Медиасобытия 2008 года


Текстовая версия


"Лента.ру" предлагает читателям свою версию основных медиасобытий 2008 года в России. Главными их назвать трудно, потому что все затмил глобальный финансовый кризис. По сравнению с ним, Великим и Ужасным, все остальное - мелочи. Именно из-за кризиса меланхолия и ощущение декаданса претендуют на то, чтобы стать всеобщим предновогодним настроением как для читающей, так и пишущей публики. Поэтому немного забегая вперед отметим: в уходящем году, несмотря на монополию в сфере масс-медиа грустных сюжетов, были замечены и веселые. Хотя грустных все же было гораздо больше.

Ушедшие натуры уходящего года

В 2008 году из российского медиамарафона выбыло немало участников. С дистанции сошло много узнаваемых брендов с многолетней историей. Неудачники, о которых можно сказать "ушли и не вернулись", были замечены и на поле печатной прессы, и на телевидении.

С 1 января перестали выходить "Московские новости". Газета, которая в перестроечные годы, а затем в приснопамятные девяностые была одним из самых авторитетных общественно-политических изданий страны, начиная с 2003 года поменяла нескольких главных редакторов (Виктор Лошак, Евгений Киселев, Виталий Третьяков), а позже, начиная с 2005 года, еще и нескольких владельцев (Леонид Невзлин, Вадим Рабинович, Аркадий Гайдамак). Процесс хождения либерального бренда по рукам завершился весной 2008 года: РИА Новости приобрело товарный знак "Московские новости", пообещав возобновить выпуск легендарной газеты. Однако "МН" не выходит до сих пор, и создается впечатление, что в обозримом будущем возобновление выпуска не предвидится.

Телепрограмма "Времечко" - другой долгожитель медийного пространства, которого не стало в 2008 году. Проект компании "Авторское телевидение" появился в 1993 году, выходил на разных федеральных каналах (вначале на первой "кнопке", а с 1998 года на ТВЦ) и за годы существования стал своего рода кузницей кадров, из которой вышли многие популярные ведущие. На слуху такие телеведущие, как Тина Канделаки, Екатерина Гордон, Фекла Толстая. Все они успели поработать во "Времечке".

Причиной закрытия "Нового времечка" (так программа называлась с 2006 года) стал низкий рейтинг - нет приговора суровей для программы. Видимо, за 15 лет малоподвижный формат интерактивного общения с телеаудиторией (звонки в прямой эфир с неизменным "Представьтесь, пожалуйста, вы в эфире.. Вас плохо слышно") телезрителям поднадоел.

Кстати, известнейший телеведущий Лев Новоженов, один из основателей "Времечка", в конце 2007 года стал главным редактором интернет-портала "для интеллектуалов" Top4Top, а лицом "умного" сайта стал Дмитрий Дибров (тоже принимал участие в создании "Времечка"). Многообещающий проект с серьезным бюджетом (в СМИ называлась сумма в 15 миллионов долларов США) закрылся, так толком и не начавшись. Именитый теледуэт Новоженов-Дибров в Рунете себя не проявил. Разумеется, между закрытием телевизионного продукта "Времечко" и Top4Top нет никаких параллелей. Просто они оба закрылись в 2008 году. Так совпало.

Старший брат "Времечка" - исключительно в морфологическом смысле - программа Владимира Познера "Времена", выходившая на Первом канале с 2000 по 2008 год, в начале сентября была закрыта по инициативе самого ведущего. Во всяком случае подоплеку закрытия "Времен" Познер описал именно так. В интервью "Ленте.ру" тележурналист пояснил: "Я пришел к выводу, что программа восемь лет в эфире, и, в общем-то, она себя, на мой взгляд, если не исчерпала, то, по крайней мере, выполнила ту задачу, которую я ставил перед ней. Мне стало не так уж интересно ее делать".

Но многих, судя по всему, такое объяснение не удовлетворило. Молва объясняла закрытие еженедельной дискуссионной передачи тем, что на отечественном телевидении попросту не осталось места для аналитических программ. Не исключено, что в условиях полной победы над телецензурой, и особенно в новейший послевоенный период (летний конфликт в Южной Осетии), сама мысль о присутствии в эфире аналитических передач кому-то из телевизионных боссов показалась не совсем правильной.

И хотя президент Дмитрий Медведев неоднократно выступал в поддержку конституционного принципа о недопустимости цензуры (что, впрочем, не помешало ему изменить основной закон в части увеличения президентского срока), характерную примету 2008 года, в соответствии с которой доля телевизионного анализа в вещательной сетке стремится к нулю, также подтверждает закрытие на НТВ "Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым".

Конечно, "Времена" и "Воскресный вечер", как говорят в Одессе, это были две большие разницы - чисто в силу зрительских предпочтений: кому-то не нравится манера Познера, а кому-то - Соловьева, может, кому-то были не по душе точность и масштабы оценок этих ведущих, но в 2008 году стало окончательно ясно: прошли те времена, когда на российском телевидении допускалось свободное выражение суждений и мнений.

Простой пример. 17 ноября в первом же выпуске программы "Познер" на Первом канале (новая авторская передача Владимира Познера в жанре интервью) московский мэр Юрий Лужков выразил личную точку зрения на то, что неплохо бы вернуться к выборности глав регионов, поскольку избранные, а не назначенные сверху, губернаторы в глазах избирателей более легитимны. Дмитрий Медведев отреагировал незамедлительно: на следующий день он предложил главам регионов, которых не устраивает сложившаяся в стране "вертикаль власти", подать заявление об уходе по собственному желанию.

Мультфильмы: просмотр свободный

В контексте дискуссии о свободе слова стоит отдельно упомянуть борьбу вокруг анимационного телеканала "2х2", принадлежащего холдингу "ПрофМедиа". "Лента.ру" внимательно следила за конфликтом, который, по сути, был "спором хозяйствующих субъектов". Напомним, в марте по инициативе российских протестантов-пятидесятников телеканалу было вынесено предупреждение о недопустимости пропаганды насилия и жестокости. Недовольство верующих вызвали мультсериалы "Маленькие лесные друзья" и "Приключения Большого Джеффа".

Эти сериалы, по мнению представителей РОСХВЕ (Российское объединенный союз христиан веры евангельской (пятидесятники)), мешали духовному развитию малолетних россиян. В сентябре к шумной кампании по борьбе за высокодуховную нравственность присоединились прокуратуры (сперва столичная, затем Генеральная), усмотревшие в деятельности канала ни много ни мало признаки экстремизма. Присоединились к борьбе за спасение детей от тлетворного влияния мультфильмов и мусульманские организации Северного Кавказа - региона, в котором "2х2", кстати, даже не транслируется.

И только после того, как в октябре руководство холдинга "ПрофМедиа" рассказало широкой общественности о предыстории конфликта - оказалось, что холдинг с 2001 года предоставлял протестантским проповедникам телеэфир, а после запуска "2х2" в 2007 году перестал это делать, стало понятно, откуда торчат уши. К глубокому удовлетворению российских поклонников анимации конфликт завершился для канала благополучно: в октябре Россвязькомнадзор продлил "2х2" вещательную лицензию до 2013 года, поставив официальную точку в споре.

Но, как подметили многие, в общественном сознании произошла весьма интересная подмена, - во время многочисленных общественных акций в поддержку телеканала общий настрой был таким, что, мол, зрители сейчас ведут борьбу (конечно же, либеральную) против мракобесия и цензуры на телевидении, отстаивая свое право смотреть то, что им нравится. В итоге зрители отстояли свое право на просмотр анимации, и эта победа, как одно из достижений гражданского общества, обсуждалась с размахом, и чувством глубокого удовлетворения.

Однако в то же самое время с протестами против засилья на федеральных каналах пропагандистских программ ("Однако, здравствуйте!") и отсутствия на телевидении открытых дискуссионных площадок выступали на "маршах несогласных" только воинствующие либералы, давно превратившиеся в условиях информационного вакуума в маргиналов. Но их протесты остались незамеченными для широкой публики.

Кризис: опасности и возможности

Глобальный финансовый кризис не мог не стать определяющей тенденцией 2008 года в сфере СМИ. Значительное сокращение рекламных бюджетов компаний болезненно ударило по медиарынку. Начиная с сентября, тревожные новости начали поступать со всех "фронтов": телевизионных, печатных, радийных, онлайновых.

Медиахолдинг РБК сократил 10 процентов сотрудников. Питерская телекомпания "Петербург - Пятый канал" заявила об увольнении 15 процентов персонала. Государственная "Российская газета" приступила к сокращению своей корреспондентской сети, - по разным данным, издание закроет половину региональных корпунктов. Издательский дом "Коммерсант" перестал выпускать журнал "Молоток". Объявлено, что другой журнал "Коммерсанта" - "Автопилот" - также больше не будет выходить. Причина: убытки.

Крупнейший производитель сериалов в России компания "Амедиа" в пять раз сократила штат и заморозила до лучших времен финансирование около 70 проектов. Прекратился выпуск газеты "Московский корреспондент", как сообщалось, из-за нехватки денег у инвестора издания - бизнесмена Александра Лебедева. В редакции ИД "Афиша" заявили, что будет уволена треть сотрудников.

И это только те проблемы, о которых стало известно. Об истинных масштабах происходящего в российском медиабизнесе остается только догадываться. Но очевидно одно - дела идут не блестяще. Общий депрессивный настрой работников медиаиндустрии усугубляется тем, что многие опасаются увольнений под "кризисным" предлогом.

Известный журналист Сергей Доренко, возглавивший в сентябре радиостанцию "Русская служба новостей", в беседе с "Лентой.ру" так выразил эту мысль: "Кризис, к счастью, стал превосходным оправданием любого увольнения, как вы понимаете. Говорим о кризисе, но часто думаем о профнепригодности". По словам Доренко, под "кризисный шумок" он успел уволить около 30 человек.

Но для некоторых начинаний глобальный кризис не стал помехой, наоборот. Напрашивается аналогия с китайским языком, в котором слово "кризис" можно обозначить двумя иероглифами: "опасность" и "возможность". О том, что новые возможности не были упущены, свидетельствуют стартапы, к которым на фоне всеобщего уныния было приковано внимание многих.

"Самая большая распилочная на современном российском медиарынке", - таким словами охарактеризовал новый журнал "Сноб" в своем блоге Леонид Бершидский, на чьем счету немало успешных стартапов: "Ведомости", а также русские версии журналов Newsweek и Forbes (и некоторые другие). Бершидского пригласили писать в "Сноб" еженедельные колонки, сотрудничества не получилось (перьями не сошлись), однако обсуждение редакционной политики нового издания стало одной из самых обсуждаемых тем в "Живом журнале".

Журнал "Сноб" с рекомендуемой розничной ценой в 500 рублей начал издаваться в октябре медиагруппой "Живи!", учрежденной миллиардером Михаилом Прохоровым (холдинг "Онэксим") и основателем ИД "Коммерсант" Владимиром Яковлевым. "Живи!" также планирует запустить портал Snob.ru и кабельный телеканал. Предполагаемая аудитория проекта - успешные люди с ежемесячным заработком от 10 тысяч долларов США. По некоторым данным, бюджет медиагруппы составляет 150 миллионов долларов США.

В ноябре в Рунете появились два ресурса, посвященных бизнес-тематике. Это проект Антона Носика BFM.ru и проект Рафа Шакирова Dailyonline.ru. Судя по дизайну сайтов, вложения здесь на порядок скромнее, чем у "Сноба". Пока трудно сказать, какое будет будущее у этих двух стартапов, но их создатели, как полагают многие, питают большие надежды на то, что им удастся повторить успех РБК 1998 года, когда на волне кризиса экономическая информация пользовалась ажиотажным спросом.

Неудачный год для "скопировать-вставить"

Но в далеком 1998 году еще не действовала четвертая часть Гражданского кодекса, защищающая авторское право гораздо эффективнее предыдущих нормативно-правовых актов (четвертая часть ГК вступила в силу с 1 января 2008 года), и новостные порталы "Тырнета" вовсю "тырили" тексты друг у друга. И если в 2005-2006 годах судебный процесс между газетой "Ведомости" и РБК о нарушении авторских прав казался первым серьезным прецедентом (арбитраж в итоге признал, что РБК незаконно использовал на своем сайте контент "Ведомостей"), то в уходящем году споры вокруг защиты интеллектуальной собственности стали обычной практикой.

В октябре холдинг ВГТРК подал два иска: в арбитражный суд Москвы иск к почтовому серверу Mail.ru, в питерский - к социальной сети "ВКонтакте". В обоих случаях поводом стало распространение видеоконтента ВГТРК на указанных ресурсах - новостные сюжеты, фрагменты телепередач, серии телевизионных фильмов, производимых холдингом. Причем, распространяли ролики пользователи. И хотя, например, в пользовательском соглашении "Видео@Mail.ru" указано, что ответственности за незаконное размещение чужой интеллектуальной собственности провайдер не несет, это не отменяет действия четвертой части ГК, по которой отвечать за распространение контрафакта все-таки приходится. То есть владелец сервера не может ссылаться на то, что он не в состоянии контролировать законность загрузки каждого файла.

Пока нет информации о том, что происходит с иском к сети "ВКонтакте". А вот с Mail.ru в ноябре ВГТРК заключил мировое соглашение. По информации "Коммерсанта", Mail.ru будет делиться с ВГТРК рекламной выручкой за размещение лицензионного контента. Другие подробности сделки не раскрывались.

В начале декабря текущего года по инициативе ИД "Коммерсант" возник прецедент по международной борьбе с интеллектуальным "пиратством". Российское издание подало иск против израильской газеты "Вести", которая перепечатала без согласия "Коммерсанта" несколько десятков статей. И хотя израильские "Вести" ссылались на авторство российской газеты, по мнению юристов "Коммерсанта, этого недостаточно: на сайте ИД прямо указано, что без согласия правообладателя любая перепечатка материалов запрещена. Представители российского издания заявили, что намерены поставить борьбу с "копипастерами" на широкую ногу: также поданы иски против еще двух русскоязычных газет Израиля - "Новости недели" и "Глобус".

Скандалы, интриги...

Если при самом широком взгляде на российскую медиаиндустрию невольно возникают грустные мысли о кризисе жанра и тотальном декадансе, то для той области медиа, которую условно можно назвать "лабораторией медиавирусов", 2008 год оказался весьма и весьма урожайным. В данном разделе речь пойдет о запомнившихся скандалах.

И снова "Коммерсант". Туалетная оказия случилась в марте: рулоны туалетной бумаги с логотипом издания "Ъ" распространялись по Москве в течение двух недель, а сайт kommersant.ru подвергался многочисленным DDoS-атакам. Кампания против газеты началась после того, как на ее страницах была опубликована заметка "Наши" стали чужими", в которой некий сотрудник администрации президента резко высказался в адрес прокремлевского движения: "Ликующая "гопота" не нужна". Многие говорили о том, что кампания стала pr-местью "Наших", но "Наши", в свою очередь, утверждали, что туалетную историю выдумали пиарщики "Коммерсанта". Однако ситуация, когда пиар-отдел начинает "мочить в сортире" собственное издание, представляется с большим трудом.

Между тем сам автор вышеупомянутого крылатого выражения Владимир Путин в 2008 году оказался замешан в нескольких историях, чем-то похожих на скандалы. В первой, развивавшейся по классическому сценарию бульварной прессы, журналисты "Московского корреспондента" поженили выдающихся спортсменов Владимира Путина (дзюдо) и Алину Кабаеву (художественная гимнастика). Впрочем, апрельская "утка" оказалась "уткой", не более того. Это стало окончательно ясно после личного вклада Путина в море комментариев: "Я всегда плохо относился к тем, кто с каким-то гриппозным носом и со своими эротическими фантазиями лезет в чужую жизнь". Впоследствии имидж "Москора" как издания стал неотделим от "свадебного набора" - вплоть до закрытия газеты, о котором говорилось выше.

Вторая интересная история, связанная с Путиным, всплыла в американской прессе. Журнал The New Yorker рассказал о том, как премьер в конце августа собрал в своей сочинской резиденции главных редакторов 35 российских СМИ, чтобы обсудить, как освещалась российская военная кампания в Южной Осетии. Был там и главред радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов.

Как писал The New Yorker, Путин в высшей степени раздраженно выразил Венедиктову претензии по поводу того, как "Эхо" рассказывало слушателям о событиях в Грузии, - по мнению Дэвида Рэмника, главного редактора американского журнала и автора заметки, "Эхо" делало это объективно. Премьер на сочинской встрече грозил Венедиктову большими неприятностями и назвал его "врагом". Иными словами, американский журналист обрисовал картину, смахивающую на цензуру. Позже в беседе с "Лентой.ру" главред "Эха" публикацию в The New Yorker назвал "утечкой", а тех участников сочинской встречи, с чьей подачи акт показательной порки стал достоянием западной прессы, обвинил в нарушении журналистской этики.

Третий медийный сюжет, в котором, по версии французских журналистов, яркую роль сыграл российский премьер, тоже касался событий в Грузии. Журнал Le Nouvel Observateur привел ряд реплик Владимира Путина на встрече от 12 августа с президентом Франции Николя Саркози. Слова Путина, опять же по версии французского издания, были грубыми и недипломатичными (в роли информированного источника выступил Жан-Давид Левитт, советник президента Франции по внешнеполитическим вопросам, он был очевидцем).

Путин: "Я этого Саакашвили повешу за яйца". Саркози: "Повесишь?" Путин: "Почему бы и нет. Американцы же повесили Саддама Хусейна". Саркози: "Да, но неужели ты хочешь закончить как Буш?" Путин: "Тут ты прав".

После публикации (заметка была перепечатана во многих СМИ Европы) пресс-секретарь главы российского правительства Дмитрий Песков выступил с заявлением, что, мол, действительно, Владимир Путин использовал жесткую риторику в адрес президента Грузии Михаила Саакашвили на встрече с президентом Франции, но публикация Le Nouvel Observateur, в общем и целом, носит провокационный характер.

Эхо "подвешивания" настигло премьера 4 декабря во время телепрограммы "Разговор с Владимиром Путиным". Его спросили, правда ли он обещал "повесить президента Грузии Михаила Саакашвили за одно место". Премьер, улыбнувшись, переспросил интересовавшегося: "Почему за одно?" Тема, таким образом, оказалась закрыта на самом, что называется, интересном месте, оставив больше вопросов, чем ответов. Но мем, надо признать, состоялся и пошел в народ, став запоминающимся дополнением к образу грузинского президента, жующего галстук перед телекамерами.

...и расследования

В "скандальной секции" выставки отечественных медиадостижений 2008 года нельзя не упомянуть историю с выдворением из России корреспондента журнала The New Times Натальи Морарь. Напомним, в конце 2007 года Морарь (гражданка республики Молдавии) была выслана из России на основании статьи 27 закона "О порядке выезда из РФ и порядке въезда в РФ". Согласно пункту 7 указанной статьи ФСБ приняла решение о том, что пребывание журналистки на территории РФ "нежелательно". Почему? По действующему законодательству, государство не обязано объяснять.

В самом издании ситуацию прокомментировали однозначно: это выдворение, безусловно, явилось местью властей за журналистские расследования Морарь. В частности, называлась публикация за ее подписью ""Черная" касса Кремля", в которой повествовалось о том, как Кремль формировал и контролировал консолидированный партийный "общак" на парламентских выборах осенью 2007 года.

Также издание опубликовало расследование Натальи Морарь на тему уклонения от налогов с использованием офшоров, которое, по информации The New Times, широко практикуется во ВЦИОМе - социологической службе, полностью подконтрольной Кремлю.

И хотя в статьях Морарь не были прямо указаны конкретные факты (намеки и предположения по поводу кремлевской коррупции высказывались исключительно анонимными "близкими к процессу источниками", а имена Сергея Собянина и Владислава Суркова в связи с "черной кассой" упоминались вскользь), другой факт налицо: теперь журналистка сотрудничает с редакцией исключительно в режиме удаленного доступа.

В 2008 году ей не помогли вернуться в Россию ни брак с сотрудником журнала Ильей Барабановым, ни многодневное пребывание в пограничной зоне аэропорта "Домодедово", ни судебные разбирательства (в ходе всех процессов, инициированных редакцией, выдворение Морарь признавалось законным), ни личные обращения издателя журнала Ирены Лесневской к президенту Медведеву.

Старые вести о главном

Под занавес имеет смысл заострить внимание на тех событиях, без которых этот обзор стал бы простым перечислением информационных поводов. К тому же далеко не полным: например, не затронут затяжной конфликт вокруг телевизионной премии ТЭФИ. И все же в 2008 году были новости, которые если и не позволяют выйти на уровень обобщений, то заставляют задуматься.

31 августа выстрелом в голову из милицейского пистолета в милицейской машине был застрелен владелец оппозиционного сайта "Ингушетия.ру" Магомед Евлоев. Убийство произошло недалеко от аэропорта в Магасе, вскоре после того, как на борту самолета, прилетевшего из Москвы, состоялся нелицеприятный разговор между Евлоевым и президентом (на тот момент) республики Муратом Зязиковым. Согласно официальной версии МВД Ингушетии, убийство было непредумышленным - якобы Евлоев в машине завязал борьбу с милиционерами, и табельное оружие одного из них случайно выстрелило.

Сайт, открывшийся в 2001 году, многие годы служил источником альтернативной информации для жителей Ингушетии и сильно, если не сказать очень сильно, раздражал республиканские власти. Кому было выгодно устранение Евлоева - секрет Полишинеля. Во всяком случае, для большинства граждан Ингушетии это вопрос риторический.

После смерти оппозиционера напряженность в этом северо-кавказском регионе начала нарастать (многие расценили гибель Евлоева как открытую расправу над неугодным властям человеком) и к октябрю достигла своего пика. Чтобы не допустить социального взрыва, Кремль был вынужден пойти на беспрецедентные меры: Мурата Зязикова сняли с должности, заменив на Юнус-Бека Евкурова. Евкуров, кстати, начал свою деятельность на посту президента Ингушетии с того, что выразил официальные соболезнования родственникам Евлоева.

В ноябре в подмосковных Химках было совершено покушение на главного редактора газеты "Химкинская правда" Михаила Бекетова. Журналист был жестоко избит неустановленными лицами, врачам с большим трудом удалось спасти ему жизнь.

В результате нападения Бекетов стал инвалидом: ему ампутировали ногу и пальцы на руке. Расследование по делу взял под личный контроль генпрокурор Юрий Чайка, в настоящее время рассматриваются самые различные версии произошедшего, хотя то, что покушение произошло именно из-за профессиональной журналистской деятельности потерпевшего, мало у кого вызывает сомнения. В своих публикациях Михаил Бекетов часто критиковал городские власти в связи с запланированной вырубкой Химкинского леса.

И, наконец, осенью в уголовно-процессуальных муках начались открытые судебные слушания по делу об убийстве обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской.

Процесс начался с того, что судья Московского окружного военного суда Евгений Зубов по-своему истолковал настроения присяжных заседателей (судья решил обезопасить коллегию от внимания назойливых журналистов) и перевел дело в закрытый режим. Присяжные возмутились, причем не без помощи тех же СМИ, и процесс снова стал открытым. И хотя на скамье подсудимых нет заказчика убийства, а исполнитель скрывается где-то за границей, необходимо признать, что это одно из немногих громких дел, хотя бы дошедшее до суда.

Другие убийства, например, Владислава Листьева (1995) и Юрия Щекочихина (2003) не раскрыты до сих пор, виновные не наказаны. Изменится ли эта переходящая из года в год ситуация, мы узнаем в 2009-м. Если нет, то для медиаобзора следующего года можно будет скопировать и вставить (разумеется, украдкой) этот абзац.

Михаил Басков Lenta.ru




11.01.2009 г. - 5514 - Прислать свою новость!







OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

- Мобильная версия сайта

Пожарная сертификация продукции России опирается на Техрегламент.