Российские телевещатели и законодатели не могут договориться о понятии «порнография»


Текстовая версия


«Новые Известия», ИРИНА РУСАНОВА: На прошлой неделе глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский призвал депутатов Госдумы как можно быстрее принять закон о порнографии. Пока определение понятия «порнография» не дано на государственном уровне, администрация большинства отечественных телеканалов опасается ставить в сетку вещания эротические программы, за которые ратуют психологи и демографы.

Российское телевидение забрело в тупик. С одной стороны, все чаще в Госдуме звучит критика в адрес эротики. С другой стороны, закона о порнографии и ее определения в нашей стране не существует. Недозрелое в сексуальном отношении российское общество до сих пор страдает комплексами советского времени. На союзном телевидении всегда был некий ореол загадочности вокруг телепередач, затрагивающих сексуальную сферу. Фраза «у нас секса нет», произнесенная самоуверенной дамой на советско-американском телемосте, когда-то подвела черту под целой эпохой невинности, когда родители смело вешали детям лапшу на уши про аистов и приятные находки в капусте.

Потерянная наивность

Официальная дата рождения эротики на отечественном телевидении – 26 ноября 1990 года, когда в эфир вышло «Шок-Шоу» студии АТВ. Позднее «про это» заговорила вся страна. Тема эротики стала распалять воображение не только зрителей, но и самих телевизионщиков, причем даже тех, кто по профилю передач об этом не должен был бы задумываться. В июле 1991 года Борис Ельцин в прямом эфире сбросил пиджак, чем смутил ведущего Игоря Фесуненко. Тот спросил: «Может быть, весь разденетесь?» Президент промолчал.

По прошествии времени те неловкие казусы кажутся наивными и забавными. По-настоящему серьезный оборот эротическая тема приняла, когда появилась программа «За стеклом» и другие реалити-шоу. «Общественное мнение», в которое, кажется, к тому времени уже никто не верил, вдруг всколыхнулось. Возмущенные зрители разразились потоком писем и стихийными демонстрациями протеста.

Со временем протесты стали традицией. Недавно повод для негодования дало реалити-шоу «Дом-2» на телеканале ТНТ. Группа депутатов Мосгордумы подготовила обращение к генпрокурору Владимиру Устинову. Депутаты потребовали закрыть телепроект и привлечь ведущую Ксению Собчак к уголовной ответственности «за сутенерство и коммерческую эксплуатацию людей». Их взволновала сама идея передачи, где юноши и девушки «открыто предаются разврату и получают за это материальное вознаграждение».

Но атака блюстителей общественной морали была отражена: согласно действующему закону о СМИ за происходящее в программах формата реалити-шоу несет ответственность тот, кто в них участвует.

Смелые эротические шаги на нашем телевидении скорее принимают форму конфузов. К примеру, на этой неделе в программе «Секс с Анфисой Чеховой», которая выходит на канале ТНТ, зрители увидели операцию по восстановлению девственности. Впрочем, многие в нашем обществе уверены, что подобная операция нужна самому российскому телевидению. Из подобных соображений руководители шести российских телеканалов подписали на прошлой неделе хартию телевещателей «Против насилия и жестокости», предусматривающую борьбу с порнографией. Автографы под документом оставили главы телевещательных корпораций: Константин Эрнст (Первый телеканал), Олег Добродеев (ВГТРК), Владимир Кулистиков (НТВ), Олег Попцов (ТВЦ), Александр Роднянский (СТС) и Ирэна Лесневская (Ren-TV).

«Бантики» вне закона

В адрес каналов, которые балуют зрителя эротикой, частенько поступают письма оскорбленных пенсионеров. Однако зрители могут сколько угодно возмущаться непотребствами на экране, но им, как правило, остается только один действенный способ борьбы с «клубничкой» – переключиться на другую, более пуританскую кнопку. Как сообщили «НИ» в Институте проблем информационного права, специалистам пока неизвестны случаи, когда какую-либо программу на российском телевидении закрыли из-за ее непристойности. Все попытки создать прецедент пока терпят крах. С другой стороны, и администрации телеканалов все больше осторожничают после крупных скандалов.

Весь ореол загадочности, возникший вокруг телепередач, затрагивающих сексуальную сферу, вызван законотворческим казусом. В российском законодательстве есть статья 242 УК, ссылающаяся на необходимую «законность» любовных утех на экране, но самого закона о порнографии не существует. В комментарии к этой статье («Незаконное распространение порнографических материалов или предметов») говорится, что «порнографический характер материала или предмета должен быть, как правило, очевиден для любого человека, не обладающего специальными знаниями». При этом в комментарии прямо говорится, что разумнее всего было бы все-таки вывести официальное толкование понятия «порнография», «которое могло бы быть дано Верховным судом». Однако вопрос по-прежнему остается открытым. Пока же практика такова: материал может быть признан порнографическим, а значит, недопустимым для выхода в эфир, если он в целом направлен на возбуждение похоти и если «в очевидно циничной манере» изображает половое поведение человека. Но опять-таки кто-то, видимо, должен оценивать степень «цинизма».

В свое время над законом о порнографии обещал поработать еще президент Ельцин, но перед уходом на пенсию главе государства было не до того. Между тем и федеральный закон «О средствах массовой информации» четко не разделяет эротику и порнографию. Под средством массовой информации, специализирующимся на сообщениях эротического характера, понимаются периодические издания или программы, которые систематически эксплуатируют интерес к сексу. «По закону ролик «Плейбоя» и информационно-развлекательная программа вроде «Секса с Анфисой Чеховой» – одно и то же», – объяснил «НИ» юрист Института проблем информационного права Дмитрий Голованов. Распространение выпусков подобных программ допускается только с 23 часов до 4 часов по местному времени, если иные рамки не установлены местной администрацией.

В былые времена за общественную мораль заступалась ст. 228 УК РСФСР. Целомудренные советские юристы, так же как и современные, постеснялись анализировать понятие порнографии. Потому порнографией автоматически становилось любое изображение обнаженной натуры и тем более любовных сцен. В привилегированном положении были картинки в медицинских книгах, а также шедевры мирового искусства.

«Для человека, обладающего здравым смыслом, не составит труда отличить эротику от порнографии», – уверен директор по общественным связям Первого канала Игорь Буренков. По мнению специалистов, постепенно на современном телевидении сложился хорошо отлаженный механизм самоцензуры. Поэтому достаточно одного показательного процесса против лишнего секса на экране, чтобы остальные каналы отредактировали сетку вещания нужным образом. В мае 2002 года руководство канала НТВ получило «желтую карточку» от Министерства печати за показ детективного триллера Сэма Фестенберга «Отель страсти». Дело чуть не дошло до юридических санкций, несмотря на то что в фильме содержался только один эпизод, который можно назвать эротическим, да и тот был показан после 23 часов. С тех пор эротических фильмов на НТВ поубавилось, а на других федеральных каналах их почти совсем не стало.

Любовь по евростандарту

Многие каналы вообще отказались от эротики, если для ее показа постоянно приходится ходить как по лезвию ножа. Собственно эротическое вещание теперь – прерогатива дециметровых каналов. Но и тут у зрителя нет большого выбора. Фактически только Ren-TV и ДТВ предлагают своей аудитории «доступ к телу». Их администрации руководствуются негласными западными стандартами: запретом на демонстрацию мужских половых органов, гомосексуальных мотивов и эротических сцен с детьми.

Специальный эротический слот на канале Ren-TV появился два года назад. «В последний год-полтора стало больше разговоров о том, нужны ли подобные фильмы на ТВ. Однако позиция канала такова: если есть спрос и есть закон, не препятствующий спросу, то интерес зрителя надо удовлетворить, – признался «НИ» программный директор канала Ren-TV Сергей Спиридонов. – Детей нужно оберегать от фильмов, перенасыщенных сексом, но в то же время у подрастающего поколения не должно складываться впечатление, что секс – это что-то намного более страшное, чем убийство». Поскольку вопрос о том, что такое порнография, у нас остается открытым, администрация канала пошла по проверенному западному пути, заключив контракт с «Плейбоем». «Это мировой лидер по производству эротической продукции, и мы уверены, что от него не поступит что-то лишнее. Мы, разумеется, не делаем фильмы «Плейбоя» элементом несущей конструкции эфира. Это такой декоративный бантик», – говорит Сергей Спиридонов. Кстати, в процентном отношении доля эротического вещания на канале оказывается менее 1%.

Между тем власти многих западных стран, на которые так любят оглядываться наши телевизионные деятели, и не думают вводить тотальный запрет на порнографическую продукцию. Например, в Германии (стране, известной своим жестким порно) строго запрещено распространение продукции, которая изображает сексуальные действия с детьми и издевательства над ними. Все остальное, по мнению немцев, ночью можно показывать. Причем под порнографией в Германии понимается демонстрация лишь возбужденных половых органов, причем таким образом, чтобы это возбуждение передалось зрителю. Так что, например, первичный половой признак компьютерного лягушонка из популярного клипа группы Alex F., который на канале MTV-Россия целомудренно прикрывают крестиком, не считается в Германии чем-то непристойным.

На том же Западе широко применяется «кодирование сигнала», при котором телеприемник сам покрывает экран черным цветом, как только замечает эротические или жестокие сцены. Если европеец достиг совершеннолетия, оплатил кабельный канал и подключил к телевизору специальную «кодирующую» приставку для «отключения» своих чад от сцен любви, он может запросто получить доступ к любой порнографической продукции. Впрочем, по слухам, такие «глушилки» иногда ломаются и принимают за что-то непристойное полуголые тела во время трансляции спортивных соревнований. В Америке до последних дней подобные устройства были под запретом (благодаря ходатайствам голливудских компаний, которые считали «кастрацию» фильмов нарушением их авторских прав). Однако недавно добро на продажу декодеров дал лично президент Буш, и протестам пришел конец.


КОММЕНТАРИЙ

Александр СОСЛАНД, кандидат психологических наук:

– Откровенная сексуальная сцена на экране может травмировать маленького ребенка, но лишь в том случае, если его слишком долго держали в неведении относительно сексуальных отношений между людьми. Я глубоко убежден, что та ситуация, которую мы имеем сейчас, гораздо больше способствует психическому здоровью личности, чем пуританство советского времени. Во все времена на свет появлялись люди с психическими отклонениями, и телевидение едва ли способно уменьшить или увеличить их число. Можно по-разному к этому относиться, но именно секс и смерть, удовольствие и боль стимулируют творческую активность человека, направляют его жизнь. Если человек создает телепередачу, кинофильм или книгу, его нельзя обвинять в совершении какого-либо противоправного или аморального действия.




17.06.2005 г. - 5353 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта