Роман Емельянов: Я не стал бы говорить о переменах ...


Текстовая версия


Около полутора лет назад продюсер группы «Земляне» Владимир Киселев удивил медиарынок идеей выкупить «Русскую медиагруппу» (РМГ) и превратить ее в патриотический медиахолдинг. Вскоре стало понятно, что идея будет воплощена — вопреки протестам сотрудников РМГ. В разгар скандала РМГ покинул программный директор «Русского радио» Роман Емельянов, на протяжении восьми лет формировавший облик одной из самых популярных музыкальных радиостанций страны. Вместе с частью команды «Русского радио» он отправился создавать «Новое радио», а спустя восемь месяцев, оставаясь генпродюсером радиостанции, возглавил «Европейскую медиагруппу». Каково это — всю жизнь заниматься попсой? Может ли музыкальная радиостанция быть свободной от политики? Эти вопросы «Лента.ру» адресовала Емельянову, а он на футбольных примерах объяснил, почему нужно любить и уважать русскую поп-музыку.

Какие перемены ждут холдинг?

Впереди огромная работа! Я не стал бы говорить о переменах, скорее об эволюции. «Европейская медиагруппа» — компания с богатой историей и культурой, профессиональным и талантливым коллективом. Радиостанции холдинга занимают лидирующие позиции в России. Само собой, в наши планы входит не только удержать эти позиции, но и продолжить тенденцию к росту, тем более для этого у нас есть все необходимое. Аудиторные и финансовые показатели, разумеется, стоят в приоритете, ведь мы говорим о бизнесе.

Вы впервые управляете целым музыкальным холдингом. Тяжело?

С одной стороны, для меня это, безусловно, интересный опыт и большой вызов. С другой стороны, «разрыва шаблонов» не случилось. Во-первых, я работаю в радиоиндустрии почти двадцать лет и за это время успел достаточно неплохо «погрузиться в материал». Во-вторых, работа на радио в основе своей — процесс творческий и изначально шаблонов не признает. Напротив, побеждают те, кто умеет их избегать.

В ЕМГ сразу несколько радиостанций, вещающих попсу. У нас в стране попсу ругают, но тем не менее самые популярные станции крутят именно попсу. Как это выходит?

Давайте разберемся с формулировками. Так называемая «попса» — это упрощенное название популярной музыки. Любая радиостанция в мире, которая претендует хоть на сколь-нибудь значимую аудиторию, старается приготовить для нее самый качественный музыкальный коктейль, состоящий из любимых и популярных ингредиентов, разумеется, в рамках выбранного формата. А иначе кто вас будет слушать? И конечно радио — это не только песни, но и много других нюансов, незаметных на первый взгляд «мелочей», которые способны привлечь аудиторию.

Если честно, я не встречал тех, кто ругает попсу. Мне, наоборот, кажется, что нам есть чем гордиться. Российская поп-музыка очень непохожа на клишированную западную популярную культуру, и в этом ее плюс. Она сохраняет самость и лиричность.

В песнях на русском языке всегда важен текст. Не хотелось бы отнимать лавры у Юрия Лозы, но если перевести огромное количество западных хитов, мы увидим, что глубиной смысла они не блещут. В отличие от российских песен, часть которых может похвастаться близостью к поэзии. Человеку, выбирающему русскоязычную музыку, не наплевать на то, о чем поют.

Есть ощущение, что наши песни не слушают на Западе просто потому, что российские поп-исполнители откровенно слабее.

Ну почему же, есть российские композиции, весьма популярные на Западе. Группа «Серебро» добилась успеха в Италии и Японии.

Но новых «Тату» у нас нет.

Слушайте, мне кажется, у нас достаточно большая страна, чтобы не задумываться о том, чтобы кому-то понравиться. Зачем это? Вся фишка в том, чтобы делать что-то свое, уникальное.

Сергей Лазарев никогда не добьется популярности на Западе с той же песней, с которой он популярен в России. Вопрос не в музыкантах, вопрос в аудитории. Квас вкусный напиток или нет? Для нас вкусный, для них — не слишком.

Музыка — это ведь не шенгенская зона. Быть Россией на западном музыкальном рынке — это все равно что сборная Исландии на чемпионате Европы по футболу. Все играют в футбол по правилам, но немножко по-своему, с национальным колоритом. У сборной Франции колорита уже не осталось, а у исландской он есть. И что вам больше нравится? Мне больше по душе Исландия. Вот поэтому я предпочитаю российскую популярную музыку.

Патриоты любят апеллировать к тому, что Россию давят на Западе, в том числе и в музыке, и это еще раз доказала ситуация с Лазаревым на «Евровидении».

Слушайте, Лазарев прекрасно выступил. По итогам зрительского голосования он оказался на первом месте. По правилам нынешнего турнира откатился на третье. То есть, несмотря на все санкции и давление, многие европейцы проголосовали за него. Это огромная победа. То, что Евровидение — конкурс политизированный, знают все, и что подобное в этом духе могло произойти, тоже многие предугадывали.

У нас почему-то год от года одно и то же шоу. Мы занимаем неважно какое место, а потом все дружно обсуждаем, что, мол, все сволочи, а мы все равно победили. Да мы и так победили! Вы заметили, что в этом году не было никаких свистов во время выступления нашего артиста, хотя в прошлые годы, когда ситуация вокруг России начала усугубляться, свистели? Все это говорит о том, что победило творчество. И с точки зрения продвижения бренда России за рубежом это большая победа нашего государства. А вся эта раскрутка негатива после «Евровидения» только принижает это достижение. Мы сами себя лишили победы, устроив плохое пост-промо.

Творчество явно проигрывает, когда речь идет о политике. Достаточно взглянуть на перемены в контенте ресурсов «Русской медиагруппы», где вы раньше работали.

Я бы не хотел давать оценок ни «Русскому радио», ни РМГ в целом. Признаться, я не слежу за тем, что там сейчас происходит. Может ли музыка не пересекаться с политикой? Думаю, может.

С самого возникновения коммерческого радиовещания в России повелась традиция непременно давать в начале часа главные политические новости. Мы в «Новом радио» от этого отказались. На радиорынке и без нас достаточно новостного продукта. Если подумать, человек в любой момент может нажать нужную кнопку и за несколько секунд все узнать. Совсем отказываться от информации, мы, конечно, не стали. Мы ввели легкий формат, такой радио-твиттер, когда в течение минуты подается подборка забавных цепляющих новостей — быстро, с юмором и ненавязчиво.

Когда вы ушли работать над «Новым радио», в одном из интервью сказали, что теперь у вас получается реализовать то, что не удавалось ранее. А что не удавалось на «Русском радио»?

Весь кайф работы над «Новым радио» заключается в том, что в момент, когда, казалось бы, радиоиндустрия абсолютно устоялась — существуют многолетние популярные бренды, рынок поделен, — открылась возможность создать радиостанцию с нуля, не оглядываясь на шаблоны.

Впервые за 20 лет работы на радио я мог сделать так, как надо, с самого начала. Не перекраивать пиджак под себя, а пошить новый. Мы здесь можем воплощать абсолютно все сумасшедшие идеи — как с музыкальной точки зрения, так и в плане построения мультимедийного пространства. Мы в XXI веке, и радиовещание — не единственный инструмент, чтобы донести звук до потребителя. Аудио должно рука об руку идти с видео, нужно активнее использовать оффлайн. Мы думаем о том, как жить, когда FM-вещание, может быть, совсем умрет.

Радиовещанию скоро придет конец?

Когда я 20 лет назад пришел работать на радио, все вокруг говорили, что его дни сочтены. Но оно живет и, конечно же, никогда не перестанет существовать.

Говорили, что умрет театр, говорили, что умрет кинематограф, но они не умерли, а модифицировались. Радио, как любой вид искусства, будет трансформироваться и обрастать новыми гаджетами.

Например?

Для начала взгляните на социальные сети. Пока мы делаем первые шаги, но у нас динамично развивается группа во «ВКонтакте», хотя мы не прилагаем к этому никаких коммерческих усилий. На данный момент это наша основная площадка для видеозарисовок.

Люди хотят лайкать видео.

Да, и мы уже активно экспериментируем с видео. К примеру, в преддверии дня рождения певицы Елки мы записали креативное поздравление с участием знаменитых артистов, которые с ней знакомы. Потом посмотрели на рейтинги в YouTube и Google. Оказалось, что наше поздравление вышло на второе место среди всех историй, связанных с этим событием. Сейчас мы строим новый офис, где предусмотрено много нового для мультимедийных историй. Мы это называем «радио XXII века». Там будет концертная студия с возможностью транслировать аудио- и видеопоток в прямом эфире. Рассказывать раньше времени не хочется — мы надеемся, что это будет ноу-хау.

Для радиостанций концертные студии не редкость. В чем ноу-хау?

Вопрос изобретения велосипеда — это не всегда «что», а часто «как». Вот этим «как» мы и собираемся удивлять аудиторию и конкурентов.

Вы ведь поклонник рок-музыки. Как вы всю жизнь умудряетесь работать с попсой?

Я вырос на роке и люблю рок. Мои музыкальные кумиры — это Dire Straits, Queen, The Rolling Stones. В свободное от работы время я включаю дома проигрыватель и слушаю виниловые пластинки. Это мое хобби: на блошиных рынках в разных странах я всегда ищу хорошую старую пластинку.

Но нет такого, что я слушаю попсу на работе, а потом прихожу — и включаю старое запиленное музло. Я люблю и уважаю современную русскую музыку. Если бы мне не хотелось ею заниматься, я бы не мог уделять этому столько времени. Я переживаю за нее, и мне хочется, чтобы она была качественной и крутой. А она такой может быть.

 

lenta.ru




09.11.2016 г. - 1634 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта