#ГОЛУНОВ Дело о подброшенных наркотиках. Суд над экс-сотрудниками МВД

#HOT! В «Русской Медиагруппе» произошли кадровые изменения


Журналист Иван Голунов на допросе в Мосгорсуде рассказал подробности своего задержания


Журналист Иван Голунов на допросе в Мосгорсуде рассказал подробности своего задержания - Новости радио OnAir.ru



Во-первых, это если и не уникальный, то уж точно достаточно редкий судебный процесс. Не каждый день на скамье подсудимых сидят полицейские, которых обвиняют именно в том, что они незаконно, с применением силы, задержали человека и нагло сфабриковали уголовное дело. Нет смысла лезть в статистику, чтобы отыскать аналоги. Тем более в стране, где вообще не принято заводить уголовные дела на силовиков.
Во-вторых, процесс этот — в хорошем смысле — показательный: он дает наглядное представление о том, как, собственно, происходят подобные задержания, как людям подбрасывают наркотики и «рисуют» состав преступления.
В-третьих, со всей очевидностью понятно: суда над теми, кто подбросил журналисту Ивану Голунову наркотики, не было, если бы не цеховая, очень категоричная солидарность журналистов.

Утром 18 января журналист «Медузы» Иван Голунов прошел в зал заседаний Мосгорсуда в сопровождении двух охранников — он под госзащитой. Начавшийся в конце декабря процесс, по сути, стартовал лишь сегодня — с допроса потерпевшего.

В «аквариуме» четверо: экс-начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы Игорь Ляховец, его подчиненные — Роман Феофанов, Акбар Сергалиев и Максим Уметбаев. Все они не признают вину. Еще один сотрудник полиции — Денис Коновалов — сидит в зале, он под домашним арестом, вину признал и дал показания на Ляховца как на лицо, непосредственно отдавшее приказ о подбросе наркотиков.

Их статьи: «Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и оружия» (ч. 3 ст. 286 УК), «Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности» (ч. 4 ст. 303 УК) и «Незаконный оборот наркотиков» (ч. 2 ст. 228 УК). Позднее СК ужесточил обвинение, добавив ч. 3 ст. 35 УК («Преступление, совершенное организованной группой»).

«Аквариум» смотрел на Голунова презрительно-высокомерно, особенно подсудимый Ляховец. И это очень сильно считывалось.

Но раньше гражданин был перед ними беззащитен, а теперь они беззащитны перед судом и двумя десятками журналистов, что заполнили зал.
По просьбе прокурора Иван детально описывал события 6 июня 2019 года — день, когда ему подбросили наркотики. Встал, погулял с собакой, поехал на работу, в районе двух часов отправился на встречу с коллегой Ильей Васюниным, но до кафе «Шоколадница», что на Цветном бульваре, дойти так и не успел. По пути, во дворах, его окликнули.

— Я услышал окрик: «Стоять!». Обернулся и увидел, что на меня бегут Феофанов и Коновалов. Феофанов заломил мне руки за спину. Поначалу я подумал, что это ограбление. Спросил, что происходит. Мне ответили: «Ты задержан. Уголовный розыск». Они надели на меня наручники и сообщили, что нужно проехать с ними в отделение для досмотра. Я сказал, что без адвоката никуда не поеду. Но мы уже оказались около машины. Коновалов требовал от меня назвать код блокировки моего телефона. Я отказался, после чего меня запихнули на заднее сидение. Рядом со мной сел Коновалов и стал вести доверительную беседу: спросил, что я делал в Риге и что у нас там «за сходка была» (в Риге находится головная редакция «Медузы» — прим.ред.). Я просил разрешение позвонить родным и адвокату. Коновалов ответил: «Не положено». Когда мы приехали в отделение, в кабинете №125 уже сидели понятой Сергей Кузнецов. Полицейские по-прежнему отказывались сообщить о моем задержании родственникам и адвокату. Я решил повторять свою просьбу о звонке адвокату каждый раз, когда в кабинет заходил кто-то новый. Один из зашедших засмеялся: «О, насмотрелся американских фильмов». А другой неизвестный мне полицейский, войдя в кабинет, неожиданно по-братски поздоровался с понятым: «Серега, привет». Я спросил: «Вы, что знакомы?». «Ой, нет, нет…». Мне все это показалось странным.

По словам Голунова, далее сотрудники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы стали применять к нему физическую силу, оскорблять, требовать «во всем сознаться и не портить себе жизнь». Причем происходило это в ответ на его отказы подписывать протоколы, проходить досмотр, дактилоскопию и медосвидетельствование без адвоката.

— Я сказал, что буду проходить досмотр только в присутствии адвоката. На это сотрудники полиции ответили, что тогда будут проводить его принудительно, — рассказывал в суде Голунов. —

Коновалов стал зажимать меня в угол, стягивать куртку и рюкзак. Но мешали наручники, что были у меня за спиной. Наручники сняли. Рюкзак положили на стул, а меня заставили раздеться и присесть... Когда же Сергалиев стал открывать большое отделение рюкзака, то я увидел, что там лежит пакетик с какими-то большими шариками, желто-зелеными. Я громко (чтобы это осталось на видеозаписи, которую вели полицейские) сказал: «У меня такого не было. Вы мне решили подкинуть что-то?!» Мне сказали: «Сейчас мы пойдем, откатаем пальчики». Я ответил, что без адвоката никуда не пойду, если вам что-то нужно, то будете тащить меня на руках. После чего Уметбаев ударил меня в висок.

По словам Голунова, когда его волокли в лабораторию, он, пытаясь привлечь внимание других сотрудников полиции, кричал, что ему подбросили наркотики и не допускают адвоката. Но в отделении все были словно каменные, и криками никто не заинтересовался. Сотрудница лаборатории, услышав отказ Голунова «откатывать пальчики», удивленно посмотрела на полицейских. Те предложили затянуть Голунову наручники сильнее, надавить на пальцы, и таким образом их «откатать», но эксперт эту манипуляцию отвергла. «Не пойдет. Подушечки пальцев должны быть расслабленными», — пояснила дама, отругала полицейских за то, что «плохо подготовили человека», и посоветовала поторопиться, так как лаборатория через час должна закрыться.

— После этого Лиховец стал спрашивать, почему я отказываюсь. Я требовал адвоката. В ответ на меня обрушились с нецензурной бранью, оскорблениями и обещаниями создать мне неблаговидную репутацию. Затем меня против моей воли повезли на медосвидетельствование. Я снова кричал, пытаясь привлечь внимание других людей… Увидел окно «Дежурная часть», кричал им. Но никто не реагировал. Я хватался за ручки дверей. Феофанов и Сергалиев меня отрывали и тащили к выходу. На улице тоже кричал, выкрикивал телефон мамы в надежде, что кто-то позвонит. Но все смотрели с осторожностью. А меня запихнули в машину.

Также журналист пытался привлечь внимание доктора, который проводил освидетельствование (адвоката не было). Но на просьбу Голунова вызвать полицию, доктор ответил: «Вы и так приехали с полицией».

— Я схватился там, в кабинете, за лавочку, чтобы оказаться напрямую в зоне видимости камер наблюдения. Сергалиев и Феофанов начали тянуть, давили на костяшки пальцев, чтобы я разжал руки. От боли я действительно их разжал, и полицейские потащили меня к выходу, — рассказывал журналист. — Феофанов зажал мне шею рукой. Когда мы приблизились к лестнице, я схватился за ее ограждение. Сергалиев отрывал меня, Феофанов разжимал мне пальцы, в какой-то момент я упал... Сергалиев взял меня за ноги, Феофанов — за плечи, и вместе они потащили меня вниз. Спиной я ударялся о ступеньки, затем ударился о ступеньки головой... Пытался хвататься за перила, меня снова отрывали…

Мне кажется, в какой-то момент я потерял сознание, потому что не помнил, как меня волокли через следующие пролеты. Помню себя уже лежащим на асфальте и Феофанова, который своим коленом, всем весом, давил мне на грудную клетку. Было больно. Руки мои были в наручниках...

…Как ожидается, 20 января свои вопросы Голунову задаст подсудимый Ляховец, заявивший в суде, что намерен вывести спецкора «Медузы» на чистую воду, так как «он не тот, за кого себя выдает».


фото: Максим Стулов / Ведомости | текст: Вера Челищева, novayagazeta.ru



Данный текст запрещен к копированию и публикации на страницах сайта radioportal.ru



#511 ONAIR.RU 19.01.2021 CANONICAL TEXT Прислать новость!



Читайте также RSS E-Mail Facebook ВКонтакте


ФАС завела дело из-за «непристойного» клипа Моргенштерна и Альфа-банка
Ведомство сочло созданный в ролике образ сотрудниц Альфа-банка «вызывающим и непристойным», отметив, что тот «противоречит реальному образу сотрудников»

Шнуров сравнил Соловьева в 2000-х и сейчас
Он сравнил случившееся с Соловьевым с сюжетом произведения японского писателя Абэ Кобо «Чужое лицо»

В Роскачестве перечислили главные угрозы нашумевшей соцсети Clubhouse
Clubhouse — новая социальная сеть, зарегистрироваться в которой можно только при наличии приглашения. Сервис в кратчайшие сроки обрел мировую популярность во многом благодаря вниманию к нему знаменитостей

О результатах февральских конкурсов ФКК
О результатах конкурсов на получение права осуществлять наземное эфирное вещание с использованием конкретных радиочастот от 25 февраля 2021 года

Руководителем Дирекции по концертной деятельности и работе с артистами «Русской Медиагруппы» назначен Михаил Богомолов
Михаил возглавляет русский музыкальный телеканал RU.TV, входящий в состав «Русской Медиагруппы», в должности главного редактора/генерального продюсера. Отныне он будет совмещать две должности
Далее новости за этот день

Выбор редакции


OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта