Cлучайность или последствие попытки «сойти с корабля»?


Текстовая версия


Новые данные о причинах смерти кремлевского медиа-менеджера Михаила Лесина, ушедшего из жизни осенью прошлого года в Вашингтоне при загадочных обстоятельствах, стали одной из главных новостей уходящей недели в США и России. «Тупые травмы головы», объявление о которых медэксперт в Вашингтоне сделал 10 марта, в корне изменили картину, которая была известна до сих пор: родственники Лесина говорили о его длительной болезни и смерти от сердечного приступа.

Полиция федерального округа Колумбия заявила, что расследование продолжается, к нему подключилась ФБР, а Кремль и МИД России требуют от американской стороны поделиться с ними сведениями, полученными в поисках причин этой загадочной смерти.

О последнем дне жизни Михаила Лесина в интервью газете «Коммерсант» рассказал друг покойного, бизнесмен Сергей Васильев. По его словам, бывший министр печати России имел серьезные проблемы с алкоголем, которые дали о себе знать и в начале ноября 2015 года в Вашингтоне: «Он в ночь с понедельника на вторник (со 2 на 3 ноября – Д.Г.) заселился в Dupont, был нетрезв, утром сходил в магазин, вернулся со спиртным. Дальше, нам удалось узнать, произошла очень странная история. Вроде как в среду вечером к нему зашел сотрудник службы безопасности отеля с целью «навестить постояльца, который не выходил из номера». Он обнаружил Михаила на полу, спящего, в нетрезвом состоянии, попытался переложить его на кровать, тот сопротивлялся, и сотрудник безопасности ушел, чтобы «оставить постояльца в покое».

5 ноября в том же номере Михаил Лесин был найден мертвым.

Версии вокруг этой смерти появились самые разные: от варианта с нанесением Михаилом Лесиным тяжелых травм самому себе при падении до предположений, что бывший проводник медиаполитики Кремля жив и находится под защитой спецслужб США. Впрочем, последнюю версию опровергают те, кто знал Лесина лично.

Если смерть бывшего министра была насильственной – как и почему это могло случиться? Был ли переезд создателя пропагандистского телеканала Russia Today в США для кого-то неприемлем? Об этом «Голос Америки» поговорил с известными российскими журналистами, которые знали погибшего лично на протяжении многих лет как чиновника, который преследовал их от имени государства.

Бывший руководитель телекомпании НТВ Евгений Киселев, работающий уже несколько лет на телеканале «Интер» в Украине, вспоминает в интервью «Голосу Америки», что в начале 2000-х Михаила Лесина можно было с гарантией назвать человеком команды Владимира Путина и ключевым действующим лицом в атаке Кремля на независимые медиа: «Именно Лесин вскоре после ареста Гусинского позвонил Игорю Малашенко (в 2000-м году – первому заместителю председателя совета директоров «Медиа-МОСТ» – Д.Г.) и сказал, что дальнейшая судьба Гусинского связана с его согласием вступить в переговоры о продаже НТВ. Именно с Лесиным Малашенко полтора месяца, по несколько раз в день, встречался и вел эти переговоры, и именно он принимал все решения в дальнейшем: непосредственно перед отбором компании, когда уже оставались считанные дни, он со мной встречался дважды, и предлагал мне, что называется, сдаться, уйти по-хорошему, не сопротивляться, а иначе за мое дальнейшее профессиональное благополучие он не готов был поручиться».

Однако позже Михаил Лесин, по словам Евгения Киселева, переживал разные периоды отношений с Кремлем, и в последней стадии этих отношений – став генеральным директором холдинга «Газпром-Медиа» – вел себя несколько странно, особенно после драматического похолодания отношений России и Запада после аннексии Крыма: «Михаил Юрьевич, умудренный опытом царедворец, понимавший, как функционирует эта система, специально стал вести себя на рынке как бегемот в посудной лавке – обострил до предела отношения с другими влиятельными игроками вроде Добродеева, Эрнста и иже с ними, которые, как утверждают, потом составили челобитную и потребовали призвать Лесина к ответу. И он тогда с удовольствием ушел в отставку и уехал».

Экс-руководитель НТВ полагает, что у такого поведения Лесина были определенные причины: «Странное поведение Лесина, предшествовавшее этой отставке, было связано с его желанием в новой изменившейся политической обстановке просто «соскочить с корабля на берег», потому что начались санкции, а Михаилу Юрьевичу явно не хотелось под эти санкции попасть, потому что жизненные интересы его давно уже за границей. Родители у него давным-давно уехали за рубеж, дети у него живут в США, его сын – достаточно известный и успешный продюсер нескольких картин, которые прошли большим экраном в Штатах. У меня нет никаких сомнений, что в ситуации выбора он всегда выберет свой личный интерес и интересы своей семьи, тем более, что у него была новая молодая жена и только что родился ребенок. Я думаю, что в этой ситуации, если, условно говоря, его бы приперли к стенке, он, конечно, согласился бы на сотрудничество».

Эта гипотетическая возможность, говорит Евгений Киселев, могла вызвать у представителей российской власти некоторые опасения: «Путин готов прощать или, во всяком случае, терпеть врагов, но не готов прощать и терпеть предателей. Если действительно предположить, что правы те многочисленные голоса и в российских, и в американских медиа, которые выдвигают гипотезу, что Лесин, защищая свою семью, свою собственность в США, пошел на какое-то сотрудничество с американским правительством, с американскими спецслужбами, и за это был убит, то в принципе можно предположить, что он был заклеймен как предатель».

При этом прошлые заслуги в деле подавления российских медиа, уверен известный российский журналист, не избавили бы Лесина от кремлевского гнева: «На индульгенцию до конца могут претендовать только люди из очень, очень узкого круга друзей и деловых партнеров Путина, так называемый «кооператив «Озеро», условно говоря – Ковальчуки, Ротенберги, Шамаловы, вот они – да. Лесин, мне кажется, к этому кругу своих не принадлежал».

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов уверяет, что у Михаила Лесина не было в распоряжении никаких секретов, которые могли бы понадобиться американским спецслужбам и быть опасными для руководства России: «Он практически не знал Путина во времена путинской петербургской жизни, поэтому мне представляется абсолютно неразумным говорить о том, что он владел какими-то государственными секретами. Он никогда не был членом Совета Безопасности, никогда не входил в петербургское окружение Путина, никогда не входил в силовое окружение Путина, а больше никаких тайн там нигде нет. Я не думаю, что ему было бы о чем разговаривать со спецслужбами США, кроме обвинений в собственной коррупции».

«Во власти Лесин для медиа был опасен, потому что он имел свое видение и ломал людей, ломал структуры, не оборачиваясь, в том числе, своих друзей и партнеров. Но когда он лишился абсолютно (кстати, очень легко) власти, то у него не было того знания, которое было опасно, а его действия тоже не представляли опасность. Потому что он не обладал никаким ресурсом – ни административным, ни силовым», – рассказывает Алексей Венедиктов.

При этом Михаил Лесин, говорит руководитель «Эха», в полном смысле слова освобождался от прежней жизни, и для этого расчищал старые долги: «Он говорил о том, что, наконец, освободился от всех обязательств, кроме личных. Он приезжал урегулировать свои экономические споры со своими бывшими рекламодателями и работодателями. Он их урегулировал, насколько мне известно. Он начал выплачивать то, что ему вменялось как долги со стороны «Национальной медиагруппы».

Алексей Венедиктов уверен, что, даже если Лесину нанесли побои, от которых он и умер, это было случайностью: «Если его смерть – насильственная, то она случайная. Да, это могла быть какая-нибудь вспыльчивая потасовка среди людей, с которыми он встречался, и драка. А поскольку он был после операции, поскольку у него была несколько лет тяжелая операция, организм мог не выдержать. Это, конечно, допущение, но то, что на сегодняшний день его смерть выглядит случайной, с учетом всего того, что я знаю – это факт».

Версия о том, что смерть бывшего министра могла быть организована в столице США кем-то из России, представляется Алексею Венедиктову нелогичной: «Если бы он был опасен для сильных мира сего, легче его было уничтожить в России, чем в Вашингтоне – он часто приезжал в Россию, никаких проблем встретиться тем, кому надо было во всех смыслах этого слова, с Михаилом Лесиным в Москве, не было. Поэтому такое экзотическое убийство –забить в Вашингтоне, в столице США – нет, я так это не вижу».

 

golos-ameriki.ru




10.03.2016 г. - 818 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта