Взгляд на Россию в русскоязычной диаспоре: Каков портрет аудитории «Голоса России»?


Текстовая версия


Армен Оганесян. Председатель радиокомпании “Голос России”Недавно в Москве состоялась международная конференция CIBAR (Conference of International Broadcasters’ Audience Research Services), объединяющая радиокомпании всего мира, которые ведут передачи на зарубежные страны, среди которых «Голос России», Би-би-си, «Голос Америки», «Немецкая волна», Международное французское радио, Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», Радио Швеции, Международное канадское радио, а также крупнейшие социологические институты, изучающие аудитории за рубежом. Ценно то, что это не наши данные, а выводы ежегодной конференции, в которой приняли участие руководители международных радиостанций, исследовательские службы и около 15 социологических институтов. В соответствии с этими данными «Голос России» занимает третье место в рейтинге после ВВС и «Голоса Америки». В дальнем зарубежье его аудитория оценена в 100 миллионов слушателей.
Со своей стороны “Евробарометр” – социологическая служба Европейской комиссии - провел опросы в странах СНГ. Они, во-первых, подтвердили, что мы являемся лидерами среди других «голосов», и наша аудитория оценивается там в 9 миллионов человек. Причем, это не потенциальная аудитория, а аудитория, которая регулярно настраивается на волну “Голоса России”. По этому показателю российское зарубежное радиовещание занимает лидирующую позицию, хотя, конечно, здесь надо еще много работать, и особо почивать на лаврах не приходится.
Интересные данные выявились по Украине. В Украине “Голос России” слушает 77% от числа опрошенных, на втором месте стоит “Немецкая волна” – 23%. Как видите, разрыв большой. Радио “Свобода” и ВВС - 9 %, “Голос Америки” - 7 %, международное Канадское радио – 5%. Наверное, это достаточно для того, чтобы представить портрет компании.
Объем вещания «Голоса России» составляет 87 часов в сутки, поскольку параллельно идет вещание на разных языках, то они не укладываются в 24 часа. Мы вещаем на 33 языках, включая русский.
Теперь к предмету нашей беседы. Мы не всегда четко представляем себе, что вкладываем в понятие “образ России”. Для нашей русскоязычной диаспоры, например, это не однозначное понятие. Каждый ожидает или вкладывает в это понятие разные вещи.
Но сначала о нашем с вами восприятии. “Голос России” делает мониторинг зарубежных СМИ о России для чиновников самого разного уровня. И, начитавшись этих газет, они впадают в состояние транса, потому что вал этих материалов, их количество, едкость, предвзятость, конечно, колоссальны.
Теперь зададим себе вопрос. Если мы в числитель вынесем общественное мнение за рубежом, а в знаменатель зарубежные СМИ, пишущие о России, то что это будет? Равенство? На самом деле, мы с вами не представляем, каков образ России в глазах многих людей за рубежом.
Приведу конкретный пример, который имеет отношение и к нашей аудитории, и вообще к восприятию России. Совсем недавно в 15 странах Евросоюза проводился опрос, и в числе прочих вопросов был вопрос о стране, представляющей наибольшую угрозу миру. Как вы думаете, какое место заняла Россия? Россия заняла всего 13-е место. Заметьте, в Ирландии и Португалии Россию боятся 30-31%. Много, хотя это отдаленные страны. Меньше всего Россию боится Италия – 16%, Германия, Испания и Финляндия - по 19%. Как по-вашему, очень изменилось отношение к России? Конечно, очень, разительно.
Но нам все-таки нужно понять, что образ страны должен изучаться подробно, должна проводится масса исследований, это динамическая составляющая. У нас пока нет даже ресурса, и никто об этом, кстати, особенно не задумывается, как нам исследовать этот вопрос, как его отслеживать, чтобы делать это не только по зарубежным СМИ.
Кстати, интересно возмущение со стороны Израиля, который был назван страной, представляющей угрозу миру. И Европейская Комиссия оправдывалась: “Мы ни в коем случае не следуем в нашей политике итогам опроса”.
Интересно, что на втором месте по степени угрозы оказались США, Северная Корея и Иран. Страна, объявившая изгоями две последние страны, сама оказалась в их компании. Это репрезентативный опрос, который проводил “Гэллап” по заданию Европейской Комиссии. Достаточно скандальные итоги в глазах очень многих.
Для того, чтобы действительно серьезно, системно, комплексно подойти к такому понятию, как образ России, нужны очень длительные усилия. Например, Германия, у которой был отвратительный образ в Европе и которая добилась своей систематичной, практической, конкретной работой, исследовательской в том числе, очень больших результатов. Кто бы мог подумать в 50-60-е годы, что Германия и Франция, например, не только протянут друг другу руки, но и станут локомотивом интеграционных процессов в Европе.
Теперь давайте перейдем к той теме, о которой мы сейчас говорили. Пойдем от ближнего зарубежья, поскольку там ситуация с русскоязычной диаспорой кричащая. С прекращением существования Советского Союза 50 миллионов советских людей оказались вне этнической родины, из них 30 миллионов - русские. Если учесть, что к тому времени 120 миллионов русских проживало на территории России, то Россия стала сразу в одночасье самым крупным разделенным народом в мире. Одна четвертая его часть оказалась за пределами России. Пожалуй, именно эта часть диаспоры в своих отношениях и ожиданиях наиболее однородна.
В дальнем зарубежье существует, как вы знаете, первая иммиграционная волна. Люди, бежавшие от революции. Вторая волна – это те, кто не пожелал возвращаться в СССР после Второй мировой войны. Третья связана с диссидентским движением, так называемые невозвращенцы. И четвертая, последняя волна, которая осуществляет свой личный проект за рубежом: экономический, образование детей, и прочее, и прочее. В дальнем зарубежье русская диаспора действительно различна. Первая волна очень патриотична. Я имею в виду иммиграцию первой волны, их детей, которых они успели так воспитать. Они аполитичны, у них базовые, как правило, христианские ценности и понятия. Вторая волна очень сложная, она сильно политизирована и в этом смыкается с третьей. Только третья гораздо более образованна, гораздо более интеллектуальна. Это волна, связанная с диссидентским движением. Она тоже сильно политизирована, причем в своих представлениях практически осталась на уровне тех лет, когда они вынуждены были уехать или их выслали. И четвертая волна – это люди, уехавшие по экономическим причинам. И как вы понимаете, все они хотят видеть в России разное.
В отличие от диаспоры в дальнем зарубежье, в СНГ диаспора, как правило, однородна в своих ожиданиях. И им, может быть, как никому другому, нужна сильная Россия, отстаивающая их культурную идентификацию. Я здесь беру не только этнически русских, но и всех, кто живет в пространстве русского культурного поля в ближнем зарубежье.
Надо сказать, что отчасти и в дальнем зарубежье хотят видеть Россию сильной, но здесь очень важны и другие аспекты. Например, мы очень часто говорим о демократических, либеральных ценностях. А ожидания аудитории СНГ, судя по письмам, иные. Они больше хотят, чтобы мы защищали их интересы именно в плане культурной идентификации. Они не связывают одно с другим никаким образом. Могу процитировать некоторые письма: «Голос России» может помочь уже тем, что будет готовить передачи о России с доброжелательной интонацией по отношению к российским историческим деятелям. К сожалению, у нас пока на доброжелательность рассчитывать не приходится. Пока мы сами не научимся относиться к себе с уважением, ничего не получится».
«Меня всерьез спрашивает мой немецкий издатель, - пишет писательница Полина Дашкова, - не опасно ли у нас ходить по улицам в центре Москвы? Когда-то в одном интервью меня спросили: «Действительно ли у вас там такой ужас, кошмар, люди голодают, умирают, спиваются, наркотики?» Я им говорю: «Нам 70 лет рассказывали, как вы голодаете, что у вас безработица, инфляция, кризис. Мы так упорно в это не верили. Вам 10 лет рассказывают про нас то же самое, а вы в это верите». На что мне было сказано: «Вы же сами про себя это рассказываете».
Надо сказать, что женщины в переписке с нами гораздо больше рассуждают на такие глобальные темы: «Голос России» нужен мировой аудитории, чтобы Россию знали и знали по-разному, и знали разное». Это очень важная позиция. «Чтобы люди в мире могли ощущать Россию на уровне чувства, на уровне эмоций». Это очень интересное замечание, и его надо учитывать, тем более, как известно, радио – самое эмоциональное средство воздействия. «Когда картинки нет, как в телевидении, начинает работать воображение, - пишет другой слушатель. - Особенно важно вещание на страны СНГ. Сейчас идет активное отторжение этих стран от российской истории. Доходит до смешного: Украине, например, теперь ясно, что и Адам был украинцем. Именно так вчера заявил в институте всеобщей истории директор института истории – господин такой-то. И во Франции Анну, дочь Ярослава Мудрого, уже заменили на Анну Киевскую». Далее следует совет неагрессивно, деликатно найти какие-то способы приблизить сознание слушателей в СНГ к историческим реалиям и не отторгнуть их от российской истории.
Должен сказать, что наиболее благодарный отклик в нашем русскоязычном вещании мы находим тогда, когда даем аргументы для диалога, для общения с теми, кто окружает людей в той или иной стране. Все дело в том, что надо как-то помогать людям преодолевать клаустрофобию, в которой живет очень часто наша диаспора за рубежом. С одной стороны, до них должна доходить информация из России. В перечне мотиваций, почему люди уезжали из стран СНГ и возвращались в Россию, среди первых пяти мотиваций всегда упоминался информационный вакуум. И это одна сторона дела. А другая - мы получаем очень благодарный отклик, когда помогаем людям адаптироваться, помогаем аргументами.
Самодостаточная замкнутость западной цивилизации влияет, конечно, на наших соплеменников за рубежом, в данном случае в дальнем зарубежье. Поскольку русская цивилизация диалогична, общительна, им очень трудно. Западная не столь открыта. Преодолеть этот барьер, дать им аргументацию, подсказать тему для того, чтобы реализовать себя в общении с тем окружением, которое на данный момент в их жизни сформировалось, очень важно.
Приведу пример. Программа «Созвучия». Мы пытались найти те перекрестки культур, которые оставляли очень плодотворный след. Например, мало кому известно, что Чехов «вывез» систему Станиславского в Европу, откуда она попала, как вы знаете, в Голливуд. Программы не были сугубо академичного, культурологического свойства. Нет, это были именно попытки нащупать перекрестки культур - от давних до очень современных.
Например, большой отклик вызвала программа «Образ благородного разбойника: от Карла Мора до Дубровского». Практически каждый европейский народ внес свою лепту в построение этого образа.
Должен сказать, что гораздо меньший интерес у русскоязычной диаспоры вызывают наши программы, по привлечению инвестиций. Это не значит, что на эту тему не надо говорить. Но мы должны понять, что, к сожалению, за исключением Израиля, русскоязычная диаспора ни в странах СНГ, ни в дальнем зарубежье не стала политическим лобби. Она не структурирована в этом отношении. И как бы много ни было сейчас наших соотечественников за рубежом, пока говорить о том, что они могут осуществлять эффективное лоббирование в интересах России, не приходится. Поэтому их интерес к чисто политическим и экономическим реалиям в России есть, но он гораздо ниже всего того, о чем мы сейчас говорили, - проблемы идентификации.
Что объединяет все диаспоры? Это русский язык. Конечно, программы русского языка очень важны. Должен привести такой интересный пример. В Нью-Йорке очень много коммерческих радиостанций. Они дают новости и попсу. Так вот, когда приезжают наши, даже не обязательно питерские или московские театральные коллективы, они собирают большие русскоязычные аудитории, и залы всегда переполнены. Люди истосковались по нормальному русскому языку. Они хотят его слышать, несмотря на обилие местных коммерческих радиостанций. Для «Голоса России» это особая задача. У нас несколько передач, посвященных русскому языку. Но самое главное - нужно еще и говорить в эфире на хорошем русском языке, что остается неизменным требованием.
Важно отметить одну тенденцию. Нас ожидает в будущем увеличение доли этнически русских, эмигрирующих из России. Если раньше, в 90-е годы доминанта была за немцами, евреями, то сейчас доля собственно русских увеличивается. Это говорит о том, что расширение радио и телевещания на русском языке, очевидно, будет находить все большую аудиторию, и надо к этому отнестись с вниманием.

ИА "Новости гуманитарных технологий"




20.12.2003 г. - 9421 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта