Сергей Корзун - шеф-корреспондент московского бюро радио "Свобода"


Текстовая версия


"Эхо Москвы", 09.10.2004,
В гостях: Сергей Корзун
Ведущие: Андрей Черкизов

А. ЧЕРКИЗОВ - Добрый вечер. Вы слушаете "Эхо Москвы", у микрофона Андрей Черкизов. В студии... как сказать...

С. КОРЗУН - Забыл.

А. ЧЕРКИЗОВ - Нет, я ищу формулу. Первый главный редактор радиостанции "Эхо Москвы", шеф-корреспондент московского бюро радио "Свободная Европа" (радио "Свобода") Сергей Корзун. Здравствуй.

С. КОРЗУН - Добрый вечер. Привет.

А. ЧЕРКИЗОВ - Вот это состоявшееся всего неделю назад назначение и послужило поводом для нашей сегодняшней встречи. Тема нашего разговора - реформа политической системы в России и СМИ. Но это не более чем тема, говорить будем об очень многом. Наш пейджер 974-22-22, 755-87-05, для абонента "Эхо Москвы". Будет сегодня телефон, обещаю, 203-19-22, но, видимо, после половины. Во-первых, Сережа, прими поздравления.

С. КОРЗУН - Спасибо.

А. ЧЕРКИЗОВ - Я знаю, что тебя почти год так или иначе мурыжила Прага.

С. КОРЗУН - Вообще история началась 3 года назад, когда Марио Корти, в то время директор русской службы, предложил мне подумать об этом. Честно говоря, идея мне показалась дикой. Когда такие возможности открываются на внутреннем радиовещании, когда в голове есть новая концепция, которую можно реализовать просто здесь, на этой земле, не прибегая ни к каким устоявшимся организациям, эта мысль показалась дикой. Я с Марио тогда поговорил, но в голове была идея глобального русского звука, которую я потом позже и реализовывал некоторое время на радио "Новости он-лайн". Когда же к разговору со мной вернулись, это примерно полтора года назад было, то здесь уже так просто эту идею отбросить было нельзя. Это, возможно, как раз к теме сегодняшнего разговора напрямую. Потому что сужение рынка радиоинформационного происходит стремительнейшим образом в последние годы. Так что практически уверен, никогда не загадываю, но практически уверен, что ни одного нормального стоящего информационного радиопроекта в ближайшие 3-5, а может быть, и 10 лет не появится. Так что радио "Свобода" вместе с "Эхо Москвы", которое мой первый ребенок, остаются, похоже, единственными серьезными игроками на этом информационном рынке.

А. ЧЕРКИЗОВ - Мне очень важно обратить внимание, что практически единственные, потому что все остальные радиостанции занимаются музыкой, развлекалочками, но информационного радио, открытого, интерактивного, как теперь модно говорить, радио теперь практически нет. Ну давай начнем с вопросов, которые пришли по Интернету. Александр Иванов из Москвы: "Всем известно, что ваше радио, радио "Свобода", получает деньги из фондов конгресса США. Вы работаете на Америку, выполняя политические заказы Госдепа и ЦРУ, и у вас собралась свора отщепенцев и предателей, которым очень хорошо, когда России плохо. Как вам быть предателем?"

С. КОРЗУН - Сергей, вспоминаю, когда я сидел на твоем месте ровно здесь, в качестве ведущего "Эхо Москвы", а в гостях были очень достойный журналисты с радио "Свобода", были те же самые вопросы. Похоже, ничего не меняется. На самом деле, радио "Свобода" - это общественная организация, которая финансируется грантами, направленными именно на частные некоммерческие организации. Так она и называется, кстати, в уставе, зайдите на сайт радио "Свобода", посмотрите в документах учредительных - некоммерческая частная организация, финансируемая грантами, по большей части, конечно, от Конгресса США. Управление - это BBG так называемый.

А. ЧЕРКИЗОВ - Раньше это было B&B.

С. КОРЗУН - Может быть. Поскольку я только вхожу в курс дела, так сразу не вспомню. В общем, некая управляющая компания, совет директоров, грубо говоря, в нашем применении, которая осуществляет надзор за деятельностью этой радиостанции. У радиостанции есть устав, есть свои журналистские принципы. Вот если на "Эхо Москвы" принята московская хартия журналистов, то на радио "Свободная Европа" (радио "Свобода"), именно таково полное наименование, поскольку вещание происходит на многих языках, есть своя хартия журналистская, очень точная, тонкая, во многих местах даже чуть жестче по-журналистски, чем московская хартия журналистов. Московская хартия, она просто меньше, ее тоже можно найти в Интернете, по объему и по каким-то вещам, которые не позволяют делать какие-то вещи, которые позволены, скажем, здесь, на "Эхо Москвы". Можно много говорить конкретно. Один из примеров - обязательная проверка новости, т.е. новость должна поступить из двух источников. Поэтому, скорее всего, по "Эхо Москвы" ее можно услышать раньше, чем по радио "Свобода", но зато, если она вышла на радио "Свобода", то будьте уверены, что она перепроверена как минимум по двум источником. Точность выше оперативности - вот то, что касается новостей радио "Свобода".

А. ЧЕРКИЗОВ - Аркадий Столяр из Пфорцхайма, Германия: "Скажите, пожалуйста, в чем вы видите политический аспект в предложенных Путиным изменениях федерального закона "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", и как эти изменения влияют на политическую систему России".

С. КОРЗУН - Уважаемые слушатели, Андрей, Андрей знает точно, слушатели, может быть, не все знают и не все помнят, что я для себя избрал стезю журналиста в чистом, можно сказать в западном понимании этого слова. Я не комментатор, я не обозреватель, я не комментирую то, что происходит. Моя задача как журналиста - добыть вам множество экспертов, комментаторов, обозревателей, которые прокомментируют то, что происходит. Поскольку Андрей Черкизов является обозревателем, штатным причем обозревателем "Эхо Москвы", как раз этот вопрос я мог бы адресовать ему. И адресую.

А. ЧЕРКИЗОВ - У меня для этого будет свой черед, когда придет время моих комментариев.

С. КОРЗУН - Кстати говоря, про радио "Свобода". Должность комментаторов и обозревателей не существует на радио "Свобода". Ни один штатный сотрудник радио "Свобода" не имеет права комментировать в своем эфире то, что происходит. В других эфирах это возможно как частное лицо. Но комментировать не имеет права. Вот там, в хартии радио "Свобода", этот принцип соблюдается очень и очень четко.

А. ЧЕРКИЗОВ - Это чисто западный принцип.

С. КОРЗУН - Совершенно верно.

А. ЧЕРКИЗОВ - Для обозревательской работы приглашаются аналитики, политологи, ньюсмейкеры, они своими устами это все и комментируют. Наша задача в этом смысле только задавать вопросы. Татьяна из Москвы: "В интервью "Комсомолке" вы сказали: "В детстве я, конечно, мечтал быть разведчиком и даже шпионил за своей старшей сестрой. В молодости меня, как и многих в то время, пытались вербовать, но взаимности у нас не получилось. А вообще разведка и журналистика - это одна профессия. И там, и там добывают информацию". Кем вы будете работать на "Свободе", журналистом или разведчиком? Это что, очередная КГБэшная операция по внедрению?"

С. КОРЗУН - К сожалению, уважаемые авторы из "Комсомолки не закончили мою фразу, вот ту самую, что это одна и та же профессия, и те, и другие добывают информацию. Но я помню дословно, что я говорил: "Только одни добывают эту информацию для ограниченного круга посвященных лиц, а другие - для массового читателя, слушателя и зрителя". Так вот информацию я буду добывать ровно для массового читателя, слушателя и зрителя, а не для каких-то кругов.

А. ЧЕРКИЗОВ - Вот уже год, даже полтора года радио "Свобода" меняется. Меняются принципы ее организации, эфирный организации я имею в виду, большая часть все время переходит в Москву и в российские бюро, это Санкт-Петербург, это Екатеринбург. Вот ты пришел уже в середине этого процесса, что для тебя тоже впервые, ты и "Эхо Москвы" создавал с нуля, ты и радио "Он-лайн" создавал с нуля, а тут ты пришел в середину процесса.

С. КОРЗУН - Был такой второй опыт, ТВЦ, если кто-то помнит.

А. ЧЕРКИЗОВ - Я в данном случае говорю о радио. Ты склонен менять дальше, больше менять или то, что уже сделано, то тебя устраивает и ты хочешь поработать в этих условиях?

С. КОРЗУН - Действительно, многое изменено, в частности, в связи с тем, что группа очень уважаемых консультантов написала некие тезисы изменения радио "Свобода". В опросе, который проводили эти консультанты, в том числе здесь в Москве я участвовал как эксперт, т.е. давал свои советы по тому, в каком направлении надо двигать. К моей радости, я согласен с содержанием этих основных документов по изменениям процентов на 90-95, не меньше.

А. ЧЕРКИЗОВ - Для тебя этого много, для тебя, для такого скептика.

С. КОРЗУН - Смотрите, основные изменения, они абсолютно логичны. Если радио "Свобода" вещает на русском языке на Россию и даже в странах СНГ, где есть свое вещание на национальных языках, слушают большей частью, и это показывают опросы, на русском языке, значит, центр тяжести подачи информации и программ должен находиться в Москве. Логично? Логично абсолютно. Не знаю, сколько было информации из Москвы, 5 или 6 часов, сейчас 12 часов информации идет из Москвы. Центр тяжести, действительно, переносится сюда, в Москву, в Россию, где находятся ньюсмейкеры, действующие лица, эксперты, не забывая о тех экспертах, которые живут за рубежом. Лозунг основной, абсолютно согласен, местная станция, или локальная станция, с мировым охватом. Вот этот мировой охват достигается за счет того, что есть бюро в Вашингтоне, Нью-Йорк, Праге, есть очень хорошие связи, огромные инструменты анализа, аналитики, которые готовы комментировать то, что происходит, в том числе в России и в других странах. Это некий объем. Более того, я бы даже усилил вот эту сторону, о которой мы в свое время и на "Эхе" думали: взгляд извне, из-за рубежа на происходящее в России. Всегда очень полезно посмотреть не просто на себя в зеркале и увидеть свою морду, а посмотреть с помощью некоего стилиста-парикмахера, который тебе со своей квалифицированной точки зрения сможет сказать, что у тебя на морде не так.

А. ЧЕРКИЗОВ - Тут, конечно, возможностей выше крыши у "Свободы". Это наработано теми 50 с лишним годами, которые "Свобода" существовала вне Советского Союза, вне РФ, и теперь господь велел всем этим пользоваться. Я помню, когда в начале 90-х годов я был еще в Мюнхене на радио "Свобода", даже еще до прихода на "Эхо Москвы", и говорил одному из начальников: упаси вас бог прикрывать радио "Свобода", потому что еще в России далеко, еще не вечер, все это будет, но постарайтесь понять, что для слушателей, которые воспитывали 10-летиями, я помню, как я с 9-11 лет начал слушать по приемнику тайно от папы и от мамы радио "Свобода", что очень важен сторонний голос, голос из-за границы, который заинтересованный дружеский, благорасположенный, который смотрит на то, что у нас происходит и говорит эти вещи.

С. КОРЗУН - Я, может быть, еще напомню слушателям "Эхо Москвы", ты наверняка помнишь, что один из лозунгов, которые мы придумали для "Эхо Москвы" в 90-м году, еще даже до 91-го, до путча, был "Свободное радио для свободных людей" (это один), второй был "Новое радио для нового мышления", который отмер вместе с новым мышлением. А третий был, если ты помнишь, "Меняем радио "Свобода" на свободное радио". Вот этот лозунг тогда не совсем корректный был даже по тем временам.

А. ЧЕРКИЗОВ - Ты его в обратном порядке и выполнил, ты сменил свободное радио на радио "Свобода".

С. КОРЗУН - Да.

А. ЧЕРКИЗОВ - Кстати, вопрос Наталии Владимировны Сокольской из Москвы: Сергей! Вы стали работать на радио "Свобода". Думаете ли вы, что свобода на нашем радио стала теперь невозможной?" И вопрос Василия Грибанова из Санкт-Петербурга, они просто похожи: "Будете ли вы работать непосредственно в эфире радио "Свобода", т.е. можно ли вас будет услышать в России?"

С. КОРЗУН - То, что радио становится менее свободным, это для меня очевидно, точно так же как телевидение, телевидение просто схлопнулось, не осталось, наверное, ни одного российского канала, от которого можно было бы ждать объективной полной политической информации.

А. ЧЕРКИЗОВ - Ren-TV все-таки еще, по-моему, живо в этом смысле.

С. КОРЗУН - Более живо, чем другие. Но это та жизнь, которая наблюдается в палате тяжелобольных. Т.е. вроде бы живо еще, понятно, что люди живут, но есть такое ощущение, что если кто-нибудь краник кислорода этот перекроет, то и это может исчезнуть. Т.е. телевидение, на мой взгляд, практически схлопнулось. На радио остался остров внутренний такой, даже я сказал бы архипелаг под названием "Эхо Москвы". И, с одной стороны, внешнее, с другой стороны, уже за 90-е годы ставшее внутренним радио "Свобода". Больше я не вижу.

А. ЧЕРКИЗОВ - Будешь ли ты работать непосредственно в эфире?

С. КОРЗУН - Да, в эфире я предполагаю работать, не сразу, поскольку в мои обязанности входит ответственность... Фактически должность называется шеф-корреспондентом, в должностной инструкции написано, что я отвечаю за все программы, выпускаемые московским бюро, т.е. фактически главный редактор.

А. ЧЕРКИЗОВ - Плюс на твоих плечах еще переезд будущий в новое здание.

С. КОРЗУН - Да, это отдельно.

А. ЧЕРКИЗОВ - Тебе это известно, как мало кому другому, все эти бесконечные переезды, обустройство студии, потом съезды с этих студий, обустройство новых студий.

С. КОРЗУН - Так вот в эфире вообще по программным крупным изменениям мы вместе с директором русской службы Марией Клайн, которой я очень благодарен за мягкий ввод в работу здесь, в московском бюро, она целую неделю, и сейчас еще в Москве, уезжает только завтра, в воскресенье...

А. ЧЕРКИЗОВ - Привет, Мария.

С. КОРЗУН - Мы решили, что будет мораторий на крупные программные изменения примерно до середины января. Это логика вещания эфирного, и необходимость переезда, и многие другие вещи. То, что можно, как мне кажется, поправить в ближайшее время, это, понятно, мы будем поправлять. Но new look радио "Свобода", я думаю, можно будет ожидать именно с середины января следующего года.

А. ЧЕРКИЗОВ - Вопрос Игоря Игнатьева из Луцка: "Добрый вечер! Как вы считаете, сможет ли Россия привести своего кандидата на выборах в Украине?"

С. КОРЗУН - Опять же ответить могу без комментариев, потому что, на самом деле, не вдумывался в ситуацию на Украине. Да Россия все может. Зачем это России, с одной стороны? И примет ли Украина российского кандидата, с другой стороны. Украину зря все-таки продолжают считать частью советской империи и прочее. В общем-то, достаточно очевидно, на мой взгляд, я говорю как Сергей Корзун, не как сотрудник радио "Свобода", они достигли независимости, то, за что боролись. Там можно смотреть, что они идут с опозданием по отношению к России на 4-5 лет по каким-то политическим изменениям, и эта тенденция, наблюдались и другие. Это два самостоятельных государства. Мне бы очень хотелось, поскольку Украина является моей исторической родиной, да и фамилия у меня белорусско-украинская, мне бы очень хотелось, чтобы мы жили очень дружественно, без виз, чтобы ездить спокойно и передвигаться, но при этом каждый в своей семье.

А. ЧЕРКИЗОВ - Сергей Аникеенко из Москвы: "Будут ли у нас в телевизоре хоть какое-то свободное выражение мнения, или остается надеяться только на радио и печатные издания?"

С. КОРЗУН - Понимаете, в чем корень проблемы, как я его вижу. Телевидение и радио очень сильно затратные вещи, газеты, может, даже меньше, хотя крупные газеты, конечно, сильно затратные. В данный момент государство, вы сами понимаете, какую политику в отношении СМИ. Вот это выстраивание вертикали власти, оно, несомненно, проходит по СМИ. Поэтому рассчитывать на то, что государство или какие-то его органы будут поддерживать независимые, свободные СМИ, не приходится. Кто может их поддерживать? Те, кого было принято было называть олигархами, магнатами. И вот это отверстие тоже, на мой взгляд, захлопнулось. Об этом говорит и история "Интерроса" и "Проф-медиа". Я уже даже не вспоминаю, там были, наверное, все-таки, скорее, причины экономические, "Новости он-лайн", но с "Известиями" тут совершенно очевидно, с Рафом Шакировым ход. Поддерживать, понятно, не будут, потому что бояться, потому что никто не хочет оказаться на нарах рядом или несколько поодаль от Михаила Ходорковского и его товарищей. Поэтому не будет капитал вкладывать деньги в независимые радио и телевидение, я вас уверяю, в ближайшее время, но это опять же ближайшая перспектива лет на 5, а то и 10.

А. ЧЕРКИЗОВ - Анна Осипова из Москвы: "Сергей, слышала что в своей последней книге Маргарет Тэтчер написала: "Россия тяжело больна, и вне всяких сомнений, умирает". Неужели это правда? Ваш комментарий".

С. КОРЗУН - Нет, на мой взгляд, совершенно неправда. Это моя страна, хотя иногда и хочется назвать ее этой страной, но это моя страна, я в ней живу, я знаю, что она не умирает, я это вижу по людям и по глазам, которые встречаю и в компаниях дружеских, и в недружеских, и просто на улицах.

А. ЧЕРКИЗОВ - Причем я бы сказал, что по моему ощущению, вот сейчас, с весны этого года градус мыслительного горения моих сограждан несколько возрос, причем заметно возрастает. Особенно Беслан сыграл в этом какую-то свою роль. И то, про что мои сограждане молчали бы еще год назад, сегодня они говорят довольно открыто. И надо отметить, что и пресса как бы к этому поворачивается, может быть, медленнее, чем мы хотели бы, но поворачивается. Николай Львович Вдовушкин из Ижевска: "Уважаемый Сергей! Ситуация такова, что вся чиновничья вертикальная горизонталь, - я себе плохо представляю, как это, но не важно, - коррумпирована на 100%. В этих условиях нельзя рассчитывать, что во власть придут новые некоррумпированные люди. Можете ли вы дать хотя бы три надежных рецепта из опыта других стран, пригодные для преобразования коррумпированного чиновника в некоррумпированного?"

С. КОРЗУН - Не очень хорошо знаю в этом смысле ситуацию в других странах, поэтому могу полагаться только на свой здравый смысл и дам не три рецепта, а один, и не рецепт, а просто свои рассуждения. Я думаю, что уровень коррупции в России, конечно, высок, это все эксперты отмечают, это не мое мнение. Может быть, не самый высокий в мире, даже наверняка не самый высокий, поскольку рейтинги какие-то составляются. Но тем не менее среди промышленно развитых стран колоссально высок. Что с этим можно сделать? Это стрижка английского газона. Назначать добросовестных людей, контролировать исполнение и не бояться апеллировать к независимой судебной системе. Поскольку у нас с независимостью судебной системы достаточно сложно, то перспектива здесь, я думаю, не блестящая. Но только назначать, контролировать, обучать пользоваться властью, которые чиновники имеют.

А. ЧЕРКИЗОВ - Николай Новосельцев из Ростова-на-Дону: "Отрицательные отзывы на реформу госуправления Путина известны. Может, попробовать найти и положительное? В этой связи прокомментируйте утверждение: так как губернаторы станут зависеть только от администрации президента РФ, они вынуждены будут уменьшить свою коррупцию в своих регионах, что косвенно улучшит общую систему безопасности в стране, при условии малой коррумпированности администрации президента РФ.

С. КОРЗУН - Я должен сказать, что плюсы, наверное, есть, все-таки думающие люди сидят в администрации президент. Честно говоря, я их не особо вижу, но, наверное, какие-то есть. Для меня важнее другой - что получается вместо этого. Вместо этого отход от демократической системы. А демократия, на мой взгляд, повторяю это вслед за великими, не моя это мысль, плохая система управления. Это мы знаем по корпорациям, и по "Эхо Москвы" в том числе, и по другим, в которых я работал. Но назовите мне хотя бы одну лучшую.

А. ЧЕРКИЗОВ - Сейчас новости. После новостей мы продолжим разговор с шеф-корреспондентом московского бюро радио "Свободная Европа" (радио "Свобода") Сергеем Корзуном.

А. ЧЕРКИЗОВ - Мы продолжаем разговор, связанный и с назначением Сергея Корзуна, и с реформой политической системы в России и взаимоотношением со СМИ. Сейчас мы перейдем к пейджеру. Александр Владимирович задает вопрос ребром: "Вы пришли на радио "Свобода" в поисках свободы или же наоборот, от ее избытка?"

С. КОРЗУН - Ну какой же избыток свободы? Свободы много не бывает. А вот когда ее начинаешь искать, тогда ходишь по разным местам. Да, скорее, первое, чем второе, и даже очевидно первое. Конечно, в поисках свободы.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Дорогой Сергей Львович, - Ирина пишет, - все близкие сердечно поздравляют вас с достойной должностью. "Эхо Москвы" начали слушать 22.08.90, последние годы по ряду причин слушаем выборочно, все реже, переключились на "Свободу".

С. КОРЗУН - Тенденция. Хотя цифры "Эхо" растут в последнее время, слежу внимательно и радуюсь. Но думаю, что и цифры "Свободы" тоже, они растут и будут расти. Потому что кто остался на трубе?

А. ЧЕРКИЗОВ - Андрей спрашивает: "Какова судьба вашего недавнего проекта радио "Он-лайн"?".

С. КОРЗУН - Сейчас видите рекламу "Я худею от радио "Диско", 88.7 FM. Судьба достаточно простая, для информационного радиовещания трагичная, для этой частоты, наверное, светлое будущее. Еще примерно год пытались работать в разговорном формате, уже не в новостном, а в ток-формате, оставшаяся часть команды и новые ее менеджеры, называлось радио "Он-лайн", уже не "Новости он-лайн", а радио "Он-лайн". После чего была изменена концепция полностью, сейчас радио "Диско" на этой частоте.

А. ЧЕРКИЗОВ - И мы худеем.

С. КОРЗУН - Мы худеем от радио "Диско".

А. ЧЕРКИЗОВ - Михаил из Перми спрашивает, можно ли будет принимать радиостанцию "Свобода" в Перми.

С. КОРЗУН - Не могу ответить на конкретный вопрос. Понятно, что на коротких волнах... вещание осуществляется, помимо прочего, и на коротких волнах, на основе международного распределения частот, можно принимать практически в любой точке. Соответствующие радиоприемники. Не готов сказать, есть ли средневолновое или УКВ- или FM-вещание.

А. ЧЕРКИЗОВ - Борис спрашивает, означает ли твой переход на радио "Свобода" то, что ты прекращаешь заниматься всеми своими прочими радио- и телепроектами.

С. КОРЗУН - Практически да, естественно, поскольку эта работа будет занимать... Сознательно на это пошел, потому что хотел работу, которая будет занимать меня целиком. Очень рад, что такая работа нашлась, что все условия и договоренности предварительно были соблюдены. Надеюсь, что эта работа не на один и не на два года, а работа такая, стайерский заплыв или забег.

А. ЧЕРКИЗОВ - Алексей Алексеевич (надеюсь, не Венедиктов) спрашивает: "На ТВ вы выступили с документальными фильмами "Апология КГБ". Будете ли вы продолжать это дело и на "Свободе"?"

С. КОРЗУН - Вопрос несложный, просто знакомым я это объясняю, понятно, что массовому зрителю и слушателю это не объяснишь, хотя воспользуюсь как раз поводом. Это не моя программа. Понятно, что моя морда там фигурирует, мой голос. Программу задумывал Дмитрий Захаров, который тоже в последнее время ей не занимается. Он или под его руководством эта программа и делалась.

А. ЧЕРКИЗОВ - Но ты был таким очень интеллигентным лицом этой программы. Надо сказать, что даже я смотрел.

С. КОРЗУН - Мне даже Женя Альбац тут высказала: как, ты про разведку, стыдно вроде как... Я подумал, мне на самом деле на секунду стало стыдно, потом - что, я же не вру, то, что от меня зависит, я перепроверяю. Меня позвал режиссер, потому что ему понравились, извините, морда и голос, он считал, что ведущий должен быть таким, руководство программы с этим согласилось. Я работал, где-то спорил, где-то удавалось переспорить, где-то не удавалось. Два момента было, когда был близок абсолютно к разрыву с программой, потому что считал, что она по-журналистски неправильна, но что-то там в программах поправлялось, поэтому оставался.

А. ЧЕРКИЗОВ - Мария просит уточнить, на какую новую должность и где назначен Сергей Львович Корзун. Повторяю. Сергей Львович Корзун назначен шеф-корреспондентом, а говоря по-русски, начальником московского бюро радио "Свободная Европа" (радио "Свобода").

С. КОРЗУН - Кто-то пошутил из работающих: как вы не понимаете, Корзун - это Шустер сегодня. Савик Шустер был в середине 90-х, до конца 90-х, даже не знаю, как официально называлось, но фактически та же самая должность, руководитель, или, скажем так, главный редактор московского бюро.

А. ЧЕРКИЗОВ - Вт такой вопрос от Елены: "Доренко был свободен и стал "телевизионным киллером". Свободные воры в законе презрительно относятся к власти. Вы также относитесь к свободе?"

С. КОРЗУН - Я уже говорил в первых строках, что свобода, да я помню еще из тех... осознанная необходимость, хотя с этим внутренне не согласен, но свобода всегда ограничивается свободой других людей, по моему убеждению. А также уставами и этическими требованиями, принятыми в корпорации. В корпорации под названием радио "Свободная Европа" (радио "Свобода") Incorporated есть свой устав, есть свои журналистские правила. И я свободен только в той мере, в которой соблюдаю все эти правила.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Сергей Львович, - спрашивает Маргарита, - если можно сказать правду, скажите, почему вы оставили "Эхо Москвы". Нам вас не хватает".

С. КОРЗУН - Я уже говорил, и в этом эфире говорил. На самом деле, я не завидую Леше Венедиктову в силу того, что как главный редактор он должен осуществлять огромное количество административных функций. Я сломался именно на этом к 96 году. Количество административных функций, которое лежало на мне, как на руководителе программном радиостанции, превысило все критические для меня нормы. Поэтому я ушел искать свободы, если хотите, еще в 96 году. Помимо того, привлекало телевидение. А оставаясь главным редактором "Эхо Москвы", я бы ни одного телевизионного проекта нормально начать не мог бы, потому что "Эхо Москвы" занимало все мое время.

А. ЧЕРКИЗОВ - Спрашивает Владимир из Бруклина: "Почему "Свобода" так вяло отреагировала на то, что ее корреспонденту Андрею Бабицкому отрезали дорогу в Беслан?"

С. КОРЗУН - Любопытная история. Не компетентен отвечать на эти вопросы от имени радио "Свобода", поскольку это случилось, во-первых, до моего назначения, во-вторых, нет полномочий. Но я бы просто обратил внимание на то, что Андрей Бабицкий совершал свое путешествие в Беслан не в качестве официального корреспондента или даже корреспондента радио "Свобода", а в свое отпускное время в качестве частного лица.

А. ЧЕРКИЗОВ - Александр спрашивает: "Почему нигде нельзя прочесть расписание передач радио "Свобода"?" www.svoboda.org, там все найдете. Это официальный сайт радио "Свобода". Простите, г-н Корзун, что я за вас отвечаю.

С. КОРЗУН - Я могу только дополнить вас, Андрей Александрович, сказав, что через некоторое время выйдет очень сильно обновленный сайт радио "Свобода". Реализуется мысль, на мой взгляд, совершенно правильная в соединении всех возможностей и радио, и интерактива, и Интернета, т.е. будет мощный информационно-публицистический или даже информационно-политический портал, надеемся. New look сайта тоже, наверное, где-то ближе к 2005 году.

А. ЧЕРКИЗОВ - Дай бог. Мне вопрос, буду ли я добывать информацию, дадут ли мне эту информацию озвучить. Пока дают озвучивать, я работаю. Не дадут озвучивать, положу заявление на стол, пойду драйвером работать. "Сергей, будете ли вы стараться приглашать редких гостей, как это делает "Эхо"? Илья".

С. КОРЗУН - Естественно. Я просто вспоминаю, еще в первый год существования "Эхо Москвы" мы собирались завести, по-моему, даже была такая программа, "Трибуна для меньшинства", для людей, которые не приглашаемы в другие СМИ. Тут даже не надо ничего заявлять, потому что замечательный журналистский коллектив радио "Свобода", существующий в Праге и Москве, в Праге несколько больше возможностей, просто эфира больше там гостевого и для разных приглашений, хотя и в Москве это практикуется, вытягивают очень многих людей, которых в других СМИ русскоязычных просто нет. Конечно, мы будем продолжать это делать.

А. ЧЕРКИЗОВ - Борис спрашивает: "Создавая в 90 году "Эхо Москвы" могли ли вы предположить, что через какое-то время будете работать на радио "Свобода"? Возможен ли возврат на "Эхо Москвы"? Или двум лидерам, Венедиктову и Корзуну, сработаться будет трудно?"

С. КОРЗУН - Сработаться трудно, это я могу сразу сказать. Но понимаете, в чем дело... Любые человеческие качества... мы с Алексеем друзья, мы этого не скрываем, мы так и остались друзьями, хотя работать вместе достаточно сложно. Вот представьте себе картину, что "Эхо Москвы" прихлопнут или радио у "Свободы" отнимут средние волны. И что останется? Т.е. кто-то выживет, а кто-то не выживет. Все-таки, помимо просто того, что мы люди, мы еще и люди, профессионально работающие в сфере радиоинформации. Я думаю, что в этой ситуации, т.е. если с "Эхо Москвы" что-то, не дай бог (что по столу, что по голове, везде постучать), произойдет - добро пожаловать на волны радио "Свобода" просто 100%. Я уверен, что то же самое скажет Алексей.

А. ЧЕРКИЗОВ - Катерина спрашивает: "На "Свободе" очень хорошие изменения произошли в смысле художественных программ, но исчезли аналитика и джаз. Почему?" Джаз, действительно, исчез, "49 с половиной минут джаза".

С. КОРЗУН - Да, культовая программа, но все программы имеют свой срок. Все-таки главный продукт радио "Свобода" - это новости и аналитика, а также гости. И музыка, строго говоря, в формат не вписывается, что поделаешь.

А. ЧЕРКИЗОВ - Михаил интересуется: "А не пора ли покупать коротковолновые приемники?"

С. КОРЗУН - В общем, пора. Смазать их, закопать в землю, как-то так это делалось в старые времени. Да они есть в продаже, и у вас, наверное, есть.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Будет ли по-прежнему радиостанция "Свобода" представлять информацию о происходящем в США и Западной Европе глазами жителей этих стран с комментариями тамошних корреспондентов и политиков?" - спрашивает Наталья.

С. КОРЗУН - Обязательно. Могу сказать, что до этого не слишком часто слушал радио "Свобода", а в последнее время слушаю много, естественно, это мне профессионально нужно. Мне очень нравится работа американского, нью-йоркского и вашингтонского бюро, очень точно по многим вещам, просто, и убедительно, и местами забавно, и очень сильно, даже такие сложные проблемы, как монетизация этих самых льгот и что делается в Америке и в близких к ней странах, настолько интересно, увлекательно, хотя вещь скучнейшая, в общем-то.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Сергей, известно, что радио "Свобода" могут слушать не многие. Будете ли вы добиваться выхода в FM и УКВ? Сергей".

С. КОРЗУН - Пытаемся. Попытки предпринимаем. Более того, даже есть на это и соответствующие строки в бюджетах, и специальные люди, которые этим занимаются. Но здесь, опять же говорю не как сотрудник радио "Свобода", а как частное лицо, надо понимать, что велик вес политического элемента. Вы помните, что даже само постановление московского бюро радио "Свобода" принималось на уровне президента России.

А. ЧЕРКИЗОВ - ...неподавление августовского путча.

С. КОРЗУН - Да.

А. ЧЕРКИЗОВ - Кстати сказать, Миши Соколова, который этот блок подложил просто под руку Бориса Николаевича Ельцина.

С. КОРЗУН - Мише Соколову огромный привет.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Скажите, откуда сейчас идет трансляция радиостанции "Свобода"? Игорь из Энгельса".

С. КОРЗУН - Не могу сказать, с разных точек. Прямо аж в тупик поставили.

А. ЧЕРКИЗОВ - "На радио "Свобода", - спрашивает Ольга, - сейчас стало столько повторов, что просто слушать невозможно. Может быть, это потому что вы там стали работать, все так испортилось?"

С. КОРЗУН - Может быть. Я помню, что когда в 96-м ушел с поста главного редактора "Эхо Москвы", как раз за 96 год радио "Эхо Москвы" получило приз "Лучшее радио России" или какое-то там. Будем надеяться, что и здесь, как уйду с радио "Свобода", так станет лучше. А если по сути, кстати говоря, по повторам, надо продумать. Их немного, больше трех раз программа не выходит. А учитывая, что подобное радио в круглосуточном режиме не слушает никто, три повтора - это совершенно нормально.

А. ЧЕРКИЗОВ - Тезка Сергей спрашивает: "А не считаете ли вы потерянными годы, когда вы, оторвавшись от "Эха", пытались что-то пропихнуть на коммерческих радиостанциях? Был ли этот опыт вам втуне?"

С. КОРЗУН - Абсолютно не втуне. Более того, я считаю, что, к сожалению, ситуация в моей стране повернулась таким образом, что более технологичное информационное радио, по сравнению с "Эхо Москвы", организовать не удалось, а может быть, это была бы и мировая премьера, кстати говоря. Боюсь, что в ближайшее время, опять повторяюсь, не удастся. Так что не только не втуне, а этот опыт, и телевизионный в различных проектах, и радийный опыт, как мне кажется, меня обогатил. По крайней мере, ощущаю большую тяжесть в голове.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Сергей, очень жаль, что вас нет на "Эхе". Моя жена начала работать на "Эхе" под вашим началом и теперь тоже жалеет, что вас нельзя услышать на общедоступном радио. Если можно скажите, где и как вас можно услышать в эфире. Денис и Ромуальда".

С. КОРЗУН - Через некоторое время в программах радио "Свобода" буду участвовать, с постоянной рубрикой, наверное, не сразу, а где-то с середины января, а в разговорах с гостями, конечно, буду принимать участие. В Москве это 10.44 на средних волнах, это частота, по-моему, в мегагерцах или килогерцах. Кроме того, на коротких волнах. В общем, на средних и на коротких волнах, крутя ручку настройки, поскольку там не так часто станции натыканы, как в FM- или в УКВ-эфире, вы всегда наткнетесь на позывные радио "Свобода" практически во всех диапазонах.

А. ЧЕРКИЗОВ - Павел спрашивает: "Радио "Свобода" движется в сторону сервильности в отношении российской власти?"

С. КОРЗУН - Нет, ничуть. А с какой стати? Общественная организация, зарегистрированная за рубежом, самостоятельные журналисты, самостоятельная структура управления. С какой стати?

А. ЧЕРКИЗОВ - Меня просят огласить послание Виталий, Надежда, Анатолий, Василий: "Господа, объясните, почему нельзя слышать голос "Свободы" в нормальном виде, если политические программы критические сопровождаются невозможным гулом?"

С. КОРЗУН - Не знаю. Поступают время от времени сигналы, но точно такие же приходят на "Эхо Москвы". Думаю, что в целом, конечно, современное радиовещание требует, наверное, УКВ и FM. На средних волнах слышать сложнее. Могу сказать, что в Москве, например, передвигаясь на машине, я практически слушать не могу, тот самый гул, не только критические, но и вполне сервильные передачи.

А. ЧЕРКИЗОВ - Люда просит сказать, на какой частоте в Москве можно слушать радио "Свобода".

С. КОРЗУН - 10.44, это средние волны.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Как вы оцениваете таких корреспондентов, как Савик Шустер и Марк Дейч? Будете ли с ними сотрудничать? Сергей".

С. КОРЗУН - Они уже не корреспонденты, давно от этого отошли, вполне самостоятельные люди. Не могу оценивать никак, потому что просто не компетентен в этом. Знаю, что в те времена, когда Савик Шустер работал как раз на этой должности, шеф московского бюро радио "Свободная Европа" (радио "Свобода"), это вообще, наверное, были золотые времена радио. Но мне кажется, что у радио "Свобода" был колоссальный совершенно авторитет в это время, по крайней мере уважение в журналистской тусовке точно. Что касается Марка Дейча, с ним никогда не работал, уважительно очень отношусь как к журналисту.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Почему чиновников в России стало намного больше, чем чиновников в СССР? С чем это связано? Галина".

С. КОРЗУН - Есть версии. Наверное, не буду комментировать, у нас все-таки сегодня не совсем политическая беседа.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Критика президентом вертикали идет денно и нощно по всем каналам, но опубликовать пропрезидентскую статью аналитик, политолог, ученый в западной прессе не сможет, это мнение Вячеслава Никонова. Так ли это? Татьяна".

С. КОРЗУН - Думаю, что сможет на Западе, так же как и у нас до сих пор в печатных изданиях существует не просто плюрализм, а даже свобода слова. Если одно издание занимает одну позицию, то другое издание - другую. Так что вполне возможно. "Нойс Дойчленд", допустим.

А. ЧЕРКИЗОВ - Евгений спрашивает: "Спасибо за передачу. Соприкасается ли "Немецкая волна" с радио "Свобода"?"

С. КОРЗУН - Нет. Или да, так же как "Голос России". На международных конференциях распределение частот, все большие, крупные вещатели присутствуют вместе. Более того, встречаются на совещаниях, идет негласная или вполне гласная борьба за лидерство в этой области. Считается, что крупнейшие корпорации иновещания, я начинал, между прочим, с 78 по 90-й год работал в Гостелерадио, это называлось не отдел, не управление, а вещание на зарубежные страны, что-то такое. Вот это и было коротко иновещание. У нас "Голос России" сейчас, "Дойче Велле" в Германии, BBC, соответственно, в Великобритании, "Голос Америки" и радио "Свободная Европа" (радио "Свобода")... нет, "Голос Америки", пожалуй, официально, потому что это общественная организация. Живо всё.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Уважаемый Сергей, не думали ли вы в трагическом и одновременно светлом августе 91 года, что все вернется на круги своя и только "Свобода" и "Эхо" останутся едва ли не единственными каналами полной и объективной информации о ситуации в России. Но есть еще и Интернет. Что вы думаете о перспективах развития Интернета как информационного пространства? Свободная сеть для свободных людей. Или Кремль на Интернет накинет удавку? И еще. Будет ли постоянное вещание "Свободы" в Интернете? Ваш старый знакомый Михаил Горбаневский".

С. КОРЗУН - Спасибо за вопрос. По поводу интернет-вещания. Будет, и есть уже сейчас, еще умощнится. И на "Эхе", я знаю, более мощным становится вещание в Интернете. Что касается думал, не думал, не только думал, но и писал. Первая книжка, которую мы на "Эхе" написали коллективно, она называлась "19-е, 20-е, 21-е". Если вдруг она у вас есть, почитайте. Все вопросы, сомнения там уже с самого начала и были. Так что, скорее, думали, чем не думали. Ну а что касается Интернета, я тут принимал участие в такой интернет-штуке под названием "Полит X", политическая интернет-дискуссия всякая была на этом сайте. К сожалению, грант закончился, она закрыта уже, вполне либеральная дискуссия. А умные люди не только из Интернета, но и из других областей огорчили меня. Мне тоже казалось, что Интернет некое свободное медиа. Ни фига, на самом деле в Интернете все те же самые проблемы, что и в любой другой области. Я по-прежнему остаюсь убежденным, что свобода человека и свобода журналиста, по сути, только в его голове.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Сергей, понимаете ли вы как репортер хоть что-нибудь в деле Пуманэ? Разные зубные карты, например. Александр Константинович".

С. КОРЗУН - Нет, не репортер и не понимаю.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Сергей Львович, а как "Маяк-24"? Почему не упоминаете? Боитесь конкурентов? Игорь Игорев".

С. КОРЗУН - "Маяк-24" полностью государственная организация. Я помню, что и радио "Россия" вещает еще через трансляционную сеть, и "Маяк", и "Маяк-24", а также еще "Говорит Москва", радио "Юность", "Радио-1" еще, по-моему, существует. Все управляются, понятно, из одного центра.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Кого из сотрудников "Эха" вы пригласите на радио "Свобода"? Только не уводите Андрея Александровича. Елена".

С. КОРЗУН - Зачем же приглашать-то? Если кого и захочу пригласить, то проконсультируюсь предварительно. Хотел бы, на самом деле, может быть. Лучше пускай будет две хорошие радиостанции, чем полторы или одна.

А. ЧЕРКИЗОВ - "К сожалению, ваше детище из интеллигентной и острой радиостанции превратилось в хамскую, оголтелую компанию. Можно и нужно критиковать президента, но ерничать и обсуждать его внешность - это не по-мужски. Светлана Серафимовна".

С. КОРЗУН - Я думаю, что с президентом позволено практически все (говорю это как журналист, проработавший 12 лет на радио "Эхо Москвы"), кроме... ну, возможно, нападок на внешность и личной жизни, которая у президента тоже ограничено просто постом, который он занимает, и никуда от этого не уйдешь, президент - центр внимания.

А. ЧЕРКИЗОВ - "На радио "Свобода" были блистательные серии передач Марио Корти о Моцарте и Казанове. На мой взгляд, лучшие на всех радио-СМИ за все времена. Не будет ли Корти делать новую передачу аналогичного формата?"

С. КОРЗУН - Спрошу у Марио. Он передачи делает и в режиме, по-моему, часовом. Он делает их в Праге, поэтому напрямую я как бы не связан с этим. Последняя передача, которую я слышал, это был отчет очень симпатичный о встрече иностранных журналистов с Путиным как раз, которая происходила во время бесланских событий.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Какова перспектива появления разговорных радиостанций по принципу "Свободы"?"

С. КОРЗУН - Никакой. Больше не будет.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Будет ли радио "Свобода" вещать в Интернете? Павел из Финляндии".

С. КОРЗУН - Да, будет. По-моему, уже вещает. Зайдите на сайт svoboda.org.

А. ЧЕРКИЗОВ - "Что Сергей Корзун думает о журналистском коллективе радио "Свобода"? Стоит ли ожидать появления на станции новых людей с других станций, печатных изданий? Борис".

С. КОРЗУН - Новых людей всегда стоит ожидать. Чем больше хороших журналистов работает, совершенно не обязательно в штате, а просто рядом, и помогает, и выступает в качестве экспертов, тем лучше. Журналистский коллектив очень неплохой. Поскольку я еще не сумел познакомиться со всеми до конца, поэтому дальнейших оценок пока давать не могу.

А. ЧЕРКИЗОВ - "На мой взгляд, за последние 15 лет, - пишет Юрий, - Сергей Львович Корзун проявил себя не как поборник свободы слова, а как журналист, интуитивно и на личном опыте осознавший смысл маркетинга в журналистике и удачно или не совсем делающий свой бизнес".

С. КОРЗУН - Я на самом деле очень боюсь ситуаций, в которых становишься фанатиком. Я не фанатик свободы слова, она для меня не выше других ценностей. Если мне приставят нож к горлу и скажут "или прекрати болтать, или что-нибудь сделаем нехорошее с твоей семьей", мой выбор совершенно очевиден.

А. ЧЕРКИЗОВ - И наш, и мой выбор в этой же ситуации совершенно очевиден. Я теперь, похоронивший маму на той неделе, стал старше в своем семействе. Так вот тоже если со мной начнут разговаривать языком жизни моих близких людей, то со мной будет очень просто разговаривать. На этом спасибо. На "Кухне" был мой любимый гость, довольно редко приходящий ко мне на "Кухню" Сергей Корзун, основатель, создатель, первый главный редактор "Эхо Москвы", теперь шеф-корреспондент московского бюро радио "Свободная Европа" (радио "Свобода"). Ни пуха тебе, ни пера. Удачи.

С. КОРЗУН - К черту. И спасибо тебе, Андрей. Спасибо всем слушателям.

А. ЧЕРКИЗОВ - И всяческих благ. Потому что я радио "Свободу" слушаю еженощно на протяжении уже многих лет. Оно для меня хорошее снотворное. Спасибо. Всего доброго.

С. КОРЗУН - Счастливо.




14.10.2004 г. - 6735 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта

Спеман официальная инструкция.