Дмитрий Савицкий: «Мы не массовая радиостанция»


Текстовая версия


«Полит.ру» продолжает серию интервью с ведущими представителями СМИ, проясняя их взгляд на состояние и структуру медиа-пространства, представление о специфике места и задач их медиа. Мы публикуем беседу с генеральным директором радиостанции «Серебряный дождь» Дмитрием Савицким. Интервью взял Леонид Клейн.

Дмитрий СавицкийВаша радиостанция периодически устраивает социально значимые акции. Сейчас в Москве разрушается шедевр конструктивизма, уникальный дом Мельникова на Арбате – то немногое из архитектурного наследия столицы, ради чего в наш город стоит приезжать. Готов ли «Серебряный дождь» организовать акцию по защите дома Мельникова? Считаете ли вы это для себя важной задачей?

Конечно. Печально, что памятник разрушается, и мы с удовольствием поможем с информационной поддержкой, особенно если к нам обратится какое-нибудь общество по защите архитектуры столицы. У нас есть программа «Прогулки по Москве», которую ведет Леонид Володарский, это хорошая площадка для разговора на подобную тему.

Кажется, что целевая аудитория «Серебряного дождя» – это те люди, которые могут позволить себе жить с удовольствием, но все-таки хотят жить в своей стране, и поэтому привязанность к культуре и патриотизм им не чужд.

Безусловно. Это верно. Поэтому мы с удовольствием расскажем об этом.

Вы организовали «Клуб вежливых водителей» – и на стикере, который я себе приклеил на стекло, написано, что надо быть вежливым на дороге. То есть вы не призываете соблюдать правила дорожного движения. Предлагается просто быть терпимее и человечнее. Значит ли это, что в нашем обществе бесполезно призывать жить по закону?

Нет, почему? Просто призывать соблюдать ПДД – это прерогатива ГАИ. Вообще, у нас каждый человек сам для себя выбирает, какие правила ему соблюдать. Я например, часто нарушаю скоростной режим и совесть меня не мучает, но я точно знаю, что никогда не сяду за руль в пьяном виде и не стану пересекать проезжую часть через две сплошные, подвергая опасности окружающих. Но призывать мыть руки перед едой мы не будем. Кроме того, ГАИ не научилась пока неординарно пропагандировать вежливость на дорогах. Они это делают в такой странной и неубедительной форме! Какой-нибудь жуткий плакат с «зеброй», и девочки на перекрестке с гладиолусами в руках». А вежливость за рулем – это очень важно, потому что все-таки хочется, чтобы мы походили больше на европейскую страну, чем на азиатскую. Это вопрос внутренней культуры и отдельного человека, и общества в целом.

У вас есть ежегодное шоу «Серебряная калоша». Внешне это развлекательное и во многом пародийное действие, но последние пару лет многие номера в «Калоше» были очень сильно нагружены политическим содержанием. Шел разговор о Ходорковском, о странах СНГ, олигархах и нынешнем президенте.

Знаете, многое зависит от того, какая группа людей пишет нам сценарий. Просто два года назад тем, кому мы заказали сценарий, политическая составляющая была очень важна. Кстати, многие зрители нас потом упрекали, что было слишком много политики, а люди просто пришли отдохнуть.

То есть «Серебряный дождь» пытается быть вне политический баталий, по крайней мере сиюминутных?

Мы вообще не политическая станция. В том, что мы стали политизированными, «вина» Владимира Соловьева, который просто жить не может без политики – для него это страсть, он так или иначе в своей программе затрагивает общественно значимые вопросы. Сначала мы все время указывали ему на это, а потом махнули рукой. Но, повторяю: мы не политическая станция, и в этом наше отличие от «Эха Москвы». Радио или развлекает, или информирует. Мы больше развлекаем.

Но вне политики – не означает вне мировоззрения?

Конечно. В целом станция поддерживает общедемократический курс и не скрывает этого, хотя ведущие могут иметь свое мнение.

К вашей позиции относятся спокойно? Были ли случаи цензурного давления?

Нет никаких звонков или просьб, но работать стало гораздо сложней, потому что все всё прекрасно понимают. На телевидении есть цензура, и у нас, как и у многих, появился синдром «внутреннего цензора». Мы теперь даже и не пробуем осуществить многие проекты, за которые раньше, в 96-99 годах, взялись бы, не задумываясь.

Например?

При подготовке прошлогодней «Серебряной калоши» нам предложили следующий трюк: взять огромную трехчасовую пресс-конференцию Путина и вывести на экран изображение, но вопросы заменить на совсем другие. Например: «Владимир, Владимирович, что вы думаете о «Серебряной Калоше?» – и Путин произносит фразу, которая, на самом деле, – ответ на совершенно другой вопрос: «Дело это нужное, правильное, это нужно развивать». Или: «Владимир Владимирович, а как вы относитесь к тому, что Андрей Фомин (актер и бессменный ведущий церемонии «Серебряная калоша» – Л.К) бросил все и уехал в Сочи?» – на что Путин отвечает: «А что – Сочи хороший курорт, хорошая погода, я там сам зимой катаюсь на лыжах». На самом деле это ответ на вопрос об олимпиаде.

Это все очень безобидные примеры.

Там были и более острые моменты. Но мы не поставили этот номер, хотя нам никто не запрещал. Мы просто поняли, что его точно не покажут потом по телевизору – и вообще зачем в сегодняшней обстановке дразнить кого-то и размахивать красной тряпкой? Повторяю, еще несколько лет назад такой проблемы вообще не было.

На телевидении сейчас действительно есть цензура, но, кажется, зрители все меньше доверяют «картинке». В последние год-полтора возникло много новых радиостанций, и FM-линейка уже почти забита. Радио становится мощным информационным, и, если надо, пропагандистским ресурсом?

Я не думаю, что появление новых станций как-то связано с грядущими выборами. Это, скорее, бизнес. Возьмем ту же «Сити-FM». Просто у холдинга «Газпром-медиа» были средства, чтобы вложить 8 миллионов долларов в новую станцию, а потом их в течение нескольких лет отбивать.

Они их отобьют?

Я не готов считать деньги в чужом кармане. Они подгребли очень многих. Все, кто может открывать рот и произносить что-то членораздельное, уже там работают. На мой взгляд, эта станция экономически не оправдана, но это мое частное мнение. У них что-то получается хорошо, а что-то не очень, потому что в эфире полная каша. Например, я пару раз слышал, как у них выступает Петр Листерман. Это то же самое, что дать площадку фашисту, некрофилу – словом, очень сомнительному персонажу. Я бы его не пустил на порог станции, а они ему эфир дают. Это все равно, как если бы сначала у нас был бы Соловьев, потом программа о джазе, а следом – разухабистый шансон.

Растут ли в последнее время ваши доходы от рекламы?

Да, но это связано, скорее, не с ростом аудитории, а с развитием рекламного рынка, и кстати, доля радио на этом рынке по-прежнему очень мала. Тем не менее, мы развиваемся, и это позволяет нам получать и запускать частоты в других городах: Перми, Казани, Сочи…

Если вашу станцию начинают слушать в других городах, значит ли это, что российский средний класс все-таки существует и все более комфортно и уверенно себя чувствует?

Конечно. Наши рекламодатели – это крупные мировые бренды, страховые, банковские или работающие с недвижимостью, то есть почти вся реклама рассчитана на вкладывание денег. Например, у нас недавно рекламировался дилер «Ауди», и у них было по 100 звонков в день, то есть столько людей задумываются о покупке автомобиля, цена которого, наверное, никак не меньше 25 тысяч долларов. Это, на мой взгляд, очень показательно.

То есть сформировалась часть общества, которая уверена, что в стране все более или менее в порядке, несмотря на не самый благоприятный политический режим?

Есть довольно много людей, которые считают, что в стране все очень хорошо. Заслуга ли это Путина или цены на нефть – уже другой вопрос. Магазины завалены любыми товарами, а у людей на руках очень много денег. Отдыхают только за рубежом, у очень многих есть автомобили. Конечно, я имею в виду, в первую очередь, Москву и города-миллионеры.

Вы не прогнозируете никакого обвала?

Я пессимист. Стараюсь трезво смотреть на жизнь и не впадаю в эйфорию по поводу перспектив. У нас в любой день может перемениться власть, или дефолт случится, или реактор грохнет – мы же в России, а не в Швейцарии.

Какова культурная политика вашей радиостанции?

Мы никогда не поставим в эфир попсу или шансон, то есть мы задаем некую культурную планку. Мы никогда не будем принимать участие в сомнительных акциях, от которых будет пахнуть нечистоплотностью. «Серебряный дождь» не проводит SMS-викторин, чтобы не забивать головы слушателей всякой ерундой и вопросами типа «Без окон и без дверей, полна горница – чего? - отправьте нам SMS и выиграете сто тысяч рублей…»

То есть у вас есть уровень, ниже которого вы никогда не опуститесь.

Конечно. Мы стараемся, чтобы был вкус, стиль, качество. Мы не массовое радио. Поэтому у нас и 18 место в рейтинге. Если бы оно у нас было первым место, то это могло бы означать только две вещи: либо мы живем в цивилизованной европейской стране, либо мы «Юмор ФМ», и нас слушает вся Россия.

«Серебряный дождь» – одна из немногих радиостанций, которая не входит ни в какой крупный холдинг. Вы не предполагаете себя кому-нибудь продать или, наоборот, что–то новое купить?

Мы чувствуем себя на рынке совершенно нормально. В ближайшее время попробуем поучаствовать в конкурсе в Москве, будем пытаться получить еще одну частоту. Разыгрываются несколько частот. В одном случае это должно быть радио о путешествиях, в другом – студенческое радио; и в том, и в другом случае мы считаем, что можем сделать качественный продукт, который будет востребован аудиторией.

ПОЛИТ.ру




22.04.2007 г. - 8011 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта