Владимир Соловьев: "Мне не интересно работать президентом"


Текстовая версия


Newsinfo.ru, 30.09.04
Ирина Виноградова

Владимир Соловьев – один из самых популярных ведущих на российском ТВ. Кроме того, он отец 5-х детей и в третий раз счастливо женат. По его словам, он всегда привлекал девушек «умом и сообразительностью», а также искренней заинтересованностью и щедростью. А зрителей и радиослушателей он привлекает своим обаянием…

- Как ваше здоровье?
- Мое здоровье замечательно. Это категория профессиональная, поэтому им я занимаюсь профессионально, иначе невозможно работать. В моей жизни очень много спорта. Надо внимательно смотреть за тем, что ешь, внимательно относиться ко сну, как бы мало его не было, уважительно относиться к своему телу, и тогда тело с уважение отнесется к тебе.

- Ваш распорядок дня?
- Каждый мой день не похож на другой. Утренние эфиры начинаются в 7 утра, поэтому я встаю в 6:00. Несколько раз в неделю вечерние передачи, поэтому раньше чем в 1:00, в начале второго я спать не ложусь. В субботу с утра я играю в футбол, после каждого радиоэфира я качаюсь в спортзале. Очень много спорта, работы, общения с людьми – все это мне очень нравится.

- А люди не надоедают?
- Нет, если б они надоедали, я бы моментально перестал заниматься тем, чем занимаюсь.

- А чем бы вы тогда могли еще заняться?
- Ну, господь не без милости, он бы что-нибудь указал… То, чем я занимаюсь, имеет разные внешние проявления, но всегда - одну и ту же внутреннюю сущность. Я ищу, если угодно, свое предназначение, зачем я живу. Поэтому когда-то я занимался наукой, занимался бизнесом, занимался радио, сейчас – и радио, и телевидением. Но если исчезнет ТВ, появится что-то еще, это не имеет какого-то отношения к постоянному диалогу между мной и богом во мне.

- А вы почувствовали сильный контраст, когда перешли из науки в СМИ?
- Нет, и там и здесь одни и те же люди, всех обуревают похожие страсти.

- Сами вы часто обижаете других людей?
- Да, конечно, я постоянно кого-то обижаю, к сожалению. При этом я не стараюсь обидеть человека, я лишь высказываю недовольство каким-то его проявлением. Но иногда я обижаю людей, это трагедия любой публичности: если ты высказываешь мнение, ты невольно обижаешь, во-первых, тех, кто с ним не согласен, и, во-вторых, конкретных адресатов твоей критики.

- Вы способны предать?
- Я вообще никогда не предаю, для меня предательство – категория неприемлемая. То есть в моем личном кодексе чести такого понятия нет.

- Значит, если не вы, то вас?
- А что я родина-мать, чтобы меня предавать?

- А ваше плохое настроением может создать неудобства окружающим?
- Я достаточно трезво мыслящий человек, чтобы впадать в жесткий пессимизм и всех им отравлять.

- Вы религиозный человек?
- Я верю в бога, но я небольшой поклонник разнообразных церковных учреждений, отношусь к ним более чем скептически.

- К чему вы со временем стали менее чувствительны?
- К обидам, к мнению окружающих – к профессиональному мнению окружающих. Мне глубоко безразлично мнение очень многих людей, критиков и коллег. Очень мало тех, чье мнение мне важно.

- Это, наверняка, родственники.
- Из родственников мне чрезвычайно важно мнение моей мамы. Из профессионалов – мнение Саши Левина, продюсера. Я естественно уважаю мнение своего начальства и моих близких друзей, которые занимаются бизнесом, но которые имеют правильный взгляд на многие вещи. И есть ряд моих друзей в параллельном бизнесе, скажем так, - Андрей Макаревич, Леонид Ярмольник, Оксана Ярмольник, к их мнению я тоже всегда прислушиваюсь.

- А с Макаревичем вы давно дружите?
- Мы познакомились в очень зрелом возрасте. Андрей слушал меня по радио, и ему понравилось, что я говорю. И он подошел ко мне на празднике «Серебряного дождя», мы с ним разговорились и стали очень много времени проводить вместе. Хорошо, что мы друг от друга не зависим - мне ничего не надо от Андрея, Андрею ничего не надо от меня.

- Кстати, вы не прислушиваетесь к мнению жены?
- Гораздо меньше. Это не значит, что я к ней плохо отношусь или не люблю, нет. Просто я хорошо понимаю, что она все видит по-другому.

- А где вы познакомились?
- На съемках клипа моего друга Армена Григоряна. Она модель и недавно закончила факультет психологии МГУ. Так что она к тому же еще очень умная.

- Тогда почему вам не так важно ее мнение?
- Я уважаю наличие у нее собственного мнения, но это не значит, что я должен прислушиваться к нему. Если она скажет: «Мне это не понравилось» - я не подумаю: «Да, она права». К маме я прислушиваюсь не потому, что она моя мама. Просто я имел возможность на протяжении длительного периода времени убедиться в аргументированности и справедливости ее доводов.

- Вы часто смотрите на себя со стороны, и как сами себя оцениваете?
- Вообще я отношусь к себе жестко и гораздо критичнее многих. Многим то, что я говорю, представляется как безапелляционная точка зрения. Но я просто не объясняю, как я прихожу к тем или иным выводам. Это особенность мышления: я очень быстро думаю и быстро читаю. Когда я в школе работал преподавателем – алгебры, геометрии, физики, астрономии, - там был свой закон: ты должен решить задачу в несколько раз быстрее, чем твои ученики. Этот же закон работает в эфире: он очень сжат, поэтому я выдаю не весь алфавит, а говорю только «А» и «Я». Кто успевает, тот понимает.

- Что-то вам в себе не нравится, ваши недостатки?
- Их много, и я нахожусь в постоянной борьбе с ними. Начиная с внешних проявлений (в частности мой вес, его удалось сейчас более или менее нормализовать) и заканчивая какими-то поступками. Я пытаюсь все-таки относиться смиренно к людским порокам. Иногда очень хочется неистово бичевать порок, который жаль, что люди не видят.

- То есть вы стремитесь в себе, что ли, искоренять пороки? Вы с ними до сих пор не смирились?
- Не в себе, а в окружающих. Я в себе абсолютно не смирился с пороком: глупый человек, который в себе начинает обожать свои пороки. Он изначально не слышит божественной сущности. Самолюбование пороком – это как раз путь к гибели человека. Меня начинает раздражать, когда в оправдание говорят: «Ну, значит, это бог меня таким создал!» Это полная чушь: бог создал Адама и Еву, все остальные – плоды греха. Бог в нашем лично создании участия не принимал! Поэтому надо отвечать за себя самому. Любование своими пороками – начиная с сексуальных и кончая любыми другими – мне кажется омерзительным. - Я никому не навязываю свою точку зрения.

- Самое яркое проявление человеческой глупости, по-вашему, в чем состоит?
- В том, что люди много говорят. Если б они не говорили, глупость была бы не столь заметна. Вот когда человек спит, в нем сложно увидеть глупца. Как только он начинает бормотать и шевелиться, он гораздо глупее становится.

- А вам часто приходилось врать в жизни?
- Я никогда не вру. Это принципиальный для меня момент. Я очень уважаю свою профессию и себя в ней. Я поэтому не позволяю каких-то сказок про продажность. Я очень высокооплачиваемый журналист, а не продажный. Ко мне сегодня подошли с предложением: «Слушай, а можно попасть к тебе на эфир, люди очень хотят, денег готовы дать». А если это интересно – денег не надо, за деньги я не буду, потому что, если я взял деньги, я что теперь должен его расцеловывать, даже если он конченный негодяй?

- Неужели вы никогда не берете интервью у тех, кто вам не нравится?
- Беру, но тогда я проявляю свою позицию. А денег с подонков мне не надо, я занимаюсь журналистикой, а не деньгами. И я вообще в денежном отношении достаточно удачный человек. Я когда занимаюсь бизнесом, очень хорошо зарабатываю. У меня был завод по производству дискотечного оборудования, я вообще много чем занимался: и консультировал, и…

- Да вы Остап Бендер!
- Нет, я не Бендер, я другой. Я занимался честным делом, а не вымогательством, и он знал много относительно честных способов зарабатывания денег…

- А вы всегда поступали честно?
- В России нельзя поступать честно и заниматься бизнесом. Я считаю, что власть бесчестна, поэтому придумывает бесчестные законы. Все другие законы я никогда не нарушал. Но здесь речь о другом: я просто всегда занимался тем, что что-то создавал. Понимаете, мужик должен создавать.

- Вы не хотели бы стать политиком?
- У меня нет никакой проблемы - если бы я хотел, я бы мог попытаться. Принять участие в выборах в Гос. Думу или пойти работать в администрацию президента.

- А президентом стать не хотите?
- Нет, не хочу.

- Почему?
- Мне не интересно работать президентом. Я не думаю, что я для этого создан. Я социальный воин, у меня другое предназначение.

- Какое?
- «Глаголом жечь сердца людей».

- А что бы вы хотели иметь из материального, но пока не имеете?
- Все, что я хотел иметь, я имею. Когда мне что-то нравится, у меня оно появляется. Только квартиры у меня нет московской – ну, значит, не судьба, может, когда-то появится. Живу за городом. Это ж пустяки! Надо – придет.




14.10.2004 г. - 5964 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта