Почему Михаилу Сеславинскому не платят зарплату?


Текстовая версия


"Известия", 29.06.2004
Мила Кузина

Михаил Сеславинский, руководитель федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
«Я бодрым и счастливым голосом наконец-то могу сказать, что это уже не мои вопросы»

На прошлой неделе наконец были приняты постановления правительства об утверждении положений о Министерстве культуры и массовых коммуникаций, Федеральном агентстве печати и Федеральной службе по надзору. Ждали этих постановлений более трех месяцев. Работа без этой формальной отмашки успела приостановиться. Чиновники же не теряли времени даром и продолжали вести борьбу за полномочия своих ведомств, лоббировать внесение выгодных им поправок в постановления. О том, что потеряло и приобрело Федеральное агентство, чем грозит Служба по надзору и почему ему не платят зарплату, руководитель Федерального агентства по печати МИХАИЛ СЕСЛАВИНСКИЙ рассказал корреспонденту «Известий» МИЛЕ КУЗИНОЙ.

- По нашим сведениям, из Минэкономразвития первоначальные документы, подготовленные и внесенные министерством, содержали серьезные ограничения в вашей работе, включая то, что практически все крупные подведомственные организации должны были уйти под Министерство культуры?
- Наверное, сейчас уже нет смысла рассказывать обо всех перипетиях подготовки соответствующих правительственных документов. Но действительно, ситуация была непростая, и общеизвестно, что у нас существовали разные подходы и разные точки зрения по многим вопросам. Скажу только, что в итоге постановлением правительства за агентством до окончательного утверждения остаются все находившиеся в ведении упраздненного Министерства печати организации и предприятия. В первую очередь это ВГТРК, весь комплекс издательско-полиграфических комбинатов, который, кстати, в этом году проходит через процедуру акционирования. Федеральное агентство является органом власти, который как раз и занимается управлением государственным имуществом в сфере печати, массовой информации и массовых коммуникаций.

- Что будет с акционированием ВГТРК, более или менее понятно. А во что должно вылиться акционирование полиграфического комплекса?
- Сразу могу сказать: акционирование полиграфической отрасли не означает, что сразу после этого она будет выставляться на торги и непосредственно приватизироваться. Наша цель при акционировании полиграфии в том, чтобы предприятиям стало легче работать на рынке, легче конкурировать. Дело в том, что работа в качестве ФГУПов во многом парализовала их деятельность, потому что любые решения, связанные с утверждением сделок, с предоставлением кредитов, назначением руководителей, — все должно было проходить через федеральные органы власти. Конечно, мы старались максимально быстро принимать такие решения, чтобы не приостанавливать финансовые операции, но это было тяжело, учитывая значительный объем работы. Ответственность должен нести генеральный директор предприятия, который по нормальной рыночной схеме и принимает фактически все решения. Надеюсь, что к 2005 году все полиграфические предприятия смогут войти в это рыночное состояние. Хотя, не скрою, эта работа во многом затормозилась в связи с тем, что вся весна ушла на преобразования в административной сфере.

- Какие функции в итоге потеряло агентство?
- Тут вопрос не в том, что агентство потеряло. Это вновь созданная структура, которая сейчас только наделяется полномочиями. Мы остались в стандартной схеме, которая сохранена по всем другим сферам. Все вопросы, связанные с регистрацией СМИ, лицензированием и контролем за соблюдением законодательства, ушли во вновь образованную Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Конечно же это ключевые полномочия, и служба становится очень серьезным и сильным органом исполнительной власти. Но при этом могу откровенно сказать, что для меня отсутствие надзирающих и карательных функций в агентстве большое облегчение. Трудно себе представить, сколько в течение дня поступало звонков из регионов, от депутатов, которым не понравилась та или иная публикация и они теперь считают, что в работе СМИ есть нарушения, и требуют принятия санкций, причем немедленно, в тот же час. И только последние несколько дней я бодрым и счастливым голосом наконец-то смог ответить на эти звонки и сказать, что это уже не мои вопросы. Наверное, было бы преувеличением сказать, что это самые счастливые минуты в моей жизни, но тем не менее определенное удовлетворение есть.

- Изначально Федеральная служба надзора не была предусмотрена, и ее удалось создать только благодаря активному лоббированию министра культуры Александра Соколова, его встречам с Владимиром Путиным. Как вы считаете, насколько была необходима такая служба и как она может повлиять на работу рынка?
- Сложно ответить на этот вопрос, так как, к счастью, я не знаю всех подробностей создания этой службы и то, каким образом принимались решения. Но в целом ее создание происходило в ключе общей триады существующей системы органов исполнительной власти. Фактически везде структура одинакова: министерство-агентство- служба. И двухуровневое звено в нашей сфере было преобразовано в трехуровневое. Гадать на кофейной гуще сложно и говорить о том, как созданная служба будет играть на медиа-рынке, тяжело. Но я постараюсь приложить все усилия к тому, чтобы передать новому руководителю настрой на то, что имеющиеся у него полномочия надо применять очень осмотрительно и в особых случаях.
На пост руководителя Федеральной службы по контролю и надзору назначен Борис Боярсков, являвшийся до этого вице-президентом «Еврофинанса».

- Банк — серьезный игрок на медийном рынке. Не опасно ли это для индустрии?
- С одной стороны, подобные опасения мне понятны по очевидным причинам, с другой — все-таки существуют механизмы, которые способны нивелировать подобные ситуации. Например, в уже объявленном составе ФКК руководитель службы имеет только один голос и не является человеком, принимающим единственное решение.- А такой вариант вообще мог рассматриваться?
- Думаю, что нет. Все-таки коллегиальный механизм, принятый в подавляющем большинстве развитых стран, наиболее соответствует современному этапу и уровню демократии в нашей стране.

- Общаясь с руководителями крупнейших компаний, работающих на медиа-рынке, как вы оцениваете их реакции на новую кадровую конфигурацию в министерстве?
- Как настороженно-ожидательную…

- Закончился ли в конце концов процесс ликвидации Минпечати и наделения агентства соответствующими полномочиями?
- Сейчас агентство стало полноценным юридическим лицом. Мы начинаем финансировать от своего имени подведомственные организации и выполнять остальные функции.- Кстати, вы сами получили зарплату?
- Пока нет, но очень жду.

- Среди полномочий агентства на одном из первых мест стоят функция по организации проведения измерений аудитории электронных СМИ и анализ тиражей печатных изданий. Только что состоялся конкурс, победителя снова нет. Все эксперты говорят о том, что телевизионный рынок невозможно консолидировать. Как быть в такой ситуации?
- Действительно, окончившийся неудачей прошлый конкурс демонстрирует, что ожидаемой консолидации достичь не удастся. Поэтому все участники медиа-рынка пришли к выводу — голосовать надо большинством голосов. Я на девяносто процентов уверен, что в сентябре мы примем окончательное решение и тогда будут понятны перспективы работы измерителя телевизионной аудитории, который уже получит свой законный статус.




01.07.2004 г. - 4673 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта