"Среда": РАО и радиобизнес 1

Текстовая версия


РАО И РАДИОБИЗНЕС: ТОТ ПРАВ, У КОГО БОЛЬШЕ ПРАВ?

"Среда", №12, 2002 г.

Открытое письмо Василия Мосолова*

   Я почти десять лет работаю директором региональной радиостанции "Радио-Рейтинг" в небольшом стотысячном городе. Как у любого радиовещателя, у нас в разные периоды в разных сочетаниях был обширный набор внутренних и внешних проблем: материальная часть, квалификация персонала, проблемы менеджмента, промоушна, траффика, ремонта, взаимодействие с властями, постоянные изменения в законодательстве, налоги, аренда, конкуренция. В общем, обычное сочетание неограниченных расходов и ограниченных доходов. Ежедневная борьба шла обычным путем, пока года полтора тому назад вдруг резко не активизировалась общественная организация "Российское Авторское Общество" (РАО).
   С РАО мы тесно работали в 1997-1998 гг., отчисляя им положенные деньги. Потом они пропали на пару лет, и так как договора с РАО имели годичный срок действия, который истек, мы заключили договор с новым партнером - "Национальным агентством по авторским и смежным правам".
   Во всем мире отчисляют авторские. Мы тоже были готовы это делать. И если честно, нам было все равно кому. В середине-конце 90-х проблема авторского права была далеко не самой важной для российского радиобизнеса. С юридической точки зрения все прикрыто и слава богу.
   В 2001 г. РАО неожиданно вернулось. Нам доходчиво объяснили, что необходимо снова начать платить РАО. На все их притязания мы отреагировали. Между радиостанцией и РАО было подписано новое лицензионное соглашение "на сообщение перечня обнародованных произведений, относящихся к репертуару Общества (РАО)".
   Я был уверен, что теперь никаких проблем у меня не будет. По российскому законодательству заключение лицензионного соглашения только с РАО не позволяет решать в полном мере вопрос использования музыки и иных объектов авторско-правового регулирования. РАО представляет только обладателей авторских прав, и, соответственно, пользователям произведений необходимо еще заключать соглашение с организацией, занимающейся смежными правами, к которым относятся права исполнителей, производителей фонограмм и т.д. Имея два договора - и с РАО, и с "Национальным агентством по авторским и смежным правам", - я решал эти юридические тонкости.
   Мы, готовые платить, попросили РАО предоставить нам список произведений из указанного в соглашении репертуара РАО и стали ждать ответа. В молчании прошло несколько месяцев. И вдруг неожиданно появляется инспектор РАО и строго требует: два отчета - финансовый и содержательный, денег за отчетный период, а в случае любой задержки начинает грозить штрафными санкциями и в конечном счете - судом.
   Моя многолетняя практика взаимодействия с поставщиками, потребителями, рекламодателями и партнерами никогда не приводила к таким суровым взаимоотношениям.
   Слегка недоумевая, я решил уточнить правомочность столь жестких притязаний. Меня заинтересовало: за что организация берет деньги, у кого, сколько, кому отдает, чьи права защищает и каков уровень компетенции ее сотрудников. В поисках ответов я сначала попробовал вступить в мирную переписку.

Переписка с РАО
    Мы - маленькая радиостанция. Хоть живем и недалеко от Москвы, но особо в дела высокие не лезем и разбираться в сути проблемы начинаем, только когда это касается нас напрямую. При первой попытке анализа законодательной базы существования РАО сразу стало понятно, что нормы их функционирования не соответствуют, а местами даже противоречит существующей радиовещательной практике.
В типовом соглашении радиостанции с РАО (п. 2.7) сказано, что "вещатель не вправе передавать произведения в эфир без указания имени автора". То есть перед или после каждой песни ди-джей должен говорить примерно следующее: "А сейчас прослушайте песню такую-то, музыка Продольного, слова Поперечного, исполнитель Пупкин". Этого никто не делает. Нас никто не станет слушать. Этот пункт невыполним. Тогда зачем он нужен, если противоречит практике радиовещания?
  В своем письме РАО в лице начальника лицензионного управления Якушевой И.В. ответило так: "Мы неоднократно обсуждали проблему перечисления авторов в эфире с представителями многих (читай московских) радиостанций. Сейчас большинство компаний имеют свой сайт в Интернете и как компромиссное решение этого вопроса, могло быть размещение там информации об авторах используемых произведений".
   Насколько я знаю, Интернет доступен лишь 5-10% населения нашей страны. Может, более эффективно было бы вывешивать список авторов на входе в радиостанцию или на автобусных остановках? Кстати, по закону в магазинах, кафе и прочих местах общего пользования каждая песня должна идти тоже с объявлением авторов.     
   Забавно, что несколько ниже Якушева И.В., отвечая на вопрос, нельзя ли отчеты об использованных произведениях подавать в какой-либо стандартной компьютерной форме, пишет: "Получать отчетную документацию в электронном виде или на магнитном носителе (дискете) для РАО не представляется возможным. Для этого необходимо по всей России ввести строгие единые правила заполнения отчетов... А это не реально, ведь если какая-либо компания заполнит отчет не точно (лишний пробел, опечатка и т.п.), то компьютер не сможет идентифицировать такую информацию, а многие телерадиовещательные компании не имеют и технической возможности" (см. выше про сайт в Интернете).
   Такое ощущение, что нас держат за полных идиотов. Но, скорее всего, причина в том, что компьютерная форма предполагает системность и доступность информации, а РАО это, похоже, категорически не нужно.
   Перечня авторов, чьи права представляет РАО, я так и не видел. Но при этом данная организация требует выложить существенный процент с общей суммы доходов, т.е. с сумм, полученных за изготовление рекламной продукции, и с грантов, полученных от благотворительных фондов за проведение социальных передач, и бюджетных заказов".
   Вообще, способ начисления авторского вознаграждения как налога с оборота вызывает самый большой вопрос у любого нормального предпринимателя. Эти деньги с неба не падают. Это нелегкий труд, особенно в маленьких городах, где, чтобы выжить, люди из кожи вон лезут в поисках заработка. А РАО пытается любыми путями этот налог увеличить. Сейчас он составляет 3% с оборота, что в текущем году для российских радиостанций составит $1-3 млн., а для телевидения - $15 млн. А в кулуарах различных индустриальных встреч звучало, что в качестве "путеводной звезды" РАО видит 8%, как во Франции.
   Хорошо, если такие деньги нужны для поддержания штанов отечественному и зарубежному шоу-бизнесу - это честные притязания, но интересно, какие авторы и как быстро получат эти деньги? Я хотел бы знать, кому идут те деньги, которые недополучают мои сотрудники, или мы не вкладываем в развитие радиостанции.
   Вопрос архиважный, поскольку в Законе "Об авторском и смежных правах" есть один замечательный пункт, который, на мой взгляд, многое объясняет.
   Статья 45, п. 4. гласит: "Организация (например, РАО. - Прим. авт.), вправе сохранять невостребованное вознаграждение, включая его в распределяемые суммы или обращая на другие цели в интересах представляемых ею обладателей авторских и смежных прав по истечении ТРЕХ ЛЕТ с даты его поступления на счет организации".
   Может, я испорчен всеми проявлениями бизнеса по-русски, но я не верю, что эта законодательная норма не создает соблазна придержать деньги, а через три года распорядиться ими по собственному усмотрению. Даже если РАО выплачивает ВСЕ деньги всем авторам, все равно может получиться беспроцентный кредит на три года. Косвенно моя крамольная мысль подтверждается тем, что РАО не предоставляет своего репертуара или хотя бы перечня авторов плательщикам авторского вознаграждения (радиостанциям), а авторы, в свою очередь, не могут добраться до информации, поскольку механизм представительства на общем собрании членов РАО не прописан в его Уставе. К сожалению, объем моего письма не позволяет привести другие высказывания представителя РАО, но я понял для себя одно - РАО считает себя монополистом, который, пользуясь существующей законодательной базой, может диктовать любые условия соглашений, не утруждая себя ответами ни на какие конструктивные вопросы.
   После этого я решил для себя больше никаких контактов и переписки с РАО не затевать.
   Уведомив РАО о расторжении соглашения., но понимая, что это не освобождает нас от выплаты авторских гонораров, мы стали более тесно работать с "Национальным агентством по авторским и смежным правам". Ведь если всерьез рассматривать вступление в РАО как добровольное решение, то, как вступил, так и расстался.
   РАО подало на нас в суд. Мол, "лицензионное соглашение не может быть расторгнуто в одностороннем порядке. И РАО не может согласиться с расторжением действующего соглашения, поскольку работа радиостанций без него, т.е. без разрешения авторов или их правопреемников на право использования их произведений будет незаконной".
   Так предоставьте мне все-таки список этих авторов и правопреемников. Я пойму, что все ваши притязания законны и успокоюсь!

"Судебная практика"
   Если предыдущие материалы больше относились к позиции РАО и к законодательной среде, то судебная практика раскрывает уровень компетенции сотрудников РАО и методы их работы с пользователями авторской продукции.
   Против "Радио-Рейтинг" был подан иск от общественной организации РАО в интересах граждан - членов РАО с перечислением авторов и наследников. РАО требовало через суд взыскать с нас авгорское вознаграждение, пени, штраф, перечислить это на расчетный счет РАО и запретить передавать в эфир произведения из репертуара РАО.
   В конце статьи (с. 34) приведены два документа из судебной процедуры, которые весьма характеризуют уровень компетенции сотрудников РАО в области популярной музыки.
   Из документоа №1 совершенно не понятно, откуда взялась запись на кассете SONY. Наверное, подразумевается, что это запись нашего эфира, в чем я сильно сомневаюсь. Но важно другое. Из семи специально подобранных произведений в трех (выделенных) либо есть ошибки в названиях и авторах, либо у РАО нет ни договоров, ни даже представления об авторах или их произведениях. Скорее всего, это свидетельствует о том, что примерно половина авторов, звучащих в эфире, не имеет договоров с РАО и, соответственно, не получает своего законного авторского вознаграждения.
   Когда я обратил внимание судьи на неправильно указанное авторство в песне "Я посмотрел на часы", РАО предоставило очередной юридический шедевр, выданный северо-западным филиалом РАО, г. Санкт-Петербург:
   Не знаю, откуда г. Лохова взяла, что песни "Я посмотрел на часы" и "Последний час декабря" - одно и то же, поскольку на официальном сайте М. Леонидова автором песни "Я посмотрел на часы" назван Майк Науменко. Зачем представители РАО так подставляют авторов?
   Курьезности этой ситуации добавляет то, что, заменив одну песню на другую, РАО пытается доказать, что новогодняя песня "Последний час декабря" звучала на "Радио-Рейтинг" 24 июля (!) 2001 г.
   Я думаю, что эти примеры достаточно показательны для выяснения уровня компетенции РАО в авторстве песен. Кроме того, они характеризуют уровень работы РАО в наших гражданских судах.

Механизмы работы РАО на местах
   Практика показывает, что основным и единственным гарантом реализации законов, связанных с авторскими и смежными правами, является инспектор РАО. Статус его на местах не определен никакими законами, а только взаимоотношениями с его собственной организацией. Я пытался выяснить, мог ли я в случае чего подать на него и суд. Оказалось, что в суд я мог обратиться только в Москве, по месту нахождения РАО. Сами понимаете, кто туда поедет и что из этого выйдет. РАО гораздо легче обороняться в своих стенах. Самое удивительное, что на местах вы можете заявлять в суд на налоговиков, на милицию, на врачей, на соседа - на РАО не можете.
   Напоминаю, что в сферу интересов РАО попадают телерадиокомпании, магазины, кафе, бары, рестораны, дискотеки, казино и т.п. - все предприятия, воспроизводящие музыку и транслирующие телепрограммы. Инспектор может прийти на любое из этих предприятий и потребовать ангорских отчислений. Причем, к кому придет, те будут обязаны платить, а к кому не придет, те не обязаны.
   Отсюда следует простой возможный механизм увеличения благосостояния инспектора. Например, он приходит к директору магазина и заявляет, что тот должен платить авторское вознаграждение за музыку, играющую в магазине, 0,1% с оборота, что составит, например, $1000 в месяц. Но лично инспектора устроит $200, и он сразу же уйдет. То же самое возможно и с радиостанцией, и с телекомпанией. Причем никто заявлять в милицию не будет, поскольку $200 меньше $1000.
   Инспектор, ничего не опасаясь, может открывать через подставных лиц торговые точки, продающие пиратскую продукцию: компакт-диски, видео, программное обеспечение, поскольку никто, кроме него самого, не инициирует проверку этих торговых точек правоохранительными органами.
   Даже если все это мой тяжкий бред, где гарантии, что этого не может происходить на самом деле? Ведь ОБЩЕСТВЕННАЯ организация РАО не поддается контролю даже со стороны тех, кто платит им деньги...

Законотворческие перспективы
   Работу организаций типа РАО (управляющих имущественными правами на коллективной основе и осуществляющих сбор вознаграждения с пользователей) определяют законодательное поле и механизмы реализации закона. Про механизмы реализации и некоторые законодательные аспекты уже немного сказали. Осталось рассказать о предложениях по изменению закона об авторском праве и смежных правах, которые приняты Государственной думой в первом чтении. В материалах, опубликованных в Интернете по этому вопросу, все выглядит бело и пушисто.
   Но, похоже, что над предложениями по изменению закона об авторском праве поработало само РАО. При этом оно попыталось под благовидным предлогом борьбы за авторские права и борьбы с пиратством максимально монополизировать свою структуру. По моим прикидкам, в случае жесткой реализации закона РАО от радио, телевидения, театров, магазинов, кафе, клубов, баров, ресторанов, дискотек, казино, от продаж звуковоспроизводящей техники будет иметь десятки, а может, и сотни миллионов долларов в месяц. При этом они могут задушить любую отрасль, в том числе и радиовещательную, поскольку в законе и законодательных актах предусматриваются минимальные ставки, а максимальные могут установить любые, хоть 100%. Кроме того, я думаю, что нужно очень внимательно посмотреть обоснованность начисления авторского вознаграждения как доли от валового дохода. Наверное, такие отчисления должны рассматриваться в комитете Государственной думы по бюджету и налогам.
   Нынешний закон, а особенно поправки, совершенно не учитывают интересы начинающих и известных авторов, поскольку многим из них нужно продвижение на радиостанциях для продажи новых альбомов или организации концертной деятельности. Ключевое предложение по установлению монополии - это статья 44. п.2.: "Не допускается осуществление двумя или более организациями коллективного управления одними и теми же имущественными правами в интересах одних и тех же категорий обладателей прав при одних и тех же способах использования произведений и объектов смежных прав". Понятно, что в этой ситуации очень важен контроль над такой монопольной организацией. РАО уже придумало, что их будет контролировать некий "федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации". А кто будет назначать сам этот орган и по каким критериям, неизвестно.

Кто защитит?
   Вопрос в том, кто может в Государственной думе лоббировать интересы радио и телевизионной индустрии. К сожалению, НАТ, заключив в свое время генеральное соглашения с РАО, проявила необъяснимо слабую позицию в отстаивании индустриальных интересов. Я думаю, что представителям РАО при заключении соглашения можно было бы поставить те же вопросы, которые были поставлены выше. Более того, ведь НАТ могла бы создать собственную организацию по защите авторских прав или же сотрудничать с другой авторско-правовой организацией, которая в отличие от РАО представляет обладателей не только авторских, но и смежных прав. Или использовать всю мощь членов НАТ (телевидение и радио) для продвижения своих же собственных интересов. Делать нужный "белый" либо "черный" PR у нас многие умеют.
   Может, что-то способен сделать свежесозданный Индустриальный комитет?
   Если ничего не изменится и поправки к закону об авгорском праве будут приняты и том виде, в котором они прошли первое чтение в Госдуме, нужно организовать информационную структуру, позволяющую объединить, минуя РАО, авторов с радиостанциями и телевидением. Возможно, это должен быть специальный сайт, где можно было бы публиковать отчеты радиостанций и телепрограмм об использованных произведениях. Тогда авторы смогут по закону требовать полноценных и своевременных выплат за свою продукцию.
   И было бы неплохо, если бы нашлась компетентная организация, которая могла бы провести квалифицированную комплексную проверку РАО.

P.S. Подводя итоги моего письма, я хочу еще раз подчеркнуть. Я не против РАО. Я готов отчислять деньги авторам. Я - за цивилизованный радиобизнес. Но я не хочу на свои достающиеся мне большим трудом деньги содержать организацию, которая, в конечном счете, обирает, неизвестно в чью пользу, меня и многих других под прикрытием казуистического использования законов.

Утверждаю: первый заместитель
Председателя Правления РАО
Алябьев Л.В.

09 января 2002 г.


АКТ
Москва                                                                                        09 января 2002 г.


        Мы, нижеподписавшиеся, начальник Управления документации и распределения гонорара Иванова Валентина Александровна и главный специалист Отдела учета авторов и регистрации произведений Гогуадзе Наталья Октябриевна, составили настоящий акт о нижеследующем:
        Нами были прослушаны аудиокассеты SONY №Е23118166 24.07.01 г. и сделана расшифровка: SONY №Е23118166 24.07.01

Название произведения 

Авторы произведения

Как провожают пароходы  Муз. А.И. Островского, cл. К.Я. Ваншенкина
Я посмотрел на часы  Сл. и муз. Н.В. Фоменко и сл. и муз. М.Л. Леонидова
Смуглянка (Клен зеленый)  Муз. А.Г. Новикова, сл. Я.З. Шведова
Мой белый день (Белый день)  Соавторы музыки С.В. Бритчиков и Е.Л. Хавтан, сл. И.И.Сукачева
Пока горит свеча  Сл. и муз. А.В. Макаревича
Фиолетово-черный  Сл. и муз. Э.М .Шкляревского (СЗФ) - договора и регистрации произведения нет;
До свиданья, друг  ? (знак вопроса поставлен самими "экспертами")


 



Начальнику УДР РЛО
Ивановой В.А.

Уважаемая Валентина Александровна!

     На Ваш запрос сообщаем. "Последний час декабря" - песня К: Леонидов М.Л., Фоменко Н.В. АТ: Леонидов М.Л., Фоменко Н.В.
     "Я посмотрел на часы" - второе название песни "Последний час декабря" - регистрация дана но заявлению Леонидова МЛ. от 15.11.88 г.

     С уважением, заместитель директора СЗФ РАО, Н.И. Лохова

* В. Мосолов - генеральный директор радиостанции "Радио- Рейтинг", г. Обнинск (Калужская обл.).







7319 ONAIR.RU Прислать свою новость!




# TOP 1

# TOP 2

# РЕКОМЕНДУЕМ


# TOP 3


OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта