Александр Шерель: "Я не сторонник конкурирующих Премий"


Текстовая версия


 
 

До "Радиомании" осталось 26 дней. Питер моют. На Авроре расчехлили пушки...

 

Леонид Авер

В преддверии Премии Попова и "Радиомании" OnAir.ru предоставил членам жюри возможность высказаться. Наш первый гость - член жюри "Радиомании-2003" Александр Шерель.

Александр Аркадьевич ШЕРЕЛЬ - сценарист, критик, ведущий теле- и радиопрограмм, преподаватель, исследователь средств массовой коммуникации.

1961-1962 гг. - корреспондент "Московского Комсомольца".
1962-1964 гг. - главный администратор театра-студии "Современник"
С 1965 г. - корреспондент литературно-драматического вещания на Всесоюзном радио, театральный обозреватель "Маяка", автор ежедневных выпусков "Маяк" о культуре", соавтор и ведущий радиоальманаха поэзия.
В 1965 г. - 1-ая премия на Всесоюзном конкурсе теле- и радиожурналистов за цикл радиопередач о ВОВ.
В 1995 г. - руководитель ежегодного Международного радиоуниверситета в г. Арль (Франция).
1995-1996 гг. - избирался Председателем Попечительского совета МХАТ им. А. П. Чехова.
С 1998 г. - профессор по специальности "театральное искусство".

(Кто есть кто на российском телевидении. М., 2001.)   

OnAir.ru: Вы были членом жюри прошлогодней "Радиомании". Что Вы отнесли бы к успехам и что - к недостаткам прошлой премии?

Александр Шерель: Я считаю, что этот конкурс - вещь чрезвычайно важная. По многим причинам. Во-первых, пришло огромное количество очень интересного материала, по которому можно было понять, как развивается современная российская радиожурналистика. С моей точки зрения, эта Премия аккумулировала не только более или менее профессиональные работы, но и тенденции развития радиовещания в целом.
     Во-вторых, конкурс не был элитарным, было очень много работ, с которыми хотелось спорить, как профессионально слабых, так и чрезвычайно сильных. Очень важно, что представлены были не только "магистральные линии" радиожурналистики, но и дороги, которые вели в тупик. Это было поучительно.
     И ещё одна, на мой взгляд, важная вещь: на этом конкурсе был довольно высокий уровень этических претензий к тому, что может, а что не должна делать современная радиожурналистика. Это было хорошо показано на примере станций стран ближнего зарубежья, которые слегка "обалдели" от того, что стали почти западными, и решили копировать то, от чего сам Запад давно отказался. Американцы отказались, потому что у них существует такое понятие, как политкорректность. Французы  - потому, что они не хотят нарушать правила приличия. Мы эти приличия иногда нарушаем.
     А для меня лично это был праздник, потому что там было много моих бывших учеников. Но прежде всего - палитра тем, проблем, вкусов и умений. Она ставит этот конкурс очень высоко.

OnAir.ru: Были ли представлены региональные работы? Каков был их профессиональный уровень?

Александр Шерель: Я этими проблемами занимаюсь уже полвека, и могу сказать, что работы региональных журналистов по уровню дарования и творческого поиска ничуть не уступали лучшим образцам московских - государственных и коммерческих - радиостанций.
     Например, своим студентам после комментария Черкизова, которого я считаю самым интересным политическим обозревателем на нашем радио, я давал слушать мальчика из провинции, из Новороссийска, кажется. Это был блистательный и очень острый комментарий о том, как в одном из наших приморских городов решили устроить кладбище списанных торпед. Такие работы можно поставить в один ряд с работами ведущих московских журналистов.

OnAir.ru: Какие номинации кажутся Вам наиболее важными и интересными? Какую номинацию Вы бы добавили, убрали?

Александр Шерель: Я обязательно добавил бы номинацию "лучший режиссёр радио" и, может быть, "лучший звукорежиссёр". Это традиции, которые идут от художественного радиовещания, позднее перешедшие и в радиожурналистику. Ведь не случайно сегодняшняя журналистика и новые её направления базируются на экспериментах наших великих мастеров, начиная с Розы Марковны Иоффе и Всеволода Эмильевича Мейерхольда, и кончая работами Андрея Тарковского и Анатолия Эфроса. Не в театре у микрофона, а именно в публицистическом радиотеатре. Их опыты чрезвычайно интересны и актуальны сегодня. Они перешли и в современную радиорежиссуру.
     Я бы ещё ввёл "документальную радиокомпозицию" и "доку-драму", жанр, который родился у нас в тридцатые годы и потом стал завоёвывать весь мир. По его принципу до сих пор выходят радиопрограммы в Америке, в Германии.… И конечно, они требуют эстетического решения. Причём, заметьте, не художественного оформления - я вообще противник этого слова. Шум - такое же выразительное средство, как слово и музыка.

OnAir.ru: Вы уже ознакомились с конкурсными работами этого года? Что из прослушанного материала Вам понравилось или запомнилось больше всего?

Александр Шерель: Ознакомился. Но извините, сейчас идёт конкурс. Я не имею права об этом говорить.

OnAir.ru: С чем было связано изменение принципа подбора жюри в этом году? Как Вам кажется, его состав стал лучше или хуже?

Александр Шерель: Я не очень следил за тем, как он изменился, мне об этом трудно судить. И потом, я сам член жюри. Как я могу судить о работе коллег? Согласитесь, это было бы не очень этично.

OnAir.ru: Не будучи напрямую связанным ни с одной из ныне действующих радиокомпаний, Вы относитесь к категории независимых экспертов. Как Вы считаете, насколько объективной будет оценка генеральными директорами станций работ своих конкурентов и не повлияет ли это на объективность премии вообще? 

Александр Шерель: Во-первых, меня трудно назвать независимым экспертом. Я вообще не понимаю, что это такое. Это тот, кто сидит дома и слушает "Би-би-си", а потом сравнивает?
     Я довольно много выхожу в эфир, меня приглашают и на "Радио России", иногда выступаю на "Маяке", у меня был свой цикл программ на "Эхе Москвы". Но в условиях конкурса с генеральными директорами я никогда не общался. Я знаю, что они составляли жюри Премии Попова, и результаты далеко не всегда были бесспорны. Мне кажется, что там борьбы самолюбий было больше, чем борьбы художественных и профессиональных критериев. Так что я думаю, что этот вопрос следует задать им. Это вопрос профессиональной порядочности.

OnAir.ru: А насколько объективной, на Ваш взгляд, была прошлогодняя "Радиомания"?

Александр Шерель: А что значит объективность в культуре? Скажите мне, пожалуйста, объективны ли были государственные премии, когда их  присуждал Немирович-Данченко, а подписывал лично товарищ Сталин? Нет.
     Что такое объективность в искусстве? Как говорится, кому нравится поп, а кому - попова дочка. Объективность - это соответствие того, что заложили люди в свою работу, свои взгляды на жизнь, моим взглядам. Но я могу быть и необъективен.
     Поэтому на "Радиомании" каждый излагает свою точку зрения, опираясь на собственную "манию". Если он честен перед собой, перед профессией и принципами, которые он взял на себя, согласившись быть в жюри.

OnAir.ru: Что Вы думаете о возобновлении Премии Попова?

Александр Шерель: Я ничего не знаю о том, что Премия Попова возобновилась. Я в прошлом году разговаривал с директором этой премии, и он сказал, что они вошли в состав "Радиомании". Но думаю, что чем больше премий, тем лучше. Как говорят китайцы, пусть расцветают все цветы.
     Хотя, конечно, при существующем уровне радиовещания, при всех его поисках, качественных работ, если судить серьёзно, набрать на два конкурса будет довольно трудно.

OnAir.ru: Может быть, тогда стоило бы всё-таки объединить эти две премии?

Александр Шерель: Это не мне судить. Я не знаю, кто их спонсирует, но думаю, что вопрос финансового обеспечения тоже играет свою роль. Если Премия Попова возобновилась, то, скорее всего, как конкурирующее предприятие, а я не сторонник конкурирующих конкурсов.

OnAir.ru: Сколько вообще премий нужно нашему радиобизнесу для полного счастья?

Александр Шерель: Любопытный вопрос. Я думаю, что может быть несколько премий, но одна премия должна быть связана с радиожурналистикой, другая - с радиоискусством, поскольку у нас в стране нет ни одной премии за художественное вещание, и так далее.

OnAir.ru: Как Вы относитесь к идее переноса церемонии вручения "Радиомании" в Питер?

Александр Шерель: В Питере замечательные традиции радиовещания 20-х годов, в Питере когда-то работали выдающиеся дикторы и режиссёры. На питерском радио есть практика работы в суперэкстремальных условиях времён войны, передачи Ольги Берггольц, Всеволода Вишневского, Лазаря Маграчёва и их коллег. Радиоспектакли, поставленные позднее Товстоноговым. Это замечательные традиции. Почему же от них нужно отказываться? Питер вполне достоин того, чтобы там проводилась "Радиомания". Я думаю, дело не только в том, что президент родом из Питера…

OnAir.ru: А название "Радиомания" вам нравится?

Александр Шерель: Мне лично не очень, потому что "мания" - это слово из медицинского словаря. Но оно довольно оправдано. Недаром говорят, что человек, увлекающийся искусством - а радио тоже искусство - всегда немножечко "со сдвигом".

6 апреля 2003 г.




24.03.2003 г. - 10891 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта

тяжелые металлы http://metal-archive.ru/