Как и за что увольняли Ирину Воробьеву


Текстовая версия


Заявление руководства Русской Службы Новостей:

В воскресенье, 4 марта 2007 г., редактор Русской службы новостей, Ирина Воробьева выступила в передаче радиостанции "Эхо Москвы", посвященной "маршу несогласных" в Петербурге. Это не согласованное появление в эфире СМИ, выступающего в одном с РСН формате, воспринято руководством Русской службы новостей как нарушение корпоративной и профессиональной этики. Приняв во внимание высказанное И.Воробьевой сожаление в связи с этими ее некорректными действиями, РСН удовлетворила ее письменную просьбу об увольнении. Г-жа Воробьева, проработавшая несколько месяцев в РСН, не являлась журналистом, а была редактором и в этом качестве занималась телефонными звонками экспертам и монтажом звуковых файлов для эфира. Отправляясь в свое свободное время и по собственному почину в Петербург, И.Воробьева, чьи политические взгляды являются ее неотъемлемым правом, которое РСН уважает, была поставлена в известность, что ее поездка является ее частным делом, и она не имеет редакционного задания освещать там какие-либо события.
Мы благодарны радиостанции «Эхо Москвы», что новость о трудоустройстве г-жи Воробьевой уже 4-ый день подается как одна из главных общенациональных новостей на самой политической радиостанции страны. Жаль, что жажда карьерного роста г-жи Воробьевой выдается за проблему свободы печати. Надеемся, что господин Венедиктов, принявший столь активное отеческое участие в судьбе молодой журналистки, поможет ей с трудоустройством уже в качестве журналиста.

Татьяна Ковалева, пресс-атташе "Русской Медиагруппы"


В своем же блоге Воробьева приводит другую версию событий:

Как все было.
 
2 марта. Пятница

Собираясь ехать в Питер по личным делам, я предложила руководству помочь нашей питерской корреспондентке осветить Марш Несогласных, который должен был состоятся на следующий день в Санкт-Петербурге. Марш предполагался мероприятием масштабным и освещать его в одиночку в общем-то непросто. Мы с ней договорились о том, что я освещаю первую часть Марша, она вторую (если Марш дойдет до Смольного и состоится митинг). Руководство знало о том, что я буду освещать Марш вместе с питерской корреспонденткой.

3 марта. Суббота

Ближе к 12 часам дня я позвонила в редакцию, чтобы передать информацию о том, что происходит в Питере до Марша. Мне было сказано, что эту тему мы не освещаем. Я сразу позвонила питерской корреспондентке, чтобы она не рвалась из дома (у нее болел ребенок) и сообщила ей решение руководства. Она очень удивилась, так как освещение мероприятие было запланировано.

Несмотря на запрет освещения этого мероприятия, я пошла на Марш, потому что я профессиональный журналист. Марш – это событие, и, несмотря на цензурные заморочки своего руководства, посчитала профессиональным долгом, находясь в Питере, быть очевидцем этих событий. Мне кажется, что любой нормальный журналист на моем месте поступил бы также. В Марше я участия не принимала, не выкрикивала лозунгов, не держала в руках плакат или флаг.

Тем же вечером после Марша мне позвонили из редакции Эхо Москвы и пригласили в воскресную передачу Евгении Альбац в качестве журналиста. В анонсах и расшифровках не упоминалось, что я сотрудница Русской Службы Новостей.

4 марта. Воскресение

На передачу я пошла. Докладывать об этом своему руководству мне даже в голову не пришло, так как это нормальная практика – журналисты различных изданий рассказывают о событиях, свидетелями которых они стали. Ничего не скрывая, я повесила анонс передачи у себя в блоге. В передаче я не высказывала свое отношение к Маршу, рассказывала только то, что видела, в качестве очевидца событий.

5 марта. Понедельник

После того как руководство узнало, что я принимала участие в передаче Эха Москвы, у меня спросили, так это или нет. Я ответила, что это правда. «Вы уволены» - услышала я в ответ. Тогда я потребовала, чтобы меня увольняли – нашли статью, по которой меня можно уволить. После чего на меня начали оказывать давление. Речь шла о том, что это подло, что меня вырастили как кадра на радиостанции и так далее. После всех этих разговоров я плюнула и написала заявление.
Я НЕ извинялась перед Баклановым М.Г. ни за то, что была на Марше, ни за то, что была на Эхе. Это вранье. А вот, что я действительно сказала Бакланову, так это то, что на РСН действует политическая цензура. Он мне ответил «да, цензура, а где ее нет?»

«Ирина Воробьева не журналист». Тогда, значит, в Чечню я летала не как журналист, и марш бритоголовых в ноябре я освещала не как журналист, а похороны Анны Политковской на этой радиостанции освещал, надо думать, тоже не журналист.

«Она озвучивала подводки к нарезкам». Легко проверяемо. На сайте висят логи и выложен текст моих репортажей и материалов. Голосом.

Вот так. 

Генеральный директор и главный редактор "Русской службы новостей" (РСН) Михаил Бакланов, комментируя увольнение Ирины Воробьевой, заявил, что сотрудница была уволена за грубое нарушение корпоративных инструкций и норм корпоративной этики.

Касаясь участия Ирины Воробьевой в "Марше несогласных" третьего марта, Михаил Бакланов заявил, что она предлагала сделать репортаж с мероприятия, хотя изначально ехала в Петербург "по личным делам". "Но я ответил, что этого ей не поручаю. В понедельник она пришла на работу, ничего не рассказав, а мне позвонили со стороны и сообщили, что моя сотрудница выступает на "Эхе", - подчеркнул главный редактор РСН.

Автор и ведущий программ "Аргентум" и "ЭхоNet" на радио "Эхо Москвы" Александр Плющев, комментируя случившееся в блоге Евгении Альбац, в свою очередь заявил, что налицо нарушение корпоративной этики со стороны Ирины Воробьевой. По его словам, она не сказала руководству РСН о том, что идет на конкурирующую радиостанцию, а в эфире "Эха Москвы" не представилась как корреспондент "Русского радио". Однако, по его мнению, увольнение в данном случае - неадекватная мера.




12.03.2007 г. - 8149 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта

mansarda-plus.com.ua: мансардные окна факро