Действие лицензий на телерадиовещание: проблемы и перспективы правового регулирования


Текстовая версия


В ноябрьском номере журнала «Законодательство и практика масс-медиа» за 2005 г. была опубликована статья, касавшаяся порядка получения лицензии на конкурсной основе. Однако правовые вопросы пролонгации и внесения изменений в лицензию на телерадиовещание, ее приостановление и аннулирование имеют для вещателей значение даже более важное, чем вопросы получения лицензии. Ведь от их решения может зависеть судьба целого бизнеса: телекомпании или радиостанции.

К сожалению, эти вопросы не нашли должного разрешения в законодательстве о телерадиовещании. Не дает ответов и судебная практика, до которой не доходят многочисленные споры вещателей с лицензирующим органом. В то же время бесспорно, что именно в этой сфере сосредоточено наибольшее количество нарушений, причем допускаемых в равной степени обеими сторонами, есть предпосылки для коррупции.

В этой статье мы рассмотрим вышеназванные вопросы в свете нового проекта Положения о лицензировании телерадиовещания, разработанного Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Проект был предметом обсуждения на заседании Экспертного совета Национальной ассоциации телерадиовещателей 28 января этого года (далее по тексту будем называть его «проект Положения», выдержки из проекта будут выделены курсивом). Предполагается его дальнейшее обсуждение, выработка предложений и поправок.

ПЕРЕОФОРМЛЕНИЕ ЛИЦЕНЗИИ

За невзрачным канцелярским словом «переоформление» стоит одна из самых больших трудностей вещателей и одновременно возможность серьезных нарушений лицензионных условий.

Такого понятия нет в действующем «Положении о лицензировании телевизионного вещания и радиовещания в Российской Федерации», утвержденном Постановлением Правительства от 07.12.1994 № 1359 (далее — «действующее Положение»). Правда, этим же Постановлением Правительства было утверждено еще одно Положение, «О порядке взимания платы за выдачу и переоформление лицензий на телевизионное вещание и радиовещание в РФ»(2) , но в нем речь идет исключительно о плате за переоформление, а не о его порядке.

Однако это не означает, что в регулировании этой процедуры нет необходимости. Лицензиат должен осуществлять свою деятельность в точном соответствии с лицензионными условиями, в противном случае он может лишиться лицензии, поскольку допустил «нарушение норм, установленных лицензией» (п. 17 действующего Положения о лицензировании).

В то же время нередки случаи, когда имеется необходимость внести в лицензионные условия изменения. Самый простой случай — изменение каких-либо данных лицензиата. Например, его организационно-правовой формы, наименования, адреса и т.д. Во всех этих случаях изменения вносить нужно, но при этом порядок внесения таких изменений, срок принятия решения лицензирующим органом не установлены.

В проекте Положения сказано, что «переоформление лицензии является обязательным в случае изменения наименования, организационно-правовой формы, реквизитов юридического лица лицензиата; изменения параметров вещания».

Более сложные случаи связаны с изменением содержания той радио- или телепрограммы, которая транслируется в соответствии с заявленной концепцией вещания. В действующем законодательстве не предусмотрена возможность такого изменения.

Поэтому в настоящее время вопросы внесения изменений в лицензию (вернее, в приложение к ней — программную концепцию вещания) рассматриваются лицензирующим органом по заявлению вещателя исходя из указанных в нем обстоятельств и собственной оценки этих обстоятельств.

Деятельность собственно лицензирующего органа — Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультуры), созданной в рамках Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ — в настоящее время регламентируется следующими нормативными актами: Положением о Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 17 июня 2004 г., № 301, Регламентом работы Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, утвержденным приказом этого органа от 1 февраля 2006 г., № 19.

Кроме этого, при Росохранкультуре создана и действует Федеральная конкурсная комиссия по телерадиовещанию (ФКК), которая осуществляет свою работу на основании Приказа Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации от 10 июня 2004 года, № 11. Этим приказом были утверждены Положение, Регламент работы и состав ФКК.

В этих нормативных актах прямо не предусмотрено рассмотрение вопросов об изменении, переоформлении лицензии.

Раздел 3 Положения о ФКК — «Функции комиссии» — перечисляет полномочия, входящие в компетенцию ФКК. К ним относятся вопросы, связанные с выдачей лицензии и проведением конкурсов, и лишь в пункте 3.5 дается ссылка на то, что в компетенцию ФКК входит рассмотрение и других вопросов.

Практика сложилась таким образом, что эти вопросы рассматриваются на заседании ФКК, при этом специальных заседаний по ним не проводится. Они попадают в раздел «Разное» в рамках тех заседаний, на которых рассматриваются в качестве основных вопросы о получении права на телерадиовещание.(3)

Более того, в перечисленных нормативных актах нет указания на то, являются или нет обязательными решения Федеральной конкурсной комиссии. Практика показывает, что по вопросам переоформления лицензии ФКК дает свои рекомендации лицензирующему органу (Росохранкультуре) по поставленным заявителем (вещателем) вопросам.

Поэтому решение ФКК не гарантирует заявителю удовлетворения его просьбы, кроме того, срок рассмотрения может растянуться на неопределенное время: сначала вопрос выноситься на заседание ФКК, проводимое раз в месяц, затем свое решение должен вынести орган власти (срок для этого не предусмотрен).

Решить эту проблему возможно одним из следующих способов.

1. Предусмотреть, что решения ФКК (прежде всего по вопросам выдачи и переоформления лицензии) являются обязательными. Поскольку ФКК не является властным органом, они должны оформляться решением Министерства культуры или Росохранкультуры. Сформулировать это можно путем изменения ныне действующего абзаца 3 пункта 2.18 Регламента ФКК, изложив его следующим образом: «В едином протоколе заседания ФКК отражаются и иные принятые решения по вопросам, относящимся к компетенции ФКК. Принятые решения по вопросам выдачи или внесения изменений в лицензию и/или приложения к ней подлежат оформлению актом соответствующего федерального органа исполнительной власти».

Соответствующие изменения следует внести в Положение и Регламент работы Росохранкультуры.

2. Предусмотреть, что вопросы переоформления лицензии рассматриваются не ФКК, а непосредственно в Росохранкультуре, определить в Положении о работе и Регламенте порядок и срок принятия решений по этим вопросам(4).

Таким образом, формальное отсутствие возможности изменения лицензии и его порядка приводит к тому, что решается этот вопрос по усмотрению лицензирующего органа. Практика показывает, что это усмотрение ничем не ограничено и никак не предсказуемо.

С одной стороны, всем известны случаи, когда вдруг неожиданно вещателем производится смена одной ретранслируемой радиопрограммы на совершенно другую, или прекращается трансляция программ собственного изготовления и начинается только ретрансляция чужих, т.е. фактически производится смена программной концепции вещания. Вряд ли такие существенные изменения могут быть произведены без ведома лицензирующего органа. Следует предположить, что разрешение в таких случаях было дано, а переоформление лицензии произведено.

С другой стороны, есть случаи многочисленных предупреждений и даже аннулирования лицензии за гораздо менее существенные отступления от лицензионных условий. Например, часты предупреждения за несоответствие предусмотренного программной концепцией вещания процентного соотношения направлений вещания имеющемуся в действительности.

Так, адвокат Жанна Кузьменко пишет: «В июле 2000 года радиостанции «Надежда» отказали в продлении лицензии в связи с двумя предупреждениями <…> радиостанции инкриминировали превышение процента русской музыки в эфире»(5) .

При решении вопроса о переоформлении лицензии следует обратить внимание на еще одно обстоятельство. Наиболее затруднительным в настоящее время является внесение изменений в лицензии, выданные на конкурсной основе.

На первый взгляд, так и должно быть, ведь конкурс как способ определения лица, имеющего право на вещание, при установлении возможности менять концепцию, одержавшую победу в этом конкурсе, теряет свой смысл. В этом случае у других лиц, в конкурсе проигравших, появятся основания для признания в судебном порядке конкурса недействительным.

В то же время внести изменения в лицензию, выданную вне конкурса (скажем, до 1999 года, до введения обязательной конкурсной процедуры), значительно проще. В литературе отмечается это неравенство участников рынка: «вещательные организации, получившие лицензии на основании результатов конкурса, лишены возможности изменения своей концепции вещания, что ставит их в неравные условия с теми вещателями, которые получили лицензии на вещание без проведения конкурса» (6) .

На наш взгляд, решением этого вопроса может стать предоставление права на внесение изменений в лицензионные условия, в том числе в программную концепцию вещания, по истечении определенного срока после выдачи лицензии (например, двух или трех лет). Такое право должно быть предоставлено вне зависимости от того порядка, в каком была получена лицензия, должен быть прописан механизм внесения изменений. Предусмотреть это право и порядок его реализации следует в Положении о лицензировании телерадиовещания. В случае, если такое право будет предусмотрено, в значительной степени снизятся риски (возможности) коррупции, будут учтены требования рынка, вещатели окажутся в равных условиях.

Действительно, условия на рынке телерадиовещания меняются, и та концепция, которая на конкурсе была признана наилучшей, через три года уже может не отвечать рыночным требованиям, предпочтениям аудитории, и вещатель должен иметь право внести изменения. В нынешней ситуации такого права нет, и, повторимся, вещателям приходится только рассчитывать на милость лицензирующего органа, который решает этот вопрос исключительно по своему усмотрению.

Заметим, что проект Положения о лицензировании предусматривает максимальный срок действия лицензии не пять лет, как сейчас, а десять. С учетом столь большого срока предусмотреть право внесения изменений в лицензионные условия является насущной необходимостью.

Замена лицензиатом ретранслируемой или производимой им радиопрограммы без соответствующего разрешения лицензирующего органа является, безусловно, нарушением лицензионных условий. Однако и здесь возможны свои нюансы.

Дело в том, что ретрансляция любой радиопрограммы производится на основании гражданско-правового договора с производителем этой радиопрограммы. Как быть, если производитель расторгает этот договор (или отказывает в его пролонгации)? В этой ситуации лицензиат лишается права осуществлять ретрансляцию (на основании гражданско-правового обязательства), но в силу существующей административно-правовой обязанности он должен это делать. Ответа на вопрос, как решить эту коллизию, нет как в действующем законодательстве, так и в проекте Положения.

Как раз для таких случаев и должен быть прописан механизм переоформления лицензии, и, прежде всего, случаев, когда лицензирующий орган обязан произвести такое переоформление. Пока же эти вопросы решаются индивидуально, без использования каких-либо общепринятых критериев.

На практике прекращение договора об использовании радиопрограммы может привести к тому, что лицензия будет аннулирована в связи с допущенным нарушением (прекращением ретрансляции), соответствующая частота окажется свободной. В общем порядке на нее будет назначен конкурс, выиграть в котором, по нашему мнению, скорее всего, сможет именно тот вещатель, который отказал своему партнеру в ретрансляции. Эту ситуацию смело можно назвать «законным способом отъема лицензии».

В таких случаях, когда лицензиат лишен возможности следовать условиям лицензии, он должен иметь право на переоформление лицензии, о чем следует указать в Положении о лицензировании.

В проекте Положения переоформлению лицензии посвящен раздел 4. Согласно ему, «переоформление лицензии осуществляется лицензирующим органом на основании заявления лицензиата».

Как уже указывалось, переоформление является обязательным в случае изменения наименования, организационно-правовой формы, реквизитов юридического лица лицензиата, изменения параметров вещания:

«В случае изменения сведений о лицензиате, организационно-правовой формы, наименования, местонахождения лицензиат обязан не позднее чем через 30 дней с момента государственной регистрации соответствующих изменений направить в лицензирующий орган письменное заявление о переоформлении документа, подтверждающего наличие лицензии, к которому прилагается надлежащим образом заверенная копия свидетельства о регистрации соответствующих изменений, выданного в установленном действующим законодательством Российской Федерации порядке. В случае необходимости внесения изменений в параметры вещания лицензиат обязан до фактического осуществления соответствующих изменений направить в лицензирующий орган письменное заявление о переоформлении документа, подтверждающего наличие лицензии с приложением к нему соответствующих документов».

Таким образом, в настоящее время есть потребность в том, чтобы не только регламентировать порядок переоформления лицензии, но и указать случаи, в которых лицензиат имеет право на переоформление. Например, когда изменение лицензии, программной концепции вызвано причинами, независящими от лицензиата. В то же время сформулировать основания, по которым лицензирующий орган обязан переоформить лицензию, весьма сложно, поскольку этот вопрос является оценочным и должен решаться с учетом всех обстоятельств дела. А это, в свою очередь, оставляет возможности для злоупотреблений и отказов.

Мы предлагаем сформулировать эти основания следующим образом (в виде пункта или статьи, подлежащей внесению в проект Положения): «В случаях, когда необходимость изменения лицензии или приложений к ней вызвана причинами, не зависящими от лицензиата, которые он не мог и не должен был предвидеть, лицензирующий орган обязан произвести соответствующее переоформление. Решение лицензирующего органа об отказе в переоформлении лицензии может быть обжаловано в судебном порядке в течение двух месяцев со дня вынесения такого решения». Разумеется, обязанность по доказыванию наличия таких причин лежит на лицензиате.

УСТУПКА ЛИЦЕНЗИИ

Этот вопрос тесно связан с переоформлением лицензии. В общепринятом смысле уступка представляет собой передачу прав, предоставляемых лицензией, другому лицу. В действующем законодательстве не дается ответа на вопрос, допускается ли уступка лицензии. Согласно статье 32 Закона о СМИ и действующему Положению о лицензировании, одним из оснований для аннулирования лицензии является ее скрытая уступка. Ничего более на этот счет в Положении не говорится.

Следует предположить, что вообще уступка, таким образом, допускается. Не допускается лишь скрытая уступка, т.е. произведенная без уведомления и согласия лицензирующего органа. Поскольку нет ответа на вопрос, как следует получить такое согласие, то все снова сводится к решению вопроса «в индивидуальном порядке».

В отличие от действующего Положения, проект предусматривает возможность уступки. Согласно проекту, «уступка лицензии — это передача лицензиатом прав и обязанностей по осуществлению лицензируемого вида деятельности третьему лицу с согласия лицензирующего органа. При переоформлении лицензии ее номер и срок действия не изменяются. При этом ранее выданная лицензия подлежит возврату в лицензирующий орган».

Хотя бы примерных критериев, в каких случаях лицензирующий орган дает свое согласие, в проекте не содержится. В качестве таковых можно назвать сохранение лицом, которому уступлена лицензия, заявленной программной политики и технических параметров. Заметим, что по общему правилу (применяемому для лицензирования иных видов деятельности) уступка лицензии не допускается.

Можно ли расценить в качестве скрытой уступки столь распространенную практику покупки 100% долей (акций) в уставном капитале юридического лица — лицензиата? Полагаем, что нет, хотя зачастую такая покупка оборачивается сменой покупателем концепции вещания или ретранслируемой программы. С точки зрения права субъект — лицензиат — остался тем же, а потому речь может идти только о переоформлении лицензии, о котором мы сказали выше.

ПОНЯТИЕ ТЕХНИЧЕСКОГО РАСПРОСТРАНИТЕЛЯ

Этот вопрос следует рассмотреть отдельно, хотя и он связан с переоформлением лицензии. В проекте Положения имеется пункт 1.6, являющийся новинкой для нашего законодательства.

В соответствии с ним, «получение лицензии не требуется, если деятельность по распространению продукции электронных средств массовой информации, зарегистрированных в установленном порядке на территории РФ и предназначенных для индивидуального приема неограниченным кругом потребителей, осуществляется на основании программного содержания, полностью соответствующего программному содержанию продукции электронного СМИ лица, имеющего лицензию на вещание, переоформившего собственную лицензию в установленном настоящим Положением порядке с указанием параметров и территории вещания техническим распространителем продукции СМИ».

Пунктом вводится понятие «технического распространителя», однако определения этому понятию не дается. Содержание пункта, сформулированного на наш взгляд не лучшим образом, следует соотнести с вышеописанной ситуацией, когда лицензиату (например, региональной станции) могут отказать в праве ретранслировать радиопрограмму: расторгнуть или отказать в пролонгации соответствующего договора об использовании радиопрограммы.

По нашему мнению, данный пункт позволяет лицензиату, отказавшему своему партнеру в пролонгации договора об использовании радиопрограммы или расторгнувшего его, в то же время переоформить свою лицензию, добавив в нее право вещания на той частоте на той территории, где вещание ранее осуществлялось его партнером.

Фактически речь идет о возможности спокойно и безболезненно получать все новые лицензии в порядке переоформления. Это представляется сомнительным, в том числе противоречащим действующему Положению о порядке проведения конкурсов.

Считаем, что предложенный законодателем пункт 1.6 из проекта Положения следует исключить.

ПРОЛОНГАЦИЯ ЛИЦЕНЗИИ

Сегодня максимальный срок, на который выдается лицензия, составляет 5 лет. Как правило, лицензии выдаются именно на этот период. По его истечении у любого вещателя возникает вопрос о продлении (пролонгации) действия лицензии.

В настоящее время этот вопрос регулируется только пунктом 9 действующего Положения. Им предусмотрено, что «при пролонгации действия лицензии орган исполнительной власти учитывает мнение потребителей о качестве вещания и передаваемых программ. Лицензии на каждый последующий срок оформляются в соответствии с установленным порядком».

Норма весьма неоднозначная.

Во-первых, в Положении не сказано, имеет ли лицензиат право требования на продление срока действия лицензии (скажем, при соблюдении определенных условий, например при условии отсутствия нарушений лицензионных требований в предыдущий период), или же решение этого вопроса находится исключительно в ведении исполнительного органа власти? Представляется, что верным является последнее, т.к. в пункте речь идет об осуществлении пролонгации органом власти, о правах лицензиата не сказано ничего. Правда, не указаны собственно порядок и сроки пролонгации, что является существенным упущением в регулировании этого вопроса. На практике пролонгация лицензии осуществляется исключительно на основании решения лицензирующего органа, при этом вполне возможны злоупотребления и нарушения.

Во-вторых, не дается разъяснения, каким образом должен производиться учет мнения потребителей о качестве вещания и передаваемых программ. В новом Положении эту норму переместили в раздел 1 «Общие положения», предусмотрев возможность ее применения при решении вопросов не только пролонгации, но выдачи, переоформления лицензии, осуществления контрольно-надзорных функций. Хотя описание механизма учета мнения потребителей вновь осталось за рамками регулирования.

Учет мнения потребителей может применяться при решении любых вопросов, связанных с действием лицензии, а не только с пролонгацией. Хотя трудно себе представить такой учет, например, при переоформлении лицензии (переоформление происходит в частности, при изменении наименования, реквизитов лицензиата). С нашей точки зрения, норму о применении учета мнения потребителей следовало оставить в прежней редакции.

С другой стороны, в проекте Положения имеется порядок и сроки пролонгации, что является положительным моментом. Согласно проекту, «заявление на продление лицензии должно быть подано не позднее, чем за 60 дней до окончания срока ее действия, переоформление осуществляется в течение 30 дней с момента получения этого заявления, — разумеется, если нет оснований для отказа».

Проект Положения предусматривает продление лицензии на «последующий 10-летний срок». В то же время пунктом 3.3 проекта предусмотрено, что лицензия выдается на срок до 10 лет. Здесь противоречие. Полагаем, надо пункт сформулировать так:

«Лицензия на вещание продлевается на следующий срок, который должен составлять не менее предыдущего срока действия лицензии и не более 10 лет. Если лицензиатом в заявлении на продление срока действия лицензии указан срок, меньший чем предыдущий срок действия лицензии, действие лицензии продляется на заявленный срок».

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТКАЗА В ПРОЛОНГАЦИИ, ПЕРЕОФОРМЛЕНИИ ЛИЦЕНЗИИ ПО ПРОЕКТУ ПОЛОЖЕНИЯ

Как уже отмечалось, в настоящее время лицензирующий орган принимает решение по этому вопросу по своему усмотрению. Проект Положения хорош уже тем, что ограничивает это усмотрение, вводя перечень оснований для отказа в переоформлении.

В соответствии с проектом, «основаниями для отказа в оформлении, переоформлении и продлении срока действия лицензии являются предоставление неполного пакета документов, несоответствие представленных документов установленным требованиям, наличие в предоставленных документах недостоверной, неполной или искаженной информации, отсутствие технической возможности соответствовать заявленным параметрам вещания».

С этими основаниями можно согласиться.

Однако кроме них в проекте содержится такое основание для отказа, как предусмотренный нормами действующего законодательства Российской Федерации конкурсный порядок предоставления лицензии. Стало быть, в любом случае, когда срок действия лицензии истекает или, более того, возникает необходимость в переоформлении, любому лицензиату, вещающему в городах с населением более 200 000 человек или в столице субъекта Российской Федерации (конкурсы обязательны в таких городах), может быть отказано в продлении или переоформлении лицензии.

Под угрозой оказываются все вещатели, уже давно работающие на рынке, которые уже неоднократно продлевали свои лицензии. Станция, работавшая на рынке более 10 лет, при элементарном истечении срока действия лицензии может лишиться ее, ведь еще неизвестно, кто выиграет конкурс. А если повезет, и конкурс все же выиграет эта станция, ей придется уплатить единовременную плату, основания для определения размера которой неизвестны. Ее размер, кстати, давно уже вызывает вопросы у специалистов. Обратимся снова к статье Ж.Кузьменко: «Сегодня конкурсный взнос может быть абсолютно любым, зависящим от произвола чиновника. Пример: в сентябре 2003 года были выставлены на конкурс три FM-частоты в Москве. Единовременная плата за каждую составляла чуть больше 8 миллионов рублей. Однако за неделю до проведения конкурса, когда уже все претенденты, а их, по словам в то время первого заместителя министра М.В.Сеславинского, было 27, провели оплату, МПТР объявило об отмене конкурса, якобы за неподготовленностью частот. На февраль 2004 года оно снова объявило конкурс, теперь уже на пять частот, а единовременная плата была установлена в размере, превышающем 14 миллионов рублей»(7) .

Поэтому такое основание отказа в продлении или переоформлении лицензии как необходимость конкурсного порядка следует исключить.

В проекте Положения также указано, что «в продлении срока действия лицензии может быть отказано по решению лицензирующего органа в случаях наличия зафиксированных фактов нарушения лицензионных требований и условий и/или вынесения лицензиату официальных предупреждений за время действия данной лицензии, при подаче заявления о продлении лицензии позднее, чем за 60 дней до окончания срока действия лицензии».

Решение об отказе в выдаче лицензии доводится лицензирующим органом до заявителя в письменной форме с указанием причин отказа.

Возникает закономерный вопрос: каким образом должны быть зафиксированы такие нарушения? Можно предположить ситуацию, когда лицензиат спокойно работал, а ему при решении вопроса о продлении лицензии отказывают, указывая на то, что когда-то, пять лет назад, были зафиксированы нарушения.

Представляется, что речь должна идти только о тех нарушениях, которые являлись административными правонарушениями, за которые лицензиат понес административное наказание. Предупреждение — одно из видов таких наказаний (статья 3.2. Кодекса об административных правонарушениях). Должен быть соблюден порядок и условия его наложения, предусмотренный Кодексом. Должно быть оговорено количество этих нарушений, и срок, за который учитывается это количество, также должен быть ограничен.

В связи с этим предлагаем следующую редакцию этого пункта:

«В продлении срока действия лицензии может быть отказано по решению лицензирующего органа в случаях, если лицензиат в течение одного года до окончания срока действия лицензии в связи с нарушением лицензионных требований и условий понес два или более административных наказания, решения о наложении которых не были признаны незаконными в судебном порядке».

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Начало. Окончание статьи в следующем номере, в нем будут рассмотрены вопросы приостановления и аннулирования лицензии с учетом материалов судебной практики. — Ред.

2 «Российская газета», № 248, 22.12.1994.

3 К сожалению, протоколы заседаний ФКК являются закрытыми документами. С ними не могут ознакомиться даже проигравшие участники конкурса. По нашему мнению, это нарушение Постановления Правительства Российской Федерации «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти» от 12 февраля 2003 г., № 98, в котором сказано, что к обязательным для размещения в информационных системах общего пользования сведениям относятся «сведения об открытых конкурсах, аукционах, тендерах, экспертизах и других мероприятиях, проводимых федеральным органом исполнительной власти, его территориальными органами и подведомственными ему учреждениями, в том числе: <…> протоколы заседаний конкурсных комиссий». («Российская газета», № 30, 15.02.2003).

4 Кстати, не столь давно принятый Регламент Росохранкультуры вообще не регулирует порядок взаимодействия с ФКК, что, на наш взгляд, является его существенным недостатком.

5 Кузьменко Ж. Нет закона — есть произвол // Журналист. Апрель 2004. С. 51.

6 Абов Е., Абраменко Ф. и др. 10 лет развития средств массовой информации в России (доклад в рамках Российско-американского диалога по предпринимательству в области СМИ) // См. сайт http://www.smi.rusmedia.ru/indastrial/page12.html

7 Кузьменко Ж. Указ. соч. С. 52.

Николай ГРАХОВ, Сергей ПЬЯНКОВ

«Законодательство и практика масс-медиа», апрель 2006 www.medialaw.ru




23.04.2006 г. - 9080 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта