А. Оганесян: "Критическая масса изменений требует нового закона"


Текстовая версия


Газета. GZT.ru, 30.07.2004

Армен Оганесян, председатель вещающей на за рубеж станции "Голос России", считает, что новый законопроект о СМИ должен обеспечить теле- и радиовещателям России возможность перехода из разряда государственных в общественные. Он полагает, что подобный тип вещания, характерный для всех демократических государств, неизбежен и в России. О своей позиции по отношению к законопроекту о СМИ Армен Оганесян рассказал обозревателю ГАЗЕТЫ Наталии Ростовой.

"Не набрался смелости платить за вход 15 тысяч долларов"

- Как вы считаете, новый закон о СМИ нужен?
- Думаю, нужен. В области СМИ накопились изменения и в отношениях внутри цеха, и в отношениях с новой, нарождающейся средой в области технологий. Эта критическая масса изменений требует нового законодательства. Я не являюсь членом Индустриального комитета: пока не набрался смелости платить за вход 15 тысяч долларов. Но надо сказать спасибо комитету, который взял на себя очень непростую инициативу. Ведь нынешний закон о СМИ мы часто ставим в пример как либеральный и демократичный, и, как я понимаю, был большой риск вызвать недоумение тех, кому существующий закон нравится.

- Вам не кажется, что закон должен регулировать права и обязанности журналистов?
- Не только журналисты, но и потребители СМИ, их продукта, неизбежно будут вовлечены в процесс дискуссии. СМИ - такая сфера, что они никогда не смогут выработать закон о самих себе, не прислушавшись к мнению потребителей. Надо было психологически готовить себя к тому, что эта тема выйдет из узкого профессионального круга и станет предметом дискуссии. Что сейчас и происходит, в частности, в ГАЗЕТЕ.
Вторая проблема состоит в том, что нужно понять, как другие законы, регулирующие, скажем, деятельность юрлиц, будут накладываться на проект закона о СМИ.

- Вас устраивает новый проект?
- Из положительных моментов я бы выделил новые, более четкие положения по поводу лицензирования, введение нового порядка перерегистрации в случае изменения владельца СМИ. Детально прописана роль суда, и таким образом предотвращаются волюнтаристские решения со стороны власти. Положения об эротических изданиях более разработаны. Увеличение срока действия вещательной лицензии до 10 лет - плюс, но эту норму я бы ввел только для общероссийских, сетевых, или крупных межрегиональных каналов. Для местных городских станций такой срок избыточен. Положительным мне кажется то, что в проекте сохранились важные нормы и гарантии для журналистов - например, право сохранять конфиденциальность источников информации.

"Абсолютной свободы скрытия источников не существует"

- В интервью ГАЗЕТЕ главный редактор "Эха Москвы"Алексей Венедиктов говорил, что видел положение проекта, согласно которому источник информации может быть раскрыт не только по решению, но и по запросу суда.
- Дело в том, что это отражает международные нормы. Абсолютной свободы сокрытия источников в определенных условиях - например, когда произошел теракт - не существует. Весь вопрос состоит в том, кто обязан предоставить эту информацию. Нынешний закон прописывает, что это должна делать редакция, а в отношении журналистов этой нормы нет. Это те тонкости, над которыми мы тоже бились на рабочей группе Совета Европы по законодательству о СМИ.

- Вы подчеркиваете, что ограничения происходят в определенных условиях. Но, по словам Венедиктова, в проекте, который находится в администрации президента, поправки в проект таких условий не предполагают.
- Что могу сказать точно: в официальной версии проекта этого положения я не видел. Международным нормам в принципе отвечает статья о конфиденциальности информации. Более проработано положение о праве на опровержение. Словом, в проекте мне нравятся те положения, которые либо просто упоминались в старом законе и не имели подробного раскрытия, либо вовсе отсутствовали.

"Коммерческое телевидение вовсе не единственный признак демократии"

- То есть вам кажется, что в проекте в целом больше положительных моментов?
- Положительных много, а отрицательные - очень существенные. Негативную оценку у меня вызывают противоречивые положения, которые касаются будущего государственных СМИ. Государство может оказывать поддержку только тем изданиям, которые печатают нормативные акты. А если «Российская газета» будет публиковать еще и разные комментарии и оценки? Думаю, понятие государственных СМИ в проекте представлено очень узко.

- В чем именно?
- Важно, чтобы постепенно осуществился плавный переход от государственных к общественным СМИ. Для этого нужно обрисовать перспективу. Ведущие российские теле- и радиоканалы являются членами Европейского вещательного союза, куда входят все флагманы общественного вещания Европы - английская BBC, немецкие ARD, ZDF, итальянское RAI, французское телевидение и радио. Коммерческое телевидение вовсе не единственный признак демократии. А общественный формат вещания неизбежен и для России.
Первый канал, например, по форме очень напоминает общественное ТВ. Я имею в виду их аналог попечительского совета, в который входят представители разных общественных и государственных структур. А по вещанию на общественный канал больше похожа ВГТРК. Она более «широковещательная» (от англ. broadcasting, т.е. «широкое вещание»), как того и требуют принципы общественного ТВ. Это коммерческое телевидение и радио могут быть рассчитаны на целевую и даже нишевую аудиторию, но на общественных должны быть и спорт, и культура, и политика, и публицистика. Однако одно из последних исследований ВЦИОМ показало, что ожидания аудитории относительно образовательных программ нашими СМИ не удовлетворены - их должно быть втрое больше, передач по культуре и искусства - вдвое.

- А в чем ВГТРК - более общественный канал, чем Первый?
- ВГТРК больше времени уделяет разностильным, разноплановым передачам. Вы можете посмотреть фильм «Идиот», тут же - «Аншлаг» или какое-то серьезное документальное кино. Зато у ВГТРК более жесткая административная вертикаль.

- А если вернуться к законопроекту?
- В нем есть явные противоречия. Одна норма дает максимум прав для владельцев, в другой - права государства как владельца СМИ сужаются. И нет ни одной нормы, касающейся того, что можно выступить совладельцем государственных СМИ. А ведь, судя по мировому опыту, смешанная форма собственности в СМИ очень распространена.

Вводятся новые, шопенгауэровские термины

- У вас есть претензии к проекту помимо этих?
- Есть в проекте и такие слабые места, как введение новых понятий наподобие прямо-таки шопенгауэровского термина «автономия воли» в отношении прав владельцев. Более серьезный - «информационные ресурсы» - никак не расшифровывается. В проекте появляется большая надстройка над журналистом в виде вещателя, издателя, владельца, и журналисты, несомненно, почувствуют это в своей работе. Думаю, права журналистов в отношении этих субъектов должны быть более четко прописаны. Нужно прописать и права редакции - например, в случае, если она захочет выступить совладельцем или владельцем издания.
Но есть одна норма, которой я в мире не встречал: права иностранных журналистов приравниваются к правам отечественных. В международных же нормах все преференции даются «своим». До недавнего времени иностранные журналисты имели большие преференции у наших чиновников. Эта практика изменилась не слишком. Знаю лишь, что департамент информации и печати МИДа принципиально решил, что первичная информация предоставляется российским журналистам.

- В чем могут проявляться ограничения в работе иностранных журналистов?
- В разных странах это обставлено по-разному: в вопросах доступа к информации, в преференциях власти или даже в перемещении по территории страны пребывания и за ее пределы. Иностранные журналисты не могут быть равными местным хотя бы потому, что не являются гражданами России.

"Попробуйте купить CNN"

- Проект очень серьезно ограничивает иностранный капитал в области участия в СМИ. Вы считаете это нормальным в XXI веке?
- Иностранный капитал ограничивают всюду. Попробуйте купить CNN, и у вас ничего не получится. Нормы, запрещающие участие иностранцев в вещательных СМИ в США, - самые жесткие. Вам просто не дадут частоту - эта норма официально регулирует работу FCC - лицензионного органа. Но забудем про политику. Если исходить из рыночной позиции, то можно представить, как российский капитал вступит в неравные условия борьбы с иностранным. Да, американские медиамагнаты Тэд Тернер и Руперт Мэрдок вели здесь переговоры о возможности покупки СМИ в России. Однако общественные ожидания не соответствуют тому, чтобы ведущий национальный канал, например, принадлежал иностранцу.

- Какая разница зрителю - иностранный у канала владелец или российский?
- Никакой. Но, если об этом он узнает из прессы, то реакция зрителя будет такой: а почему не наши?

- То есть эту норму в отношении телевидения, которая появилась во время борьбы с Гусинским, нужно мало того что оставить, так еще и ограничить иностранцев во владении радиостанциями?
- Такие ограничения есть во всем мире. Если это только не Euronews, который вообще не находится под национальным флагом какой-либо страны, а управляется международным консорциумом. Но если даже ограничения для иностранных граждан и организаций на владение не прописаны в законах разных стран, то неформальный протекционизм действует неумолимо, и гораздо жестче, чем на российском рынке СМИ. Здесь очень много интересов - и политических, и экономических, и в части рекламного бизнеса. Возникают закономерные вопросы и об обеспечении информационной безопасности, которые сегодня беспокоят все ведущие страны. 


8407 ONAIR.RU 02.08.2004 TEXT Прислать свою новость!






ГРАМОТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ДТП ЛЮБОЙ СЛОЖНОСТИ. ПОДРОБНОСТИ



OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта