, тоже изменились. Нам важно, чтобы та команда, которая сейчас отстаивает догму, трезво взглянула на свою деятельность, политику, подход к читателю.

— Вы так намекаете, что сами «Ведомости» нарушают положения догмы?

— Я не говорю, что кардинально, но сейчас пришло время посмотреть на себя со стороны и сравнить то, что сейчас делает издание, с первоисточником. Догму, еще раз, я полностью поддерживаю — будем ее хранить и лелеять. И я буду со своей стороны в силу своих возможностей, не злоупотребляя своим влиянием и правами, но я бы хотел, чтобы те «Ведомости», которые будут развиваться у меня в руках, — это были те «Ведомости», которые я полюбил. Чтобы это был прикладной инструмент для бизнеса в мире деловой информации, навигатор для бизнеса, и не только крупного, но и среднего, малого.

Я не считаю, что сегодняшняя риторика общения с читателем — а я бы ее назвал риторикой уличного манифеста — это риторика, присущая оригинальным «Ведомостям».

— Под «уличной риторикой» вы понимаете обращения редакции (за последние несколько месяцев, во время переговоров о смене собственника издания и смены главного редактора, редакция несколько раз публиковала редакционные статьи про происходящие события. — РБК)?

— Я абсолютно спокойно отношусь к критике собственника — это является частью культуры догмы, — и я против того, чтобы ко мне индивидуально относились: пожалуйста, хоть каждый день пишите, критикуйте, поправляйте, никак препон ни сейчас, ни потом я чинить не собираюсь. Но давайте помнить: мы пишем не для маленькой редакции, наша задача — давать информацию для аудитории. Так давайте думать об аудитории, поймем, что она не только в пределах Садового кольца и это не только журналисты, политологи, политики, которые с удовольствием вечерами с бокалом вина обсуждают пассажи, написанные на абстрактные темы красивым языком, присущим журналистам «Ведомостей». Безусловно, не все материалы такие. Но когда я вижу, что журналистика «Ведомостей» превращается из «журналистики фактов» в «журналистику эмоций и оценок», то мне становится грустно.

— Это мнение редакции.

— Но это не мнение отдельных авторов, а редакции и воспринимается в любом случае как манифест. Ничего страшного. Мы сегодня будем общаться с редакцией, и я рассчитываю, что встреча избавит их от каких-то страхов. Наша общая задача — не играть в кулуарные игры и реализовывать амбиции отдельных сотрудников издания, а развивать любимый всеми продукт.

«У МЕНЯ ДО СИХ ПОР НЕТ ДАННЫХ ПО ФИНАНСОВЫМ ПОКАЗАТЕЛЯМ ИЗДАНИЯ»

— Когда и от кого вы получили предложение войти в эту сделку?

— Я давно в качестве зрителя смотрел на то, как разворачивается ситуация с подготовкой Константином Зятьковым и Алексеем Голубовичем сделки по покупке «Бизнес ньюс медиа». Когда Алексей решил выйти из сделки, Константин предложил мне подключиться к проекту и обсуждался вариант, что мы будем партнерами. Но мы посовещались и решили, что будет лучше при наличии одного собственника. И, честно говоря, при всем уважении к Константину и другим потенциальным партнерам — я привык работать, когда есть понятная разработанная стратегия, как правило моей командой. И для меня это был наиболее эффективный путь.

— Была версия, что Зятьков был вашим прикрытием.

— А с какой целью? Я думаю, что это все домыслы, которые распространяют заинтересованные общественно-политические деятели или ревностно настроенные журналисты. У Константина была своя стратегия — он ее просчитывал с учетом другой экономической ситуации, с учетом других обязательств и условий со стороны партнера (Алексея Голубовича). Ситуация действительно изменилась.

— За сколько вы купили «Бизнес ньюс медиа»? Предыдущему собственнику — семье Демьяна Кудрявцева — в 2015-м «Ведомости» с учетом других медиаактивов обошлись в €13 млн.

— Не могу раскрывать параметры сделки. Могу только сказать, что пакет был выкуплен за достойную сумму, были выкуплены и реструктурированы частично долги издания.

— Про какой долг идет речь? Про долг от ВБРР, который даже стал поводом для совместного расследования The Bell, «Медузы», Forbes и «Ведомостей»?

— Я не знаю, про какой долг говорите вы. Там было несколько долгов — я с дисконтом их выкупил. Кроме того, я внес определенную сумму денег для погашения текущих операционных долгов издания, чтобы редакция могла в ближайшие несколько месяцев спокойно развиваться.

Сделкой мы обеспечили устойчивую позицию издания и получили время, необходимое нам на изучение в целом финансовых показателей издания. Я вам честно скажу: у меня до сих пор нет данных ни по количеству сотрудников, ни по финансовым показателям издания.

— А как же вы тогда покупали? Просто не глядя платили за бренд?

— У меня была справка, подготовленная моими юристами. Назначенному мною главой управляющей компании Михаилу Нелюбину предстоит принять дела, и мы начнем изучать ситуацию. И уже к совету директоров будем решать дальше — о позиции генерального директора, главного редактора и, возможно, определять базовую схему стратегии развития. Мы сейчас начинаем над ней работать, готовим исследования.

— Для сделки вы использовали собственные или заемные средства?

— Средства были мои собственные. Я в своем бизнесе регулярно привлекаю заемные средства от своих партнеров, банковские кредиты. Но в данном случае на сам проект — покупку «Ведомостей» — я не брал ни кредиты, ни заемные средства каких-либо организаций или банков. У меня есть долговые обязательства перед моими партнерами, но они не имеют никакого отношения к сделке по «Ведомостям».

Я не стал привлекать к покупке издания финансовых партнеров по двум причинам. Во-первых, не хотел бы рисковать их средствами, поскольку еще не до конца знаю ситуацию в издании. Во-вторых, [учитывая] текущий этап, когда издание находится в не самой лучшей экономической форме, мы проходим сложный период пандемии, изменение потребительского спроса и мотивации. Мы сначала поставим издание на уровень лучших изданий страны, в том числе с финансово-экономической точки зрения, а потом уже будем говорить с какими-то партнерами и инвесторами, но уже с другими условиями — на более сильных позициях.

— Вы будете вносить все свои медиаактивы в один холдинг?

— Я не собираюсь объединять свои медиаактивы. Прекрасное издание — «ФедералПресс» — со своей историей, коллективом, у него своя миссия. Оно продолжит развиваться и сохранять свою уникальность. Я горжусь этим изданием, поскольку за много лет, начиная свой трудовой путь с журналиста екатеринбургских изданий, мы сделали федеральный холдинг. Это для меня большая гордость.

Некоторые мои другие региональные ресурсы, например информационное агентство «УралПолит.Ru», сейчас находятся в предпродажном процессе. К слову, в сделке с «Ведомостями» я себя чувствую уверенно, потому что понимаю, какую сумму уже в ближайшее время я получу от продажи этого регионального издания.

— И какую?

— В 2010-м проект Ura.ru был продан за €5 млн. У меня будет поменьше.

«НЕ НУЖНО ЧУРАТЬСЯ ОБЫЧНЫХ КОНТРАКТОВ»

— Вы сказали, что гордитесь и разделяете ценности догмы «Ведомостей». А «ФедералПресс» как редакционный продукт соответствует догме?

— У нас есть свой аналог догмы, его создали в 2003 году. Когда я читал догму «Ведомостей», я был приятно удивлен, что большинство стандартов совпадают. Но еще раз подчеркну — это два разных издания. Я не собираюсь из «Ведомостей» делать «ФедералПресс» и наоборот. Это два разных по формату и истории медиапродукта. У меня нет никакого желания прийти со своим уставом в новый монастырь — «Ведомости» — и что-то там навязывать.

— Может ли в «ФедералПресс» появиться материал коммерческого характера без указания того, что он на правах рекламы?

— Я уже слышал обвинения в том, что «ФедералПресс» работает на государство. Я посмотрел — у «Ведомостей» тоже есть несколько государственных контрактов. В этом никакого криминала нет, но сейчас большое количество желающих дискредитировать — и даже не меня, а издание — всячески пытаются переворачивать эту тему и подавать такие контракты как какой-то большой грех. Я считаю, что не нужно чураться таких обычных контрактов. Почему я должен считать, что я нарушаю какую-то этику и мораль?

Сейчас любимая тема у журналистов — привязывать нас к компании «Роснефть». Почему вы не берете сотни других компаний, с которыми у нас есть контракты?

— Вообразите себе такую ситуацию. Вам звонит заказчик и говорит: «Иван, есть проблема. «Ведомости» пишут заметку, которая нам не нравится. А у «ФедералПресс» с нами контракт. Либо вы снимаете заметку, либо мы отзываем контракт». А его бюджет большой. Каковы ваши действия?

— У меня простой ответ: никаких снятий. Что такое «снимайте материал»? Раньше, когда не было интернета, можно было снять заметку в газете? Вот газета вышла, как можно что-то уже снять?

— А если заметка только готовится к публикации?

— Как можно снять материал, который только готовится?

— Просто не выпускать его.

— Моя позиция очень простая. В «ФедералПресс» любая тема — проблемная она или нет, затрагивает она нашего клиента или нет — должна быть на сайте. Спросите у любого сотрудника, который у меня работает. Это основа редакционной политики в «ФедералПресс».

Безусловно, мы не должны заниматься каким-то маниакальным преследованием компании, которая нам не симпатична. И, наоборот, намеренно продвигать интересы какой-то компании. Наш профессиональный долг — дать возможность высказаться каждой стороне. Это просто профессиональная работа, которая в дальнейшем принесет нам авторитет и любовь аудитории. А это, говорю вам как бизнесмен, всегда монетизируется.

— У вас как у издателя и главного редактора «ФедералПресс» были случаи, когда от вас требовали что-то снять, что-то не выпускать?

— Регулярно. Практически через день. И это зачастую были конфликтные ситуации. Сложнее было, когда мы работали в рамках одного региона. Как только мы стали межрегиональным холдингом, экономическая зависимость от одного-двух контрактов стала меньше. И мы смело отказывали любым компаниям, любым организациям, которые хотели бы на нас надавить.

— «ФедералПресс» — прибыльный проект?

— Медиахолдинг прибылен. Сами издания в какой-то момент могут выходить на высокую точку монетизации либо на среднюю. Но внутри холдинга мы можем содержать несколько изданий за счет разных типов бизнеса — рекламных агентств, исследовательской компании, продакшена, пресс-центров и т.д.

— Что приносит холдингу большую часть выручки?

— На первом месте организация мероприятий, затем деятельность рекламных агентств, соцсети, СМИ.

— Как вы сказали, вы постоянно сталкиваетесь с просьбами что-то не печатать, что-то снять. Как тогда вы оцениваете действия и.о. главного редактора «Ведомостей» Андрея Шмарова и обвинения в его адрес со стороны журналистов редакции?

— Грустная на самом деле эта история — противостояние внутри редакции. Я лично считаю, мало что можно сделать полезного, когда дома неспокойно. Пора уже найти в себе силы думать не только о себе, не только о свои амбициях, но и перспективах своего любимого издания.

Это естественная ситуация для любого СМИ, когда есть устоявшийся коллектив, приходит новый человек и идет процесс притирки, знакомства.

Мы с Андреем Игоревичем познакомились буквально на днях. Поэтому мне сложно его охарактеризовать как человека. Но я думаю, вы согласитесь, что своим опытом и работой в прежних изданиях он доказал, что он высококлассный редактор. У меня сегодня нет оснований в этом сомневаться. Точно так же я не сомневаюсь, что подавляющее число сотрудников «Ведомостей» — это мастера своего дела.

Я не хочу искать виноватых. Надо просто принять тот факт, что первые шаги показали, что есть какие-то шероховатости в отношениях, и просто набраться терпения.

Если вы меня спросите, останется ли Андрей Шмаров, то отвечу, что это будет решать совет директоров.

— Из кого этот совет будет состоять и когда он будет сформирован?

— Есть уже кандидатуры, с ними ведутся переговоры. Наверное, совет сформируется ближе к сентябрю.

«МНЕ НЕ НРАВИТСЯ ТЕМА ПРИЖИМАНИЯ ПРАВ «ВЕДОМОСТЕЙ»

— С Андреем Шмаровым вы не были знакомы. А с продавцами? С Демьяном Кудрявцевым, Владимиром Вороновым?

— Многие слышали про Демьяна. Я лично с ним знаком не был. У нас общение шло дистанционно. В основном все организационные моменты решались через их представителя.

С уважением отношусь к Демьяну и его опыту. Но у меня достаточно своего опыта, чтобы определить, как себя вести. Конечно, я с ним советовался по каким-то вопросам, но это наши внутренние разговоры. Там никаких секретов нет, но пусть это останется между нами.

— До совета директоров и.о. главного редактора остается Андрей Шмаров. Допускаете ли вы, что в этом случае часть журналистов все-таки уйдут? Кем тогда их можно будет заменить?

— Я еще не занимался этим вопросом. Сказать, что мы быстро сможем заменить любого журналиста, — значит продемонстрировать свое неуважение к коллегам. Если кто-то уйдет, это будет, безусловно, очень неприятная ситуация. Но все-таки не трагичная.

Я бы, конечно, хотел, чтобы коллектив остался. Потому что он — одна из граней образа «Ведомостей», и это действительно ценность. Наравне с репутацией.

— Знакомы ли вы с пресс-секретарем «Роснефти» Михаилом Леонтьевым и обсуждали ли вы с ним эту сделку? Вы же наверняка слышали версии о том, что он принимает якобы участие в сделке по «Ведомостям», включая утверждение нового главного редактора.

— Много лет назад мы пересекались, но, конечно, сейчас ничего не обсуждали. Не очень понимаю, какое отношение Леонтьев может иметь к этой сделке.

Да, мы все читали об этом в Telegram. Мне очень не нравится в сегодняшней информационной повестке тема прижимания прав «Ведомостей». Я не успел еще познакомиться с коллективом, но уже стал гонителем свободы слова. Предыдущие претенденты еще не успели начать обсуждать условия сделки, но им уже навесили ярлыки. Мне кажется, это кем-то все искусственно подогревается.

Не мое дело, как будет реагировать «Роснефть» или Зятьков на те обвинения, которые озвучиваются. Но как собственник «Ведомостей» я буду защищать репутацию издания. И юридически, и по-человечески.

На мой взгляд, маниакальное преследование всех, кто так или иначе находится в окружении «Ведомостей», — потенциальных покупателей, прежних собственников — это попытка дискредитировать сам бренд. Не знаю, кому это нужно. Не хочется думать, что есть какая-то стратегия, которая призвана ослабить этот бренд, чтобы потеснить «Ведомости».

— Сделки по покупке СМИ, тем более «Ведомостей», надо согласовывать с администрацией президента?

— Может, по другим СМИ и нужно что-то согласовывать. Но я ни с кем не согласовывал. Не знаю, радоваться мне по этому поводу или грустить, но согласований не было.

— Звонит ли кто-то из администрации президента и.о. главного редактора или собственнику «Ведомостей» с пожеланиями относительно редакционной политики? Вы не спрашивали об этом у предыдущих владельцев?

— Владельцам — нет, я задавал этот вопрос Андрею. Он ответил, что звонков таких не было.

— Надо ли «Ведомостям» публиковать результаты опросов о рейтинге доверия президенту?

— Да обо всем нужно писать. Я против того, чтобы мы убирали какие-то материалы, меняли заголовки.

Другое дело, что если готовится материал некачественный или материал, который подрывает репутацию какой-то компании, ее финансовое благополучие, и изданию грозят юридические риски, то тут не только редактор, но и акционер должен вмешаться. Должно быть грамотное юридическое сопровождение редакционных процессов, которые не позволят выпускать такие тексты.

Владелец не должен вмешиваться в конкретные материалы, владелец должен отстроить работу таким образом, чтобы юридическая служба была ответственна за то, чтобы не появлялись материалы, которые могли бы принести многомиллиардные иски собственнику. Это вопрос не к редакции, а скорее к юридической службе.

— Редакционный директор Юрий Кацман остается в команде и какая у него будет роль? Продолжит ли работать Глеб Прозоров, издатель «Ведомостей»?

— Честно сказать, с Юрием Кацманом я еще не успел познакомиться. С Глебом Борисовичем Прозоровым познакомился Михаил Нелюбин. Они уже приступили к процедуре передачи дел. Зная о нем, имея предварительные данные по цифрам (несмотря на имеющиеся задолженности), могу сказать: отличная работа. Глеб — компетентный специалист, который знает издание от и до.

Нужно для начала спросить самого Глеба Борисовича, хочет ли он работать в новой структуре. И, конечно, мы хотим услышать его концепцию развития издания (хотя у нас есть и своя).

— Вы упоминали уже, что времена сейчас непростые, рекламный рынок падает. Допустимо ли СМИ и «Ведомостям» в частности просить государство о поддержке?

— Сложный вопрос, на который нет однозначного ответа. Леонид Бершидский считает, что любые государственные деньги — это яд. Я, как в душе либерал, могу в чем-то с ним согласиться.

Для «Ведомостей», я считаю, это однозначное правило, которого нужно придерживаться: никаких контрактов с государством заключать не нужно. Уже сложившаяся репутация, уже сложившийся бренд.

Не считаю ничем зазорным участвовать в качестве информационного партнера какой-нибудь детской Олимпиады, каких-нибудь благотворительных мероприятий, которые оплачиваются за счет средств налогоплательщиков. Но для «Ведомостей», наверное, это все-таки не тот путь. Мы не будем заключать контракты. Более того, будем стараться закрывать существующие контракты.

Что касается других СМИ, то повторюсь, ничего зазорного в них я не вижу.

— Что бы вы поменяли в «Ведомостях» как читатель и что — как владелец?

— Я читаю «Ведомости» прежде всего как бизнесмен. И поэтому хотел бы, чтобы издание снова сконцентрировалось на том, чтобы быть проводником интересов бизнеса в целом, таким навигатором в мире бизнеса. Я бы хотел, чтобы мы все-таки ушли от журналистики эмоций в журналистику фактов и аналитики. Чтобы мы подарили себя регионам России, потому что регионы ждут такого формата. Ведь бизнес — это не только компании, которые сидят в пределах Садового кольца. Когда мы сконцентрировали нашу информационную повестку на небольшом круге политизированных экспертов, это сужает поле.

Как собственник я хочу, чтобы «Ведомости» были однозначно с сильной репутацией, которая была у истоков создания газеты. Чтобы это была привлекательная рекламная площадка. И чтобы это была, конечно, сильная сплоченная команда.


фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС | текст: Сергей Соболев, Ирина Парфентьева, rbc.ru




Данный текст запрещен к копированию и публикации на страницах сайта radioportal.ru


#socialize! Читать наши новости в Facebook, RSS, E-Mail, ВКонтакте, Twitter

#302 ONAIR.RU 02.06.2020 CANONICAL TEXT Прислать новость!



Читайте также RSS E-Mail Facebook ВКонтакте Twitter

Суд вынес приговор псковской журналистке Светлане Прокопьевой
Второй западный окружной военный суд признал виновной Прокопьеву в публичном оправдании терроризма
Эннио Морриконе скончался на 92-м году жизни
Смерть наступила из-за осложнений после падения и перелома бедренной кости
Block Party: состоялась первая автовечеринка лета от STUDIO 21
Перед гостями, наблюдавшими шоу из личных машин, выступили актуальные представители хип-хоп культуры
Серебряный Дождь отметил юбилей в эфире
В эфире радиостанции состоялся грандиозный «Марафон благодарности»
Стало известно имя еще одного претендента на автомобиль от Love Radio
В прямом эфире утреннего шоу Love Radio состоялся третий полуфинал акции «Большая Любовь»

Далее новости за этот день



OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта