"Борьба полов" в радиобизнесе


Текстовая версия


  Этот материал задумывался как праздничная шутка к 8 Марта. Но неожиданно разговор на тему «борьбы полов в радиобизнесе» стал почти серьезным, за что огромное спасибо участвовавшим в блиц-опросе коллегам.
   Никакой логики в последовательности размещения ответов на вопросы нет. Мы специально смешали все ответы, чтобы картина роли женщины в системе отечественного радиобизнеса была наиболее полной :). К сожалению, в нашем разговоре смогли принять участие не все дамы, занимающие руководящие радиопосты. Многие просто не успели к оговоренному сроку. Но это не умаляет качества нашего «разговора». Думается, что господствующие точки зрения представлены достаточно полно.   

 

 

 

Ксения Богатырева,    исполнительный  директор"Русской Медиагруппы"

Ирина Герасимова, председатель ГРК "Маяк" и Гильдии Радио

        Елена Конева,        генеральный директор группы компаний КОМКОН

       Маргарита Набоковаэксперт-консультант по музыкальному программированию "ПроРадио"

 

 

 

 

Екатерина Сергеева, генеральный директор радио "Хит-FM"

Валерия Строганова, генеральный директор радио "Ретро"

    Ирина Чмовж,      руководитель направления радио КОМКОН-Медиа

     Мила Шварц,         генеральный директор радио "Мегаполис FM"

OnAir: Радиобизнес традиционно считается мужским бизнесом. Согласны ли Вы с этим? И есть ли вообще разница между мужским и женским бизнесом?

Екатерина Сергеева: На мой взгляд, разницы нет, поскольку бизнес – это умственный, а не физический труд. И с постулатом, что радиобизнес – мужское дело – я тоже не согласна. Женщина ни чем не уступает мужчине в бизнесе вообще и в радиобизнесе в частности.
Ксения Богатырева: У нас в «Русской Медиагруппе» вообще принят подход к радиобизнесу именно как к бизнесу. Бизнес же – это война,  а война – это мужской вид спорта. Я не верю в понятие «женский бизнес». Если женщина - глава бизнес-структуры, ей сложнее выжить. Во-первых, по своей природе женщины не всегда готовы на какие-то жесткие шаги, даже в сфере борьбы с конкурентами. Во-вторых, для нормальной женщины семья все же стоит на первом месте, а бизнес требует полной самоотдачи. «Женский бизнес» - скорее, дополнительное занятие, развлечение. Хотя лично меня это утверждение, пожалуй, не касается.
Мила Шварц: Я вообще не стала бы делить бизнес на женский и мужской.  Успеха в нашем бизнесе может добиться как мужчина, так и женщина. И зависит это не от пола, а от увлеченности и профессионализма руководителя, взявшегося за дело.
Маргарита Набокова: Любой бизнес в нашей стране считается мужским занятием, особенно тот, который обеспечивает известность или деньги. Хотя по идее у бизнеса нет половой принадлежности. Различны лишь цели и методы. Мужчина традиционно хочет доказать, что именно он  - самый лучший охотник или самый меткий стрелок, женщина же просто делает дело.
Ирина Герасимова: Не согласна. Бизнес есть бизнес. Его законы одинаковы для всех.
Валерия Строганова: У нас любой бизнес считается мужским. Но, когда в нем появляются талантливые женщины, у них все почему-то лучше получается. В московском FM-диапазоне есть чисто мужские радиостанции, созданные мужчинами, которые замыкают третью десятку по рейтингам. И есть станции, возглавляемые женщинами, которые, слава Богу, неплохо себя чувствуют. Что называть «женским бизнесом»? Те же парикмахерские и салоны красоты, как правило, держат мужчины, или, в крайнем случае, любовницы богатых мужчин. Тогда, как и нефтегазовые компании, и политические партии вполне способны продвигать женщины. Как и радиостанции, и телевизионные каналы. Примеров тому сейчас немало.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Разницы между мужским и женским бизнесом нет. Личностные профили успешных в бизнесе мужчин и женщин очень близки. Радиобизнес же – выражено мужской бизнес. И это объяснимо и оправданно. Достаточно  взглянуть на слушательское поведение мужчин и женщин. Женщины менее динамичны в музыкальных предпочтениях, у них уже диапазон музыкальной приемлемости, их меньше в аудитории нишевых радиостанций с «продвинутой» музыкой. Соответственно, среди радийщиков, программных директоров радиостанций больше мужчин. Однако талантливые женщины же находят свою дорогу на радио. Они присутствуют в радиобизнесе, видимо,  в той пропорции, которая отвечает объективной реальности.

OnAir: Легко ли женщине работать в системе современного радиобизнеса?

Елена Конева, Ирина Чмовж: Женщине работать в сложившейся системе сложнее только потому, что она больше озабочена семьей и детьми. Если же брать бизнес-сторону, то сложность заключается в том, что женщина менее агрессивна, и не всегда для решения рабочих вопросов будет ходить в баню с мужчинами и пить крепкий алкоголь :).
Мила Шварц: Слово «легко» в этом вопросе не уместно – в серьезной работе ничего легко не бывает. Но по сравнению с мужчиной женщине всегда работать проще. Хотя бы потому, что она женщина, и отношение к ней изначально более лояльное.
Екатерина Сергеева: Если серьезно работать, то это всегда сложно.
Ирина Герасимова: Легко нигде не работается! Любая работа требует определенных моральных, умственных и физических затрат. Если делаешь свою работу хорошо, заведомо ориентируясь на успех, то работать везде тяжело.
Ксения Богатырева: Женщинам в любом бизнесе работать сложно, поскольку это чрезвычайно агрессивная среда и, одновременно, большая игра без правил. Женщине, как созданию изначально мягкому, бывает тяжело с этим смириться. Но если принять для себя, что бизнес – это мир мужчин, то работать с ними становится легче.
Маргарита Набокова: Не имеет значения, в какой сфере деятельности работает женщина, если бизнес вообще  традиционно считается  мужским занятием. Да, трудно, в радио бизнесе тоже. Мужчины ведут дела иначе, иногда приходится играть по их правилам…или делать вид…
Валерия Строганова: Работать не легко. Если бы женщины были более стрессоустойчивы, если бы у них было поменьше совести… Просто есть моменты, которые женщин сильно подламывают и заставляют отказаться от подобного рода деятельности. Женщина гораздо более ранима  и чувствительна к подлости, двойной и нечистой игре, ей слишком трудно дается понимание того, что не все в жизни хорошие люди, и не все играют по правилам. Это мешает при банальном карьерном росте, когда надо идти по трупам или по головам, делать подлости, или, наоборот, к кому-то подлизываться и т.д.  Мужчины все это гораздо легче воспринимают, и это их игра.

OnAir: На Западе женщина считается одним из лучших типов работников. Насколько этот подход характерен для России? И, если не характерен, то почему?

Ирина Герасимова: Скорее всего, подобный подход не характерен для нашей страны. (см. пункт № 1). Так как тип работника, прежде всего, зависит от его профессионализма.
Мила Шварц: Становится характерным. Россия сейчас стремительно развивается во всех направлениях и во многом перенимает западный опыт. В том числе, и по активному вовлечению женщины в различные сферы бизнеса. Это особенно заметно по нашему медийному рынку в целом и радийному в частности.
Екатерина Сергеева: Для России этот подход особенно характерен. В России все на женщине держится. И фразы типа «Место женщины на кухне» я в свой адрес никогда не слышала. Хотя кому-то, может, действительно, место на кухне.
Маргарита Набокова: На западе, наконец-то, мужчины научились думать и считать. Спасибо феминистским движениям, которые заставили к себе прислушаться. Женщина действительно лучший работник, если уж она настроена на работу, а не предпочитает  быть домохозяйкой. В нашей же культуре до сих пор сильны постулаты «Домостроя», поэтому многие мужчины  привыкли считать женщину «другом человека». На женщинах привыкли выезжать (вспомните пресловутую даму с отбойным молотком), но не уважать их. Мужчине, как правило, платят больше, чем женщине, за один и тот же объем выполненной работы. Мужчине, если он уж не законченный алкоголик, прощается многое, и, при приеме на работу, даже весьма преклонный возраст не принимается в расчет, тогда как в любом объявлении о приеме на работу женщин вы увидите одну и ту же фразу – «Требуется женщина до 30 лет…».
Ксения Богатырева: В «Русской Медиагруппе» во всех структурах одинаково хорошо работают и женщины, и мужчины. Это вопрос правильного менеджмента – когда на соответствующую должность подбирается определенный работник с теми или иными «производственными» характеристиками. Женщина – это, несомненно, хороший исполнитель. Это гарантированная аккуратность и ответственность.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Сравнение мужчин-женщин как работников в терминах «лучше-хуже»
не продуктивно. Оптимальна комбинация тех и других, да еще хорошо бы иметь и возрастное разнообразие.  На переговорах, в решении проблем сочетание мальчика и девочки привносит гармонию и целостность. Видимо,  в этом есть смысл не только для рождения детей :)).

OnAir: Существуют ли, на Ваш взгляд, в радиобизнесе стереотипы при приеме женщин на работу?

Екатерина Сергеева: Мне кажется, что никаких. Все исходят из деловых качеств конкретного человека.    К тому же есть определенные участки, сферы, где лучше справляется женщина. Например, бухгалтерия. Когда стоит вопрос, выбирать мужчину или женщину, я выбираю женщину. Всегда стараюсь понять ее, помочь. Потому что ей тяжелее пробиться. Можно сказать, что я лоббирую интересы женщин…
Маргарита Набокова: Ведущими, рекламными агентами, журналистами  и т.д. женщин берут охотно. Если же женщину все-таки ставят на ключевую позицию в радио бизнесе, это значит, что на этом месте надо впахивать по полной программе.
Ирина Герасимова: В радиобизнесе существуют стереотипы для разных профессий, и они всем известны. Например, ди-джей должен быть ярким, запоминающимся, осведомленным. Он должен иметь высокий уровень культурного и общего развития, приятный голос и мощную энергетику. Если говорить о стереотипах руководителей радиобизнеса, то здесь человек должен иметь опыт руководства и знание технологии этого бизнеса во всех областях – программинга, маркетинга, быть осведомленным о рынке радио в целом и т.д.
Ксения Богатырева: На мой взгляд, таких стереотипов не существует. Если мы говорим о ди-джеях, то на радио в одинаковой мере требуются и мужские, и женские голоса. В сферах продаж рекламы, PR,  управления, мы также смотрим в первую очередь на человека как на специалиста, и пол здесь не абсолютно никакого значения не имеет.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Стереотипов с позитивными и негативными чертами по поводу женщин много, поводов для них тоже немало. Главное сегодня, не проглядеть новые тенденции и не упустить женщин, у которых есть оптимальное сочетание «женских недостатков» и «мужских  достоинств».
Валерия Строганова:  Я сказала бы, что при самом приеме на работу то, что ты женщина – большой плюс. Но вот во время работы ты не защищена от ситуации, когда последней фразой истощившего в споре все аргументы мужчины будет: «Все бабы - дуры». Согласитесь, на это очень трудно возразить в каких-то приличных выражениях. И еще сто лет так будет.
    В этом плане европейские мужчины гораздо лучше умеют использовать потенциал женщин и более здраво оценивают ситуацию. Например, мой шеф, француз, после того, как год или два прожил здесь, сказал, что Россия – это женская страна. Что все, что нужно сдюжить, перетерпеть, поднять, удержать на высоте – это женщины. Да, мужчины могут принять решение, но делать за них в результате, аккуратно раскладывать по полочкам, следить за тем, чтобы все работало грамотно и аккуратно, –  именно в России - будут женщины.   Наш мужчина никогда не признает этого :).
Мила Шварц: Лично я никогда сама на работу не устраивалась, чтобы испытать это на себе. Но, когда я принимаю на работу, для меня не существует половых предпочтений. Главное, чтобы человек разбирался в своем деле, стремился к достижению лучших результатов и укреплению своих позиций в профессии.

OnAir: Принадлежность к слабому полу, скорее, мешала Вам в работе или помогала?

Ирина Герасимова: Скорее помогала.
Елена Конева, Ирина Чмовж: В чем-то мешала, в чем-то помогала. Баланс прокалькулировать невозможно. Но мысли, ах, почему я не мужчина, в связи с бизнесом, у нас не было ни разу.
Мила Шварц: Мне помогала, потому что руководящие посты в нашем бизнесе занимают в основном мужчины, а женщине с мужчиной договориться легче, чем мужчине с мужчиной.
Маргарита Набокова: Не могу сказать, что мешала или помогала. Я всегда была женщиной, мне трудно сказать, что я ощущала бы, будь я мужчиной. Может быть, мне и вправду было бы легче?
Ксения Богатырева: Знаете, я стараюсь об этом не задумываться.
Екатерина Сергеева: Помогала. Иногда, при решении некоторых вопросов, мужчине трудно отказать женщине. Если мужчина по отношению к мужчине иногда позволяет себе грубость, то по отношению к женщине он более дипломатичен, вежлив, да и отказывает гораздо реже.
Валерия Строганова:  Помогала. Конечно, все зависит от женщины. От того, что она ставит на первый план. Если во главу угла она ставит то, что она женщина, и этим ограничивается, то, наверное, рано или поздно ее перестают воспринимать. Но если она в разумных дозах использует свою женственность, свой ум, такт и умеет вовремя смолчать, то ей успех обеспечен гораздо больший, чем мужчине. Хотя бы потому, что у нее есть 10 очков форы «за внешность».
    Не думаю, что мужчины будут это читать (а если и прочтут, как всегда, скажут, что это женская чушь), но однозначно, что они бессильны перед нами, как дети. Мужчина даже не понимает, насколько слаб против женщины. Я, кстати, тоже лет до 30-ти в полной мере эту власть не осознавала. Но теперь точно могу сказать, что, если женщина зацепила, мужчина не может с этим справится. Это абсолютно природное явление, как ливень, как снегопад. Он не может с тобой разговаривать как с мужчиной, потому что ты женщина. Так что я не знаю, кто из нас слабый пол :).

OnAir: Пользуетесь ли Вы своим женским обаянием при решении производственных задач?

Екатерина Сергеева: Безусловно.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Пользуемся. Когда есть искренний порыв, не стесняемся говорить хорошие слова и даже целовать (в щеку). 
Ирина Герасимова: Я пользуюсь абсолютно всеми возможностями и данными, которые имею, в том числе и женским обаянием.
Ксения Богатырева: Так сложилось, что радио в большей степени относят к миру шоу-бизнеса, чем к медиа, а в шоу-бизнесе принято пользоваться своим обаянием, причем, совершенно неважно – женским, мужским или просто человеческим. Поэтому, конечно,  я, как и все вокруг,  постоянно использую свое обаяние.
Маргарита Набокова: От того, сколько раз я улыбнусь тому или иному сотруднику, не зависит четкость выполнения производственной задачи. Хотя, в некоторых ситуациях напряженность снимать удается.
Мила Шварц: Конечно, я же не могу пренебрегать тем, что заложено в моей природе! Это нельзя регулировать: «Сегодня я буду пользоваться своим обаянием, а завтра я им пользоваться не буду». Мне кажется, что это право любого человека – при необходимости использовать то, что ему дано.

OnAir: Какой стиль одежды Вы предпочитаете: «унисекс», или подчеркиваете свою женственность?

Елена Конева, Ирина Чмовж: Деловой унисекс, но пользуемся косметикой, украшениями и парфюмом, чтобы не перепуталиJ.
Ирина Герасимова: Я люблю классическую форму одежды с неким «прибамбасом». Я не сухарь и не забываю о своем внешнем виде. В моем костюме обязательно должно присутствовать что-то оригинальное.
Ксения Богатырева: Стараюсь просто выдерживать определенный общий стиль, следить за модными тенденциями в рамках здравого смысла, или, иногда, подчиняюсь настроению.
Маргарита Набокова: Я одеваюсь так, чтобы было удобно, без крайностей в виде жестких пиджаков или глубоких декольте.
Мила Шварц: Я с удовольствием слежу за модой и не могу выделить какой-то один стиль одежды. Но уверена, что женщина должна подчеркивать свою женственность. Я не очень понимаю женщин, которые стремятся уподобиться мужчинам. Зачем быть похожим на мужчин, если существуют сами мужчины? Сейчас как раз такое время, когда больше ценятся мужественные мужчины и женственные женщины, а не нечто среднее. 
Екатерина Сергеева: Я предпочитаю унисекс. Это гораздо удобнее. Но иногда приходится изменять своему стилю. Одежда должна помогать человеку добиться своей цели. Всегда приходится думать, как одеться, чтобы не выглядеть не к месту. Но моя любимая одежда все-таки джинсы и майки. Жалко, что я не могу появляться в них на работе :).

OnAir: Совместима ли руководящая должность в сфере радиобизнеса с полноценной личной жизнью?

Екатерина Сергеева: Конечно.
Валерия Строганова:  Абсолютно. 
Маргарита Набокова: Если семья адекватно воспринимает твою занятость, вполне совместима.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Да, несомненно. Дополнительно преимущество – можно совращать подчиненных :)).
Ирина Герасимова: Абсолютно совместима! Потому что полноценная личная жизнь – это состояние, а не «отдельные пункты программы». Поэтому, если твое состояние предполагает наличие мужа, детей, квартиры, машины, то, как бы ни тяжело было бы всем этим заниматься, это является частью твоей жизни!
Ксения Богатырева: Любая руководящая должность наносит значительный ущерб личной жизни, но, тем не мене, если научиться грамотно распределять силы и время, то можно успеть все, а не жертвовать общением с семьей и с ребенком. Единственное, кому приходится нелегко – это моим парикмахеру и маникюрше, им приходится выходить на работу очень рано, поскольку я появляюсь у них в 9, а то и в 8 утра.
Мила Шварц: Каждый сам для себя определяет рамки полноценности личной жизни. Кому-то достаточно проводить дома 2 часа в сутки, и, работая по 22 часа, он все равно будет успевать больше некоторых, у кого  полдня свободны. Главное – уметь организовать свое время. Лично я успеваю все.

OnAir: Изменялось ли отношение к Вам мужчин от радио по мере Вашего карьерного роста?

Ирина Герасимова: Не изменялось.
Ксения Богатырева: Нет, абсолютно. Меня всегда  поддерживали и коллеги, и руководство холдинга.
Екатерина Сергеева: Я никаких перемен не заметила.
Валерия Строганова:  Если изменялось, то это не зависело от пола. Были и мужчины, и женщины, которые не хотели со мной работать несколько лет назад и которые спустя какое-то время изменили свое отношение ко мне как к профессионалу. Но это уже вопрос умения найти подход к людям.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Изменялось –  подавлялась (безуспешно) любовь, рос авторитет и укреплялась дружба :).
Маргарита Набокова: Я не думаю о том, как ко мне относятся – берегу нервную систему :). С теми, кто искренне рад за меня, я дружу, как и прежде. Ну а с теми, у кого моя карьера вызывает изжогу, я, к счастью, не общаюсь.
Мила Шварц: Отношение изменялось и только в лучшую сторону. Я вообще никогда не ощущала каких-то негативных эмоций со стороны мужчин, у меня не было с ними проблем.

OnAir: Как прокомментировали назначение Вас на руководящую должность коллеги-мужчины?

Ирина Герасимова: Без комментариев…
Маргарита Набокова: Я хочу уточнить, не все коллеги-мужчины одинаковы. Многие разделили мою радость. Но некоторые не пришли в себя до сих пор, считая, что их незаслуженно обошли, приписывая мне все, что угодно, лишь бы не признавать мои профессиональные качества.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Мужчины же нас и продвинули, и поддерживали, и критиковали они же.
Ксения Богатырева: «РМГ» очень демократичная структура, у нас дружный коллектив и отношения довольно теплые. Наверное, поэтому все поздравляли,  и мне, не скрою, было очень приятно.
Мила Шварц: При мне никто ничего не комментировал. Может быть, что-то говорилось за моей спиной. Но то, что не высказывается в открытую, я расцениваю как сугубо личное мнение, которое моих комментариев не требует. 
Екатерина Сергеева: Это было так давно… Но, по-моему, все были довольны. До меня генеральным директором «Хит-FM» тоже была женщина, так что для коллег-мужчин мое назначение точно не было ударом.
Валерия Строганова:  Вообще-то, у меня не было такого резкого карьерного скачка. Я проделала типичный путь: от секретаря-телефонистки до генерального директора. Все развивалось в течение трех с половиной лет, очень логично и стремительно, и никто ничего не успел прокомментировать. К тому же, когда меня назначили, нельзя сказать, что это был большой подарок судьбы. Это была серьезная работа, надо было делать все с нуля, заново создавать радиостанцию. И не было никого, кто бы мне позавидовал. Никто не хотел тогда оказаться на моем месте. Сейчас желающих гораздо больше.   

OnAir: Существуют ли в радиобизнесе понятие «мужская солидарность»?

Елена Конева, Ирина Чмовж: С проявлениями мужской солидарности не встречались. Возможная ирония за спиной «вот баба окаянная» не в счет :). 
Ксения Богатырева: Это понятие существует в принципе, в нем  ничего противоестественного, и радио здесь совершенно ни при чем. Это часть мужской природы.
Маргарита Набокова: Конечно, как и во всех остальных областях человеческой жизни.
Ирина Герасимова: Не думаю, что это понятие существуют. Потому что, как мне кажется, радиобизнес, как и любой бизнес предполагает целесообразность, выгоду и преимущество в работе. Поэтому мы, как женщины, так и мужчины, которые имеют бизнес, можем ходить вместе в театр, дружить семьями, и при этом иметь большие разногласия по бизнесу.
Мила Шварц: Существует.
Екатерина Сергеева: Наверное, существует, но мне не встречалась.

OnAir: А понятие «женская солидарность? Кого из женщин-коллег Вы могли бы выделить как наиболее ярких профессионалов?

Ксения Богатырева: Да нет в природе никакой женской солидарности, как, впрочем,  и женской дружбы. Ну, разве что только в день 8 Марта мы солидарны друг с другом. Женщин в радиобизнесе можно пересчитать по пальцам, все они отличные профессионалы. Особо выделить  можно двух Наташ - Чавкину и Синдееву.
Маргарита Набокова: В этом бизнесе не так много женщин, поэтому каждая из них достойна уважения, как профессионал в своей области.
Екатерина Сергеева: Женская солидарность существует. Это абсолютно точно!
Мила Шварц: Да, существует. А выделить кого-то… Многие из коллег – мои хорошие приятельницы, и мне не хотелось бы называть фамилии, чтобы никого не забыть.
Ирина Герасимова: Я считаю, что «женская солидарность» может проявляться лишь в одном вопросе – морального противостояния противоположному полу! :) Стиль общения, стиль руководства мужчин несколько другой, чем стиль женщин. Поэтому против него у женского пола иногда возникает некоторое раздражение. Уверена, что в этом смысле меня поддержат многие женщины. Таким образом, «женская солидарность» существует!  
Елена Конева, Ирина Чмовж: Женской солидарности не встречали. Деловые женщины не часто вспоминают и апеллируют к своей гендерной ипостаси. И, слава Богу! :)
Валерия Строганова:  Это, скорее, не солидарность, а своего рода первая любовь, такое «братство одноклассников». Например, у нас была потрясающая команда в первые годы работы на «Европе Плюс». Это лучшие воспоминания в нашей жизни: как после эфира Ксении Стриж каждый день в 5 часов мы спускались нашей компанией в бар, покупали на всех поднос бутербродов и пару часов не могли разойтись... Таня Годунова, Жени Шаден, Рита Набокова, Роман Олегов – все теперь на разных радиостанциях. И, даже теперь, будучи прямыми конкурентами, как отмечали мы все дни рождения вместе, так и отмечаем.
Что же касается яркости… За последний год никто не удивил радиопублику больше, чем Рита Набокова. Она за год вывела радиостанцию, не имеющую никаких перспектив в этой жизни, на второе место. А сейчас она ушла, и я предрекаю этой станции очень скорую кончину.

OnAir: Как бы Вы описали типового руководителя радиостанции-мужчину?

Екатерина Сергеева: Энергичный, целеустремленный, очень современный, мобильный,  талантливый…
Мила Шварц: Мне пока сложно об этом судить – я не всех знаю. К тому же, обычно руководители станций свою личность не афишируют. Но я убеждена, что любому руководителю успешного медийного проекта можно включить аплодисменты. И просто устроить овацию, если ему удается эту успешность на протяжении какого-то времени удержать.
Маргарита Набокова: Одно точно, он не похож на  женщину :).
Елена Конева, Ирина Чмовж: Типичный руководитель радиостанции мужчина – увлеченный – раньше радио как «идеями», а теперь радио как бизнесом,  самодостаточный, озабоченный рангом радиостанции в общем списке как отражением собственных достоинств :), богатый.
Ксения Богатырева: Прежде всего - Яркая Личность. Они все очень эмоциональны, с нестандартным творческим мышлением. Еще им присуще завидное чувство юмора. 
Ирина Герасимова:  Трудно ответить… Они все разные… Любой руководитель имеет свои личные качества. И пол руководителя здесь не является определяющим.
Валерия Строганова:  А не бывает типовых. Потому что, когда человек достигает вершины власти, когда чувствует себя этаким маленьким царьком, он максимально раскрывает свою индивидуальность – может себе позволить теперь. И у каждого проявляются свои слабости, у кого - наполеоновские замашки, какая-то подлость неожиданная, или, наоборот, оказывается, что человек – просто душка, и все его обожают. Так что все руководители очень разные. 

OnAir: Что ему может противопоставить женщина на этой же должности?

Екатерина Сергеева: Свое женское лукавство, практичность, осторожность и дипломатичность.
Мила Шварц: Свою женскую природу: коммуникабельность, гибкость, обаяние, ум. Чувство юмора.
Маргарита Набокова: То, что она не похожа на мужчину :).
Ирина Герасимова: Женскую логику! При помощи ее мы иногда сбиваем мужчин с некоей позиции, в которой они уверены. Мы им непонятны, и поэтому многое можно выиграть на этой платформе разницы логик.
Елена Конева, Ирина Чмовж: У женщин нет преимуществ, кроме женского обаяния.
Валерия Строганова: Женщина намного более разносторонняя личность. Допустим, если взять мужчину, занимающегося бизнесом, то он целенаправленный, работоспособный, достаточно жесткий. Это одна его сторона. Но второй стороны, той, которой обладает женщина, у него нет. Нет стороны, обращенной, допустим, к своим сотрудникам: мягкости, понимания, способности в нужный момент найти общий язык, оказать помощь, правильно мотивировать. Мужчина не всегда может осуществить обе эти ипостаси.     
Ксения Богатырева: Не противопоставить - это в принципе неверный подход. Женщина может отличаться. Отличаться большей выдержкой, организованностью. Женщина на руководящей должности -  такой же стабилизатор напряжения, как и в семье. Ее цель сделать так, чтобы дело шло вперед, а творческие идеи мужчин воплощались в жизнь самым разумным и экономичным способом.

OnAir: Какими необходимыми качествами, которых нет у мужчин, обладает женщина в радиобизнесе?

Мила Шварц: Это, скорее, даже не качества, а своеобразный женский почерк. Это очень сложно идентифицировать, у каждой женщины он свой.
Елена Конева, Ирина Чмовж: Знания, любовь к предмету, сила, воля, логика, выносливость, целеустремленность, хорошее здоровье.
Ирина Герасимова: Как и в любом бизнесе, женщина обладает большей хитростью и толерантностью.
Ксения Богатырева: Большим терпением, стрессоустойчивостью и организованностью. У мужчин из радиобизнеса и шоу-бизнеса вообще эти качества, обычно, менее выражены.
Маргарита Набокова: Женщина более чуткая, более человечная, более мобильная во взглядах, и… ее не интересует длина ног сотрудниц радиостанции :)).
Валерия Строганова:  Качествами? Не знаю. Я считаю, что у женщин действительно больше предпосылок для карьерного роста, и, если бы не мешали стереотипы, пробиться им было бы гораздо проще. Но, когда нам постоянно внушают, скажем, что наше место у плиты, 90 из 100 начинают в это верить. Я, например, вообще не умею готовить. Мне так повезло, что, когда я училась и начинала работать, у меня хорошо готовила мама, а потом меня сдали на руки отлично готовящему  мужу. Так что я могу виртуозно исполнить только яичницу да жареную картошку. Да еще греческий салат или спагетти – это, пожалуйста. И даже ребенок не обращается ко мне с просьбой что-то приготовить что-то более серьезное :).

OnAir: Какими вообще качествами должна обладать женщина, чтобы добиться успеха в радиобизнесе?

Ирина Герасимова: Этот вопрос требует отдельного разговора.
Ксения Богатырева: Если она работает в эфире, то, конечно, красивым голосом, умением создавать образ и настроение в эфире. Если в бизнес-структуре, то бесконфликтность, выдержка, определенные профессиональные навыки, знания и опыт. Нельзя себя почувствовать равной мужчине в бизнесе, потому что это не так по определению. Если женщине хватает ума не противопоставлять и не сравнивать себя с мужчинами-бизнесменами, то это гарантирует ей уважение со стороны мужчин-коллег
Екатерина Сергеева: Она должна иметь образование, способности, терпение и чутье.
Мила Шварц: Мне пока трудно об этом судить. Если бы я уже сделала с десяток успешных,  коммерчески окупаемых станций, я могла бы что-то декларировать. Но, на мой взгляд, все здесь индивидуально. Нет какого-то стандартного рецепта, следуя которому все добивались бы успеха. Главное – иметь желание. Желание, профессиональные навыки, определенное чутье…
Маргарита Набокова: Она должна быть профессионалом в своей области.  И должна работать в два раза больше мужчин. 
Елена Конева, Ирина Чмовж: Для обобщения в радио слишком  мало женщин-руководителей :).

OnAir: С кем из коллег-мужчин Вы хотели бы посоперничать на профессиональной почве?

Екатерина Сергеева: Ни с  кем. У меня вообще нет ни малейшего желания соперничать. Тем более, с мужчинами.
Мила Шварц: Я, к сожалению, никем из коллег-мужчин не восхищаюсь, поэтому и тягаться ни с кем не хочу. Конечно, здоровый соревновательный дух необходим руководителю, но мы же не в первом классе, чтобы играть в перегонки. У меня есть свой путь, свой проект, и я не хочу произносить какие-то имена и названия, чтобы не возникло ошибочного мнения, будто мы стремимся быть на кого-то похожими.
Маргарита Набокова: Это мужчинам надо соперничать, это они не могут жить без самоутверждения,  я же просто делаю свое дело.
Ксения Богатырева: Я исполнительный директор самого крупного и успешного радиохолдинга, и я работаю с лучшими в России профессионалами в радио – с Сергеем Архиповым и с Сергеем Кожевниковым. У них и не может быть конкурентов. Зачем мне с кем-то соперничать? Я считаю, если хочется добиться успеха, проще сделать какой-то отдельный, творческий проект, который станет продолжением основного бизнеса «РМГ», позволит открыть какие-то новые возможности и для холдинга и для себя.
Ирина Герасимова: Ни с кем! Я абсолютно не честолюбива. И это мой большой недостаток. Соперничать не хочу, хочу просто работать и делать то, что  считаю нужным.
Валерия Строганова:  Есть единицы, которых хочется догонять. У меня есть два авторитета среди мужчин. Первый относится к моей личной жизни, а второй –  мой шеф - Жорж Полински, с которым я работаю 12 лет. Я знаю, что были и у него ошибки (не ошибается тот, кто не работает), но он - гений. И вряд ли я нашла бы другого руководителя, с которым могла бы работать с таким удовольствием, с такой уверенностью в обоснованности его решений.  
Елена Конева, Ирина Чмовж: В радио-исследовательском бизнесе таких мужчин нет. В собственно радио … Наверное, с Александром Вариным в поединке сумо :)).

OnAir: Что для Вас было самым большим комплиментом от коллеги-мужчины?

Ксения Богатырева: Люблю, когда мне говорят, что я хороший товарищ. А еще мужчины говорят, что на меня можно положиться,  и иногда при этом они даже делают вид, что ничего «такого» сказать не хотели. 
Ирина Герасимова: Конкретные комплименты я не вспомню. Но определенные знаки уважения от коллег-мужчин я получала, и я это очень ценю.
Маргарита Набокова: Когда они начинают мной гордиться.
Екатерина Сергеева: «Тебе удалось то, над чем я  бился  год…»
Елена Конева, Ирина Чмовж: «Спасибо» и – крепкое рукопожатие.
Валерия Строганова:  «Я думаю, Вы заслуживаете повышения зарплаты».
Мила Шварц: Комплименты я получаю ежедневно, мне любой комплимент приятен. Поэтому дай Бог мужчинам словарного запаса, чтобы они как можно больше восхитительных прилагательных дарили нам, женщинам в эти весенние дни.




13.03.2003 г. - 8023 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта