"CANNES-NAHABINO TRANSIT": С помпой о понте


Текстовая версия


Из пресс-релиза "Серебряного Дождя": 5 августа центром притяжения московской публики стал Le Meridian Moscow Country Club, где по случаю празднования 9-летия радиостанции "Серебряный Дождь" бельгийская группа Vaya con Dios дала единственный в Москве концерт. Весь московский бомонд в вечерних нарядах приехал в Le Meridian Moscow Country Club поздравить радиостанцию с 9-летием. Оставшиеся 100 метров до входа в отель именитых людей столицы подвозили на автомобилях MINI. У входа «строгие» секьюрити подвергали гостей жесткому дресс-контролю и тех, на ком не было смокинга, направляли к своеобразному бутику "Серебряного Дождя", дабы они могли принять соответствующий вечеринке вид. Около подиума  программы о моде Point of Style их встречали девушки-ведущие. Они одевали бабочки и смокинги на господ и драгоценности на дам, чтобы те могли достойно, в соответствии с духом Каннского фестиваля, присутствовать на открытии вечеринки. Сразу после того, как на лестнице, покрытой красной ковровой дорожкой, гостей ослепляли вспышки камер папарацци, их поджидали Лицедеи, которые тут же невозмутимо снимали с гостей атрибуты гламурности, и возвращали их ведущим Point of Style. Одним словом, вечеринка началась с легкой пародии на европейских традиции и одновременно, следуя им. Как и следовало ожидать, на светском рауте подобного уровня были замечены звезды отечественной эстрады, знаменитые телеведущие и известные бизнесмены. В этот день в Le Meridian Moscow Country Club провести светский вечер и получить удовольствие от эксклюзивного концерта приехали Арина Шарапова, Андрей Макаревич, Гарик Сукачев, Андрей Житинкин, Александр Мамут, Иван Дыховичный, Татьяна Лазарева, Михаил Шац, Алена Свиридова, Владимир Турчинский и многие другие знаменитости. 

 А наблюдала за всем происходящим корреспондент OnAir.ru Анна Грудцова.           

Грустный праздник День рождения радио «Серебряный Дождь» постаралось сделать максимально веселым. Еще бы. Девять лет – это же репетиция перед юбилеем как никак. И, если уж на то пошло, трудно быть Богом, а надо…
Получив приглашение в офисе «Дождя», я, как та ворона из басни, призадумалась. «Дождевики» обещали устроить в местечке Нахабино, которое даже не на всякой карте указано, не что-нибудь, а… Каннский фестиваль. Точнее, изысканный стеб над Каннским фестивалем и подобными ему пафосными мероприятиями, которые всегда проходят с помпой. Подтрунивать намеривались над обязательными атрибутами: бриллиантами, фраками, красной ковровой дорожкой, приветствием от Квентина Тарантино, вручением премии Серебряной Ветви, а также над киноманами. Ведь, по словам организаторов, Серебряную Ветвь получат люди, далекие от кино. Праздник должен был закончиться выступлением бельгийской группы «Vaya сon Dios», после которого все дойдут до такой кондиции, что о таких мелочах, как песни Гордона и Соловьева в Зимнем саду и шашлык на свежем воздухе, даже и не вспомнят.
В Нахабине я оказалась в районе пяти вечера. Солнце начинало потихоньку садиться за аккуратные черепичные крыши коттеджей. Идеально постриженные газоны ожидали, пока на них наконец-то ступит нога человека. Немногочисленные сосны теснились неровной кучей. Их количество четко соответствовало числу охранников. А на каждого из последних приходилось в среднем около двух с половиной урн. Повсеместно радовали глаз тумбы, на которых вместо афиш была наклеена реклама спонсоров. Мне запомнилась относительно короткая фраза, в которой одно слово повторялось трижды: «Город яхт. Жители города яхт и их яхты в ролях. Номинанты на премию киноакадемии и лидер проката 2004 года. Мировая премьера». Это в очередной раз подтверждало, насколько красив язык мой русский, да вот только не все пользуются им по назначению.
У входа в Le Meridian Moscow Country Club висела бордовая вывеска с надписью «CANNES-NAHABINO TRANSIT», возле нее толпились музыканты из оркестра и девочки-черлидеры, намазанные автозагаром так густо, что походили на мартышек. Девчонки отрепетировали танец, покурили, попрыгали по красной дорожке, накрытой целлофаном, и исчезли. Мне стало скучно и я подошла к стендам программы «Point of Style», а, проще говоря, к столикам, на которых лежали галстуки-бабочки и бижутерия на красных подушечках. На вешалке висело несколько помятых фраков. Вид они имели слегка нетоварный, впрочем, никто, наверное, не обратил на это внимание. Все эти элементы стиля предполагалось надевать на гостей, чтобы они прошли по красной дорожке во всеоружии. Забегая вперед, скажу, что фраки и «бриллианты» передавались друг другу как эстафетная палочка, отчего возникла путаница и столпотворение.
Девушки модельного вида с желтыми пакетиками в руках нецензурно ругались.  Отойдя от них на почтительное расстояние, я чуть не врезалась в красную машинку «мини-вэн» с надписью «Летайте самолетами Автодома». Рядом с ней стояли две машинки «mini coopers». Мужская версия – с нарисованными фраком и бабочкой, женская – с длинными ресницами и яркими губами. На их фоне фотографировались папа с маленькой дочкой. Дочка изо всех сил тащила папу на пляж. Папа объяснял ребенку, что пляж еще закрыт, да и вообще купаться холодно. Ребенок не смог смириться с жестокостью судьбы и пнул ножкой в изящной туфельке колесо ни в чем не повинного «мини-вэна», изображавшего даму. «Дама» подмигнула левым глазом–фарой, из нее выглянул побитый жизнью и молью заспанный хмурый дядька и… улыбнулся. Покрасневший папа увел дитя от греха подальше.
Появилась пресс-атташе Инга Сихарулидзе и объявила, что пресс-конференция с «Vaya сon Dios» отложится на час. В зале первого этажа было душно. Персонал в белых рубашках, высокие потолки, массивные хрустальные люстры, белый диван каплеобразной формы (больше напоминающий ванну, нежели диван), табурет, составленный из трех кубиков, камин с греческим узором и запредельные цены на сигареты плохого качества и на заурядные продукты. Поражало то, что лишь я облачилась в вечернее платье, а остальные журналисты вырядились во что бог послал. И еще я задумалась, почему «Дождь», собираясь посмеяться над пафосом, выбрал для этого… столь пафосное место. Ведь все эти люстры и диваны – это уже не являлось элементом шутки.
Пресс-конференция должна была проходить в Лесном зале – комнатке, где никак не могли развернуться три репортера с двумя телекамерами. На стульях лежали бумажные пакеты с символикой «Серебряного Дождя», в них находились пресс-релизы, блокноты, ручки и безразмерные футболки. Но народ не налетал и не торопился хватать презенты. В зал вошла Инга и сказала, что «Vaya сon Dios» будет через полчаса. Еще через час Инга клялась, что группа будет минуты через две.
Вожделенный красный лимузин с белыми дверьми появился спустя ровно пятнадцать минут. Черлидерши от волнения сбились с ритма, и танец пошел прахом, но всем это было глубоко параллельно - мы смотрели на солистку «Vaya сon Dios» Dani Klein. Она оказалась невысокой полноватой дамой с вышедшим из моды мелированием. Не извиняясь за опоздание, Dani устало и равнодушно косилась на скачущих по жаре русских папарацци с фотоаппаратами. Когда Лесной зал заполнился до отказа, все они принялись задавать набившие оскомину вопросы про впечатления от Москвы, про «когда выйдет новый альбом» и «почему земля круглая, а вы у нас лишь в первый раз». Dani была немногословна, но по сравнению с переводчиком явилась просто кладезем информации.
После пресс-конференции все спустились вниз. До выступления «Vaya сon Dios» на пляже, кокетливо названном «Набережной Круазет», оставалось около часа с лишним. В Зимнем саду, находящимся в некотором отдалении от зала, где проходил фуршет, устроили развлечение для всех: и для гостей, и для журналистов, чтобы никто не уснул вечным сном в ожидании главного шоу. В белой матерчатой беседке посреди сада Александр Гордон, Владимир Соловьев, Алика Смехова и Алена Свиридова распевали песни времен молодости моей мамы и даже бабушки, такие как «Помоги мне» и «В лунном сиянье». Леонид Володарский был, как сказал Гордон, «на подпевке, на подкурке». На самом Гордоне красовался строгий пиджак, галстук, джинсовые шорты, кепка козырьком назад и очки а ля Кот Базилио в лучшие годы. Алика Смехова кричала: «Не кидайте в меня помидоры!», а кто-то из зрителей орал в ответ: «Не бойтесь, у нас только огурцы, да и те маринованные!»
Гостям раздали листочки с названиями песен, но лучше было бы раздать сами тексты, потому что гости, особенно молодежь, их не знали. Гордон и Соловьев выбирали из списка песню и пели ее. В это время на экране ни к селу, ни к городу транслировали виды Иерусалима. За лучшее исполнение песен полагался приз – беседка. Никто не выказал особого энтузиазма, и она досталась Гордону. Сидящий за столиком Андрей Макаревич одобрил справедливое решение.
В девять часов пение закончилось, и народ ломанулся на пляж, где угощали фруктами, дорогими напитками, шашлыком и мясом-гриль абсолютно бесплатно. Удовлетворенный, народ расселся по красным пластмассовым креслам. Сначала нас развлекали танцоры – две девушки и молодой человек, африканец по происхождению. Они прыгали так высоко, что псевдохрустальная люстра предательски дрожала. В качестве музыки для танцев звучали сеты специально приглашенного ди-джея Яны. Многих, в том числе и меня, они не впечатлили. К тому же становилось холодно. Я надела две подарочные майки, но теплее не стало.
Примерно через полчаса после зубодробительных танцев началась торжественная церемония вручения Серебряной Ветви. Естественно, она досталась радиостанции «Серебряный Дождь». Естественно, это был главный элемент стеба над Каннским Фестивалем. Леонид Володарский спрятался за картонную фигурку Квентина Тарантино и суфлировал. Гордон как всегда хохмил. Как всегда «хохмово». Хором спели песню про День рождения «Дождя», про то, сколько всего сделала радиостанция «за столько лет, за столько лет». Ведущие программы «Лежебоки» разыграли пародию на пресс-конференцию с шутливыми вопросами. Фейерверк в виде серебряных нитей засыпал толпу.
Под конец выступили «Vaya сon Dios». Пели, на мой вкус, настолько заунывно, что Гордон и компания со шлягерами на их фоне выглядели в Зимнем саду гениями от музыки, без шуток. Слов опять никто не знал, танцевать никто не желал. Пресыщенная хлебом и зрелищами толпа дремала в креслах.
На прощание журналистам подарили видеокассеты с записью премии «Серебряная Калоша», диски с дико тоскливыми, на мой взгляд, песнями, и тарелочки фризби (для тех, кто не в курсе: игра, в которой бросают в воздух пластмассовую тарелку) с надписью «Улетный Презент от Серебряного Дождя!». Свою тарелку я торжественно передарила маминому коту, позиционируя данный «шедевр» как миску.
Итак, организация была продуманная и щедро сдобренная креативом. Но стеб над пафосом не удался. Во-первых, потому что была выбрана несоответствующая обстановка: как можно в закрытом клубе для избранных подшучивать над церемонией, которая тоже сделана практически для тех же избранных? Во-вторых, «Серебряный Дождь» - действительно радио для не таких, как все. Народ оказался недемократичным. Многие восприняли весь пафос всерьез и не поняли юмора. И вообще… пока западные «звезды» не перестанут опаздывать, а народ не станет ближе к самому себе (к народу то есть, простите за тавтологию), «Серебряный Дождь» не приобретет той самой чудодейственной очистительной силы. А так хотелось бы… Это моя точка зрения. А вообще мечтать не вредно. Вредно не мечтать. 

12 августа 2004 г.




12.08.2004 г. - 5149 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта

Все о Болгарии. Отдых туры в Болгарию. Туры в Болгарию 2015-2016.