"Среда": РАО и радиобизнес 2

Текстовая версия


РАО И РАДИОБИЗНЕС: Продолжение темы

Виктория Сухарева, "Среда", №1-2, 2003 г.

   В прошлом номере "СРЕDА" опубликовала Открытое письмо генерального директора радиостанции "Рейтинг" г. Обнинска Василия Мосолова, который рассказал о своих специфических отношени6ях с Российским авторским обществом в лице его инспектора г-на Усова и сформулировал несколько, по сути, риторических вопросов.
   Обсуждая эту проблему и конкретный прецедент с коллегами по радиорынку, я неожиданно выяснила интересный факт. А именно: проблема Мосолова в общем-то типична и достаточно распространена по территории России, а поэтому болезненна и знакома для региональных радиостанций (которые, обсуждая ее, начинают задавать те же риторические вопросы). И - практически высосана из пальца и носит частный характер для московских крупных сетевых компаний!
   "СРЕDА" попыталась выяснить точку зрения юристов и представителей отраслевых организаций (их мнения приведены ниже). Однозначного ответа получить не удалось. Одни формулируют проблему жестко, за словами других она читается, третьи, пожимая плечами, говорят: "Закон есть закон", четвертые вообще не в теме...
   Конфликт, о котором рассказывалось в прошлом номере, повлек за собой иск от РАО и длительное судебное разбирательство. К моменту верстки этого номера оно, наконец, подошло к концу. Формально судебная практика оказалась на стороне радиостанции "Рейтинг". Но фактически... Суд постановил прекратить дело в связи с не подведомственностью его судам общей юрисдикции, по причине чисто экономического спора между юридическими лицами. Детального, столь желанного объективного разбирательства в деле произведено не было. Что в сухом остатке?..
Интервью с представителями РАО читайте в мартовском номере "СРЕDЫ"... А пока - мнения представителей индустрии и юристов.

Исполнители - "по барабану"?

Игорь ЮСЬМА, генеральный директор медиагруппы "РИТЭКС" (г. Красноярск): Прочитал статью коллеги из Обнинска и во многом с ним согласен. Приведу наш пример 1996 год. Мы открываем новую радиостанцию и, как положено, заключаем договор с РАО на предмет отчисления авторских вознаграждений за трансляцию музыкального материала. Договор жесткий, но приемлемый: мы должны были предоставлять РАО отчетность по исполнителям и ежеквартально делать отчисления. Объем отчислений тогда составлял 1,5%.
   Деньги, которые я плачу, должны поступать авторам. Это для меня аксиома. И никаких вопросов к РАО у меня не возникало до того момента, пока у нас не накопилась куча не востребованных РАО отчетов. Оговоренная отчетность в виде ежедневных плей-листов готовилась и... пылилась в течение полутора лет: ее так и не забрали. При этом деньги мы платили исправно, согласно договору. Каким образом далее они распределялись между авторами, мне не понятно: отчеты-то оставались у нас. Мне совсем небезразлично, на какие нужды были потрачены деньги, перечисленные авторам, поэтому по истечении договора я сделал в РАО запрос об этом, на который жду ответа и по сей день!
   Когда пришел момент подписания нового договора, я сказал: "Ребята, либо вы отчитываетесь перед нами, куда ушли наши деньги, либо пролонгировать договор мы не будем". Разразился конфликт. Позже мы, конечно, возобновили контракт с РАО, но вопросов меньше не стало. А возобновление контракта - вынужденная мера. Закон предписывает платить. Не платя, мы подвергаем бизнес риску, но и платить конкретно РАО нет никакого желания. Но в отсутствии альтернативы приходится довольствоваться этим. А это же не вариант выстраивания индустриальных отношений...
   Всякий раз, платя деньги, невольно мучаешься сомнениями - кто кормится за твой счет. А когда прикидываешь прибыль в размере России - вопросов возникает еще больше, учитывая тот факт, что люди, пытающиеся делать бизнес на электронных СМИ в регионах, часто банально с трудом выскребаются из нищеты. Рекламный рынок в большинстве городов крайне мал, плюс ко всему он еще забирается центральными каналами. И говорить о том, что мы здесь жируем, - неправильно.
   На цивилизованные отношения РАО не идет, и создается впечатление, что им, по большому счету, исполнители "по барабану", им главное - "снять бабки". Это проявляется и в торгах за проценты, и не только...

Какие претензии в целом к РАО?
   Деятельность РАО должна быть прозрачной. Это - очень мутная организация. Причем настолько, что впору создавать собственное РАО, где бы композиторы, авторы и вещатели договорились и вместе определили механизм отчислений и отчетности. Главное, чтобы всем заинтересованным сторонам были понятны правила взаимоотношений и было осознание взаимной ответственности участников. Если я заключаю договор, подразумевающий обязательства сторон, то я имею право проконтролировать деятельность организации, в которую ушли перечисленные мною деньги, и дошли ли они адресатам. Я не хочу кормить чиновников из РАО. Я хочу платить композиторам, авторам текстов и исполнителям, которые должны получать за свой труд деньги. Априори, это и есть основная обязанность РАО, но ответственности в этой части у них как раз и не просматривается.

   Нам, нужен понятный механизм, отчетов. Ситуация типична: мы транслируем ту или иную песню, но композитор и автор текста зачастую на диске не указаны. Более того, в большинстве программ, генерирующих плей-листы, нет места для внесения имен авторов. Для вещания нам эта информация не нужна, глупо засорять эфир, даже вопреки предписаниям РАО, но она нужна для отчетности. Значит, нужен какой-то софт, содержащий всю необходимую информацию, чтобы мы могли отчитываться перед РАО по установленной ими форме. Заказать такой софт - не проблема. Вопрос - почему за 10 лет это не было сделано? Единственный ответ, который сам собой напрашивается, - эта неразбериха выгодна, ведь если всю отчетность систематизировать, то РАО очень просто будет проверить и автору, и исполнителю, и вещателю, да и другим более компетентным организациям, чего, по всей видимости, не хочет само РАО. Поэтому мы можем придумать множество способов, чтобы как-то оптимизировать взаимодействие с РАО, только самому-то монополисту это просто не нужно!
РАО не должно быть монополистом и произвольно устанавливать проценты отчислений. Постепенно с 1,5% мы поднялись до 2%, а затем и до 2,5% от дохода! Болезненный вопрос: сколько платить? Меня поражают суммы - откуда они берутся? Тема о грядущих 8%... Сейчас в Думе идет борьба за уменьшение налогового бремени на десятые доли процента, а здесь говорят о 8% от всего дохода предприятий нашей отрасли! Это сумасшедшая, несправедливая сумма. У многих компаний и прибыли-то 8% нет, да и доходов кот наплакал. Здесь должны работать экономисты, а не с потолка цифры браться. И не стоит приводить в пример Запад: у них там свой уровень жизни и размеры рекламного рынка, у нас - свой. Подорвать экономику отрасли легко. Понятно, что чем выше налоги, тем больше от них уходят. Выиграет ли РАО и, как следствие, автор в случае, когда вещатель будет скрывать доходы? Сомнительно...

Почему происходит то, что происходит?
   Мне видится, что главная проблема - это двусмысленность и противоречия при толковании существующего закона.
   Исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом принадлежат только автору. Это означает, что автор вправе осуществлять и разрешать другим использование произведения способами, указанными в Законе РФ "Об авторском праве и смежных правах", в том числе сообщать произведение для всеобщего сведения путем передачи в эфир. Но в некоторых случаях осуществление имущественных авторских прав в индивидуальном порядке затруднительно. Поэтому ст. 44 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" предусматривает, что в целях обеспечения имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав могут создаваться организации, управляющие имущественными правами указанных лиц на коллективной основе. Указанные организации действуют в пределах полномочий, полученных от обладателей авторских и смежных прав. К таким организациям относится Российское авторское общество.
   Согласно ст. 45 Закона РАО осуществляет посредством заключения лицензионных соглашений выдачу лицензий пользователям (в том числе и радиостанциям) на соответствующие способы использования объектов авторских прав. К функциям РАО относится сбор, распределение и выплата лицензионных вознаграждений (ст. 46 Закона).
   При этом Закон предусматривает, что лицензия РАО разрешает использование объектов авторских прав и предоставляется от имени всех обладателей авторских прав, включая и тех, которые не передали РАО полномочий на управление своими имущественными правами (п. 3 ст. 45 Закона). Это положение противоречит п.2. ст. 45 Закона, согласно которому полномочия на коллективное управление имущественными правами могут быть переданы непосредственно самими обладателями авторских прав только добровольно на основе письменных договоров. Следовательно, если автор не пожелал заключить такой договор с РАО, то оно не может управлять его имущественными правами, в том числе, выдавать разрешения на использование его произведений и осуществлять сбор вознаграждений с пользователей.
Кроме того, различные авторы, исполнители и другие обладатели авторских и смежных прав могут учредить несколько организаций, подобных РАО. Каким образом должны строиться взаимоотношения между несколькими организациями и пользователями, законом не урегулировано.
   Таким образом, эта ситуация разночтений вызывает проблемы в применении Закона "Об авторских и смежных правах", но при этом не освобождает пользователей от обязанности получать разрешение на использование объектов авторских и смежных прав и выплачивать вознаграждение авторам. Вот это реалии нашего бизнеса!

Как решить существующие проблемы?
   Над этим нужно думать и предлагать к рассмотрению варианты. Но беда в том, что нас не спрашивают. Более того, они не хотят нас слышать, потому что наше мнение идет в разрез с тем, что РАО пытается нам навязать. Оно хочет заработать на этом много денег, а какими средствами - это его не интересует.
   Очень важный вопрос касается взаимоотношений сетевых и региональных станций, а так же всевозможных отраслевых организаций с РАО. В регионах местные станции, по сути, занимаются ретрансляцией сигнала. Однажды некая "Российская ассоциация независимых радиовещателей" в лице господина Анисенко просто отдала региональных вещателей на растерзание РАО: без нашего участия, за нас решив, как местные ретрансляторы должны платить. Договором с этой "организацией" РАО по сей день и прикрывается, когда пытается взимать деньги с местных вещателей сетевого продукта. Но за него ведь уже раз заплатили. Владельцем и формирователем программы является сетевая станция. Мы у нее покупаем продукт, который ретранслируется в основной массе без купюр, и регионы не влияют на содержание продукта, даже отчетов составить не могут потому, что не знают текущего плей-листа продукта. Да, если есть собственные врезки - за это я готов платить. Но почему я должен платить за ретрансляцию? Так ведь не далеко и до абсурда, когда, например, "Радио России" будет заключать отдельное лицензионное соглашение с РАО о ретрансляции своего сигнала в какой-нибудь деревне Козявкино.
   Меня всегда удивляет, когда какие-то люди, назвавшиеся представителями наших интересов, являются вершителями наших судеб, и - без нас - нас регулярно женят, пользуясь тем, что у регионов нет реального представительства в Москве. Хочется, чтобы наш голос был услышан. У меня есть ощущение, что ни НАТ, ни "Медиасоюз" просто не знают, насколько остра ситуация, и в силу занятости своими глобальными проблемами остаются в неведении проблем регионов. И не нужно считать, что все то, о чем говорят региональные станции, - это уловки, чтобы улизнуть от уплаты авторских. Мы сознаем ответственность перед авторами и исполнителями, мы используем их труд, и мы должны сделать цивилизованными наши отношения, но и РАО пусть цивилизуется.
   Кстати, к вопросу о проекте нового закона об авторских и смежных правах, где закреплено положение об организации, имеющей монопольное право взимания авторских отчислений. Подозреваю, что данный проект делается специально под РАО. На сто процентов согласен с коллегой Мосоловым: в случае если будет принят закон в том виде, который лоббирует РАО, оно сможет обанкротить любую станцию. Это очень опасная ситуация для отрасли в целом. Можно, конечно, пытаться заработать на всю оставшуюся жизнь, пустив всех дойных коров на мясо. Но как показывает практика, деньги имеют свойство быстро заканчиваться...

Согласны платить за права, а не оплачивать рэкет!

Сергей ОСИНЦЕВ, генеральный продюсер "Радио Западной Сибири" (г.Тюмень): Проблема взаимоотношений с РАО существует. До недавнего времени к нам на радиостанцию приходила инспектор РАО и говорила напрямую: дайте мне 200 рублей, и я от вас уйду. Теперь ситуация слегка изменилась, отчеты забирает другой человек, мы же отправляем деньги, как и положено, в РАО, но куда все это уходит - одному РАО известно! И если сегодня, например, у нашей радиостанции острых проблем с РАО нет, у других они налицо: "жертвами" становятся магазины, кафе, ночные клубы, организаторы концертов, спектаклей, шоу.
   Например, тюменский инструмент-центр получил предписание явиться в суд для рассмотрения дела о нарушении авторских прав за то, что на его территории осуществлялась трансляция радиостанции "Европа Плюс". Торговому центру инкриминировалось получение прибыли за счет трансляции радиостанции. Дело пока не закончено, юристы центра борются за свои права, но все вполне может закончиться штрафом.
   Если же говорить о взаимоотношениях РАО с радиоиндустрией, то самая главная на сегодня претензия к РАО - это отсутствие хоть какой-то отчетности перед теми, кто отдает свои кровные деньги. Как мне кажется, РАО по первому требованию плательщиков должно предоставлять информацию о том, кому и в каком количестве были перечислены деньги.
   Раздражает и отсутствие четкого (и применительного к радио) закона об авторском праве. Например, пресловутая строчка об обязательном объявлении автора композиции, звучащей в эфире. Ну это же просто не реально! Кто будет слушать радио, где после каждой песни ведущий будет объявлять: "Вы прослушали песню "Ай лю-ли" слова Иванова, музыка Сидорова?" Есть все-таки понятие формата и концепции вещания. Должны быть альтернативные (прописанные в законе) возможности соблюдения данного положения.
   И при этом, имея все вышеперечисленные проблемы, мы не можем выбрать другую компанию, которая, более четко представляя себе специфику радио, выполняла бы все функции по обеспечению Закона "Об авторском праве..." Есть же, например, разные пенсионные фонды, но работают-то они в итоге на реализацию одного закона!
   Решение в сложившейся ситуации я вижу в пересмотре закона об авторском праве с учетом специфики всех участников этого закона, в первую очередь радио и телевидения. Думаю, это должно быть обсуждено в творческих объединениях типа "Медиасоюза", Союза журналистов. Индустриальный комитет должен подключиться...
   Мы согласны оплачивать авторские права тех, чьим интеллектуальным трудом мы пользуемся, но не хотим из собственного кармана оплачивать безбедную жизнь сотрудников РАО. Все это очень смахивает на рэкет в законе!

У индустрии нет проблем с РАО

Игорь Пронин, генеральный директор "Радио 7 - На Семи Холмах": На мой взгляд, не существует никаких проблем во взаимоотношениях РАО с индустрией радио в целом. В Москве РАО работает с радиостанциями очень аккуратно. Если есть перегибы в регионах, то их нужно рассматривать с РАО непосредственно и решать на уровне конкретного города.
   Авторское вознаграждение, перечисляемое РАО, мы на "Радио 7 - На Семи Холмах" воспринимаем как очередной налог и уверены, что, как и любой другой налог, его следует платить. Надеюсь, что средства, собираемые РАО, передаются авторам музыкальных произведений так же регулярно, как мы перечисляем их обществу. Также надеюсь, что средства направляются тем авторам, чьи произведения звучат в нашем эфире, и в соответствии со списками, которые мы предоставляем. Что же касается ставки, то ее размер в настоящее время согласован. Если она будет повышаться, то рано или поздно существование радиостанций может стать экономически нецелесообразным. Поэтому, хотелось бы, чтобы процент отчислений оставался неизменным.

Процентные ставки должны быть едины для всех

Александр Варин, президент "Авторадио": На мой взгляд, претензии от регионов будут до тех пор, пока существуют разные процентные ставки. Если радиоиндустрия платит 3%, то эти проценты должны быть едины для всех и везде. И право пересматривать или назначать свои процентные (или фиксированные) ставки должно быть у представителей РАО в регионах отобрано.
   Так же, на мой взгляд, необходимо либо жестко ограничить количество организаций, собирающих вознаграждение, либо уменьшать процент РАО (3%) пропорционально количеству организаций, забравших из РАО своих исполнителей.
   Другими словами, радиостанция должна за авторское вознаграждение платить 3%. Если создалась еще одна организация и забрала у РАО исполнителей, 3% делятся между РАО и этой организацией. В противном случае будет полная неразбериха.

Организации по управлению авторскими правами должны иметь лицензии

Владимир Маслов, председатель совета директоров радиокорпорации "Шансон": За все время существования радио "Шансом" никаких проблем с РАО у нас не было. У нас есть лицензионное соглашение, мы исправно платим положенные деньги (3 % от рекламной деятельности). "Публичные права" наших авторов тоже в основном принадлежат РАО. Это связано с тем, что основная масса радиостанций именно туда отчисляет положенные деньги.
   И несмотря на то что в последнее время появились разные организации, которые пытаются работать в этой нише, у нас есть лицензионное соглашение только с РАО. И это принципиальная позиция. Ни с кем другим мы ничего не подписывали и пока подписывать не собираемся.
   Но, ежедневно сталкиваясь с ситуацией, сложившейся сегодня в сфере авторского и смежного права, мы понимаем что все более очевидным становится необходимость законодательного регулирования этой сферы. Причем отдельно хотелось бы подчеркнуть, что организация или организации, уполномоченные осуществлять коллективное управление авторскими и смежными правами, должны иметь лицензии на управление этими правами. А лицензии должно выдавать государство в лице своего профильного министерства. Таким способом можно регулировать количество организаций, имеющих право на коллективное управление авторскими и смежными правами. Что, в конечном счете, приведет к упорядочению отношений в этой сфере межиндустриальных отношений.

С маленьких РАО требует, а с большими предпочитает договориться

Ольга ЩЕРБАКОВА, исполнительный директор Национальной ассоциация телерадиовещателей (НАТ):
Коллега Мосолов, конечно, прав, но не во всем. Ситуация с РАО сегодня очень не простая и здесь не может быть однозначного ответа или решения.
   Компании - и телевизионные, и радио - все время нарушают закон, причем есть большие города, которые никогда не платили РАО и платить не собираются. С другой стороны, и территориальные органы РАО нарушают соглашение - и в вопросе условий лицензионных соглашений, да и методы взимания отчислений тоже бывают своеобразными.
   Проблема в том, что РАО в регионах предпочитает работать с небольшими компаниями, предъявляя большие требования. С большими российскими каналами Авторское общество предпочитает договориться. Были конфликты с ОРТ, ВГТРК, но организации пришли к соглашению. С небольшими компаниями проще справиться, особенно с учетом того, что нарушение Закона "Об авторском праве..." является сегодня, в соответствии с действующим законодательством, нарушением лицензионных требований; Взять хотя бы кабельных операторов (минимальная ставка вознаграждений авторам 5% от дохода, что составляет более 50% прибыли предприятий, если она есть). Вот у меня письмо, кстати, тоже из Обнинска. Там конфликт между маленьким кабельным оператором и местным инспектором. Но когда региональные компании с такими случаями к нам обращаются, мы тут же направляем их в РАО, чтобы они разбирались со своими представителями в регионах. РАО, конечно, оправдывается и говорит, что денег на квалифицированные кадры нет, но это, безусловно, не оправдание. Решить эти проблемы коренным образом можно только на уровне закона. Но внесение изменений в действующее законодательство процесс настолько трудный и практически неуправляемый, что благие намерения могут обернуться большими потерями. Для решения хотя бы части проблем мы подписали соглашение с РАО, по которому четко определили понятие "дохода, полученного от использования музыкальных произведений", выстроили график поднятия процентной ставки отчислений таким образом, чтобы радио и телекомпании могли это безболезненно переварить. Мы стараемся реагировать на все письма из регионов с описанием "перегибов на местах". Почему дальше соглашения и переписки с РАО по конкретным прецедентам работа НАТа с РАО не пошла? Она не то, что не пошла, ее на каком-то этапе было вполне достаточно, чтобы нейтрализовать ситуацию и решать определенные проблемы. Сегодня работать стало сложнее. Рынок стал более богатым, и у РАО больше оснований требовать себе доли от коммерческой деятельности. К тому же по Закону "Об авторском праве" идет очень мощное лобби, с которым сложно бороться, не имея должной индустриальной поддержки.
   Самим начинать эту битву смысла нет. У НАТа сегодня много текущих начатых процессов, которые требуют более оперативного вмешательства: проблемы с практикой применения 11 статьи Закона о рекламе, перспективы развития кабельного вещания в России с точки зрения законодательства, регулирующего их деятельность, и многое другое. Есть тревожные сигналы от региональных радиокомпаний, но их очень мало, всего два письма. Начать сейчас заниматься радио отдельно? Может быть. Но нам нужно понимать, это конфликт местного значения или это общая проблема. Если представители региональных радиокомпаний обратятся к президенту НАТ Э.М. Сагалаеву, мы, безусловно, начнем по этому обращению работать. В конечном счете, решение по этому вопросу должна принять радиосекция.

Права авторов и обязанности индустрии

Поскольку ситуация в области авторского и смежного права в России действительно очень не однозначна, представляем слово еще одному эксперту-юристу "Авторадио" Анне ВЫБОРНОВОЙ.

Имеет ли РАО право на взимание т.н. "авторского налога"?
Историко-правовая база существования и деятельности РАО такова. В бывшем Советском Союзе существовал отработанный механизм сбора авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений. Его плательщиками являлись, как правило, концертные или цирковые объединения, филармонии, эстрадные организации и т.д.
   "Представителем законных прав и интересов авторов и их правопреемников по всем вопросам авторского вознаграждения ,за публичное исполнение произведений" было Всесоюзное агентство по авторским правам (ВААП), через которое и осуществлялась выплата вознаграждения. В этом случае при публичном исполнении произведений заключения договоров между пользователем (например, радиопрограммой) и организацией по коллективному управлению не требовалось.
   В дальнейшем все эти вопросы решались РАИС - Российским агентством интеллектуальной собственности, однако в 1993 году Указом Президента РФ РАИС было упразднено, и создана новая организация - Российское авторское общество (РАО), которое является правопреемником РАИС. Следует отметить, что РАО создавалось в период, когда уже был принят и начал действовать Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" (далее Закон).
   Раздел IV Закона целиком посвящен регулированию отношений в области управления правами на коллективной основе. При этом п. 1 ст. 44 Закона говорит о том, что в целях обеспечения имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке затруднительно (публичное исполнение, в том числе на радио и телевидении, воспроизведение путем механической, магнитной и иной записи, репродуцирование и др. случаи), могут создаваться организации, управляющие имущественными правами указанных лиц на коллективной основе.
   При этом допускается создание либо отдельных организаций по различным правам и различным категориям прав, либо организаций, управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав, либо одной организации, одновременно управляющей авторскими и смежными правами.
   Другими словами, таких организаций может быть достаточно много.
На деятельность таких организаций не распространяются нормы законодательства о лицензировании отдельных видов деятельности. Попытка все-таки выстроить систему лицензирования была предпринята в 2001-2002 годах. Но осуществить это не удалось в связи с политикой правительства РФ, направленной на уменьшение количества видов деятельности, подлежащих разрешительному регулированию со стороны государства.
   Интересным является в этой связи тот факт, что вопрос о необходимости введения лицензирования организаций по коллективному управлению был поднят самим РАО в рамках работы Межведомственной рабочей группы по вопросам совершенствования законодательства, международного сотрудничества и взаимодействия с общественными организациями в области авторского права и смежных прав, созданной при Российском агентстве по патентам и товарным знакам в середине 1999 года. Такой подход был вызван тем, что в России стали появляться организации по коллективному управлению имущественными правами, создаваемые специально для легализации пиратской деятельности.
   Отклонение правительством РФ инициативы по введению лицензирования в этой области привело к возникновению идеи о введении некоей аккредитации таких организаций в федеральном органе исполнительной власти, уполномоченном правительством Российской Федерации. Им, по мнению законодателей, и должен был стать Роспатент, на который постановлением правительства были возложены соответствующие функции в области авторского права и смежных прав. Современная юридическая техника предпочитает не указывать в нормативно-правовом акте конкретный федеральный орган исполнительной власти для исключения необходимости внесения в закон поправок, связанных лишь с изменением наименования соответствующего органа.
   Итак, на первый из поставленных автором Открытого письма вопросов можно ответить, что РАО абсолютно легитимно и осуществляет свою деятельность в рамках действующего законодательства.

Право на монополию?
   Деятельность по коллективному управлению находится вне рамок действия антимонопольного законодательства, которое содержит серьезные ограничения для организаций, которые занимают доминирующее положение на товарном рынке (рынке товаров, работ и услуг). Это представляется, по крайней мере, логичным, так как организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, по самой своей сути должны занимать доминирующее положение на рынке, иначе станет невозможно централизованно собирать и распределять полученное авторское вознаграждение. Смысл института коллективного управления состоит в монополистическом положении таких организаций. П. 2 ст. 2 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с последующими изменениями и дополнениями) говорит о том, что "настоящий Закон не распространяется на отношения, связанные с объектами исключительных прав, за исключением случаев, когда соглашения, связанные с их использованием, направлены на ограничение конкуренции".
Однако организация по коллективному управлению имущественными правами, если она действует в рамках закона, не может ограничивать конкуренцию, так как обязана заключать договоры с любыми владельцами авторских и смежных прав и с любыми пользователями, причем со всеми на одинаковых условиях, что прямо установлено Законом (пп. 2 и 3 ст.45).
   Следует учитывать, что на современном этапе на территории РФ действует не только Российское авторское общество. Число организаций по коллективному управлению достаточно велико и включает в себя Российское общество по смежным правам (РОСП), Российское общество по мультимедиа и цифровым сетям (РОМС), Российское общество правообладателей в аудиовизуальной сфере (РОПАС), Российскую фонографическую ассоциацию (РФА), Российское общество по управлению правами исполнителей (РОУПИ), Независимое агентство авторских прав (НААП) и некоторые другие.
   Интересно сложилась ситуация именно со сбором вознаграждения, так как на сегодняшний момент этим занимаются РАО и НААП (что предусмотрено их уставами), но за разные способы использования авторских и смежных (в случае с НААП) прав, при этом сбором вознаграждения за передачу в эфир (радио и телевидение) занимается только РАО. Также в соответствии с постановлением правительства РФ, исключительно РАО собирает вознаграждение за использование произведений иностранных авторов, так как оно имеет договоры о взаимном представительстве с аналогичными зарубежными обществами по коллективному управлению правами.
   Одновременно с этим начала осуществлять сборы Лига прав, процесс выделения которой из состава РАО еще не закончен. В репертуаре Лиги прав в основном произведения жанра "шансон". Разделение репертуара между РАО и Лигой прав происходит довольно болезненно и пока не завершено.

Право на использование собранных средств в своих интересах?
   Обвинение РАО в тотальном использовании средств, полученных им за публичное использование произведений, но не востребованных авторами в течение установленных Законом 3 лет, представляется, по крайней мере, некорректным. Законных оснований для подобного рода их использования у РАО нет.
Закон лишает такие организации права осуществлять использование произведений и объектов смежных прав, полученных для управления на коллективной основе, а также прямо устанавливает для них запрет на занятие коммерческой деятельностью (ст. 45 Закона). В связи с этим, в случае возникновения подобного рода нарушений, РАО подпадает под действие административного, уголовного и гражданского законодательства в части регулирования ими ответственности за соответствующие правонарушения и преступления. Контроль за использованием таких средств должен осуществляться соответствующими органами, а также поддерживаться аудиторскими проверками деятельности РАО.
   Следуя далее букве закона, необходимо сказать, что полномочия на коллективное управление имущественными правами передаются непосредственно обладателями авторских и смежных прав добровольно на основе письменных договоров. На основании же последних организация по коллективному управлению предоставляет пользователям лицензии на соответствующие способы использования произведений и объектов смежных прав. Такие лицензии разрешают использование предусмотренных в них способами всех произведений и объектов смежных прав и предоставляются от имени всех обладателей авторских и смежных прав, включая и тех, которые не передали организации полномочий на основе письменного договора. При этом организация обязана взять на себя урегулирование всех возможных споров между пользователем и правооб-ладателем, связанных с использованием его произведений и(или) объектов смежных прав. В связи с этим является вполне предсказуемой физическая невозможность предоставления г-ну Мосолову спис-ко правообладателей, передавать права которых для их публичного использования у РАО есть на основании Закона. Одновременно с этим этот список предельно короток: "Все".

Обязанности индустрии?
   Необходимо отметить, что заключение лицензионного соглашения является строго обязательным, так как использование произведений без договора является нарушением авторских прав правообладателей, за которое наступает гражданская, уголовная и административная ответственность (ст. 48 Закона).
   В настоящее время в Москве активизируется процесс по сбору вознаграждения за использование смежных прав (прав исполнителей и производителей фонограмм). Полагаю, что его интенсивность в скором времени возрастет.
   Так что проблема многофакторна и требует определенной юридической подкованности в обсуждении и оценках.
   Но при этом, кроме указанных, спорных с юридической точки зрения, претензий, г-н Мосолов справедливо протестует против включения в лицензионное соглашение с РАО обязанности вещательной организации передавать произведения в эфир только с указанием имени автора. Действительно, такая практика до недавнего времени существовала, но в настоящее время "Авторадио" имеет лицензионное соглашение с РАО, из которого этот пункт исключен. Полагаю, что такая практика в скором времени распространится и на регионы.
   Вопрос цены - вопрос тоже сложный. С одной стороны, условия лицензионных соглашений должны быть одинаковыми для всех пользователей. С другой стороны, вопрос цены остается на усмотрение сторон. Тенденции последних лет показывали, что вознаграждение, собираемое РАО до последнего времени, было слишком мало и рассчитывалось, исходя из минимальных ставок вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства (1994 г.), а также исполнений (1996 г.).
   РАО является не просто организацией, представляющей интересы авторов, оно создано самими авторами (при этом стоит сказать, что ВСЕ организации по коллективному управлению могут создаваться ТОЛЬКО непосредственно обладателями авторских и смежных прав). Ценовая политика РАО была изменена совместным решением авторско-правовой общественности.
   В целом же негативный настрой автора письма в отношении предположения абсолютной коррупционности системы РАО представляется мне не слишком корректным. Могущие иметь место злоупотребления средствами, выплаченными правообладателям пользователями, есть предмет разбирательств между самими правообладателями (т.е. в данном случае авторами) и РАО. Что же касается злоупотреблений самих экспертов РАО на местах, то этот вопрос находится и вовсе в орбите действия уголовного законодательства.
   Для начала стоит обратиться в центральный аппарат РАО, а если это не поможет - то в суд...
Одновременно нельзя не сказать, что проблема, вставшая перед автором письма в редакцию, несомненно, имеет более глубокие корни, чем это кажется на первый взгляд. Приведение российского законодательства в соответствие с нормами международного права, несомненно, повлечет за собой и усовершенствование механизмов взимания авторского вознаграждения и распределения его между правообладателями.
   Но это скорее сделает положение вещателей более прочным и определенным.
   Первые шаги в этом направлении уже сделаны. В декабре прошлого (2002-го) года Россия присоединилась к международной конвенции об охране прав артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, к чему шла 10 лет. Без подписания этого документа было невозможно наше вступление в ВТО. Кроме того, очень важным будет закон о коллективном управлении, в котором от А до Я будут прописаны все полномочия, возможности и ограничения в деятельности не только РАО, но и остальных обществ по коллективному управлению. Цивилизованный рынок давно и прочно стоит на платформе добросовестности и законности деятельности не только организаций по коллективному управлению правами, но и всех пользователей.
   В настоящий момент в стадии разработки находится проект Федерального закона "Об управлении имущественными авторскими и смежными правами на коллективной основе", отражающий мировой опыт в этой области и последние достижения в сфере теории и практики применения законодательства об интеллектуальной собственности.
   Ликвидация института коллективного управления правами в принципе невозможна, так как это лишит возможности существования не только радио, но и телевидение - вследствие возникновения необходимости получения разрешения на использование произведений или объектов смежных прав у всех правообладателей или их правопреемников (в том числе иностранных).
   И напоследок - выйти из РАО добровольно может только автор, который в нем состоит. У вещателей такой возможности нет. Обязанность по уплате вознаграждения возложена на пользователей Законом, и ей корреспондирует соответствующее право организации по коллективному управлению правами требовать исполнения этой обязанности.

РАО: реальность, которая легитимна

Юрий АЛХИМОВ - юрист, специалист по проблемам СМИ: Письмо В.Мосолова я считаю знаковым. Я уже много лет занимаюсь проблемами авторского и смежного права в России и могу сказать: история, описанная коллегой, - это не исключение, а, скорее, правило. И она наглядно демонстрирует всю сложность и двойственность проблемы.
   Для начала необходимо констатировать, что РАО - это реальность, которая легитимна.
   В 1993 году был принят Федеральный закон "Об авторском праве и смежных правах", который, по мнению разных экспертов и аналитиков, был признан прогрессивным и не противоречащим многим международным нормам. Этот закон позволил нам (России) в 95-м году присоединиться к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений.
   Чуть позже был издан Указ президента, который в принципе и подтвердил легитимность РАО как организации по коллективному управлению авторскими правами и ее правопреемство ранее существовавшим в стране организациям: РАО имеет имущественную, техническую и интеллектуальную базу, которая досталась ей в наследство от СССР. Эта организация реально создалась и заявила о себе.
Далее в 1994 г. вышло Постановление правительства о минимальных ставках авторского вознаграждения. Это постановление, а также внутренние документы РАО закрепляли принцип формирования договорных отношений между авторами и правообладателями, РАО как организацией, управляющей правами авторов на коллективной основе, и пользователем, начиная с электронных СМИ и заканчивая барами, ресторанами, дискотеками (в этом постановлении была попытка очертить этот круг пользователей по максимуму).
   Также Федеральный закон "Об авторском праве и смежных правах" ввел норму, согласно которой существование данных организаций не подпадает под действие антимонопольного законодательства, но наряду с этим и не ограничил возможности наличия нескольких подобных организаций. Это императивная норма закона, которую нельзя отменить иначе, как вновь принятыми изменениями в этом законе либо иным законом.
   В итоге РАО является общественной некоммерческой организацией, основанной на членстве, в Уставе которой четко прописано, что государство не отвечает по обязательствам этой организации, а организация не отвечает по обязательствам государства. Таким образом, можно говорить о некой независимости РАО от государства. Можно говорить даже о том, что, по сути, в РФ имеется министерство по авторским правам: для конечного пользователя РАО является тем ведомством, которое определяет судьбу применения и управления авторскими правами в РФ. Туда идут за разъяснениями, туда пользователи выплачивают денежные средства, там право обладатели получают вознаграждение. Все крутится вокруг РАО, т.е., по сути, мы имеем в стране некое ведомство по авторским правам.
   Это юридическая база существования РАО.
   Теперь казуистическая. В истории с РАО есть две стороны медали.
 
Один сборщик налогов лучше, чем много
   С одной стороны, нам, пользователям (конкретно говорю про радиостанции), выгодно наличие одной организации, которая брала бы на себя решение всех возможных проблем, связанных с авторским правом. Несмотря на фактическое наличие достаточного количества организаций подобного плана по стране в целом, РАО удерживает все же лидирующую позицию. И трогать существующий сегодня с РАО статус-кво индустрии, наверное/ не совсем выгодно.
   РАО - это реально серьезная структура, потому что одновременно с правопреемством она получила и те договоры с западными мейджерами (EMI, ВМG, Universal и т.д.), которые обладают правами на конкретных западных авторов. А западный музыкальный материал составляет 50% репертуара радиостанций.
   К тому же, несмотря на все совершенство закона, в него были заложены определенные противоречия, которые сегодня создают проблемы. Если говорить об отечественных авторах, не касаясь смежников, то автор может исключить свои произведения из репертуара того или иного общества, прийти самостоятельно к пользователю (к той же радиостанции) и запретить или разрешить трансляцию своего авторского произведения. Что и было не единожды сделано. На одну из московских радиостанций пришли авторы и попросили за трансляцию их произведений иное вознаграждение, нежели предусмотренное ставками РАО.
   Сейчас у меня есть один карман, в который я плачу деньги и не имею головной боли. По договору, как положено. Я добросовестный плательщик, у меня небольшая ставка вознаграждения, меня это устраивает. В случае если я поднимаю красное знамя и иду на борьбу, что я могу в итоге получить? Кучу организаций. Одна с правами ВМG, другая - с правами ЕМI, третья - с правами "Карлсон и сыновья", которые приходят ко мне, как к пользователю, и говорят: "Я хочу 10%". "А я 20%!". Опять же по закону организации и правообладатели могут поднимать ставку по своему усмотрению, а правительством при этом установлены только минимальные ставки, и то носящие в принципе рекомендательный характер. И пользователям действительно удобно существование одной организации. Это не вносит хаос. Имея договор с РАО, радиостанция получает немало, - по большому счету, индульгенцию.

Нужны общие правила игры
   На мой взгляд, с ролью гаранта адекватности работы в сфере авторского права и соответствия бизнес-практикам РАО не справляется.
   Для начала - ставка отчислений. РАО как тряпкой размахивает повышением ставок, приводя нищей России в пример страны типа Швеции, где платят 14% от дохода или 8%, как во Франции. Это звучит как минимум абсурдно для РФ. Обсуждать это с РАО сложно. У них есть своя логика, которая кажется им верной.
   На местах в регионах творится безобразие. Инспектора устраивают торги вокруг ставок: где-то фиксированная плата, где-то берется завышенный или, наоборот, заниженный процент, либо начинают выставляться условия и пр. Закон говорит - должна быть единая ставка для всех пользователей одной категории, под которой понимаются электронные СМИ, имеющие соответствующие лицензии на вещание от МПТР.
   Правда, при всем моем уважении к коллегам из регионов, нельзя однозначно говорить "бедные вещатели" или "злобное РАО". Я знаю ряд вещателей, которые не хотят платить ничего: "Ну что такое музыка? Она везде! Это не трубы, не станки, которые можно пощупать". Они даже не задумываются, что делают деньги на чьем-то труде. И такие есть. Но нельзя одним аршином мерить всех. А РАО, по сути имея монопольные права, решает все проблемы в судебном порядке (большое количество судебных прецедентов) с мелкими организациями.

Другая сторона этой проблемы - общая непрозрачность работы РАО.
   Деятельность РАО по определению должна быть прозрачной для обеих сторон: и для пользователей, и для авторов. Если бы меня спросили, что бы я в идеале видел, я бы ответил - РАО, но открытое и прозрачное.
   Авторское вознаграждение пользователи обязаны платить. Это не ставится под сомнение. Даже если абстрагироваться от норм законодательства и руководствоваться принципами справедливости. Я использую чужой труд и получаю за это деньги.
   Но как плательщик этого вознаграждения, я хочу реально знать, куда идут мои деньги. Совершенно реальная аналогия: мы платим за коммунальные услуги. Вы знаете, что мы в итоге имеем, и по все России раздаются возгласы: ну, я-то заплатил, почему дороги вот такие, с крыш падают сосульки? Ответ на это висит в воздухе. Так же и по РАО. С той лишь разницей, что перед нами в роли ответчика не государство, а просто хозяйствующий субъект права в виде некоммерческой организации. Это просто сторона по договорам, с которой мы имеем право спросить. Как авторы, так и пользователи. Индустрия может потребовать от РАО отчета об использованных денежных средствах.
   Закон конкретно говорит о том, что организация вправе удерживать денежные средства на развитие собственной структуры, на содержание аппарата и пр. Это логично. Но хотелось бы знать, сколько получает автор. Он может получать 12 копеек, а аппарат может получать 1000 долларов. Есть разница. Я считаю, что РАО по аналогии с иными организациями, которые существуют на Западе, обязано открыто публиковать отчет в официальных органах о том, сколько денежных средств получено от пользователей, сколько от этих средств - в процентах - перечислено авторам. И заодно объяснить всем хоть один раз весь механизм начисления вознаграждения, его получения и выплат.
   Но вряд ли РАО пойдет на это. Процедуры многих аспектов деятельности РАО не прописаны в законе и соответственно, предписаний к исполнению нет. А так как формально РАО не подотчетно государству, то это все еще более усложняет.
   Более того, в настоящий момент в Госдуме находится проект Федерального закона о внесении поправок к Закону "Об авторском праве и смежных правах", которые направлены на то/ чтобы на процессе создания аналогичных организаций можно было поставить крест. Четко по определенным направлениям прав должна быть только одна организация. Заинтересованность в этом определенных структур достаточно очевидна. Но не прописать в законе совершенно конкретных рычагов контроля со стороны государства за подобными организациями, и не определить государственный орган, призванный осуществлять данный контроль, было бы, на мой взгляд, опрометчиво.
   Я считаю, что на всей территории РФ нужно принять унифицированные правила игры. Они должны иметь 3 составляющие. Пользователь обязан платить деньги, но по единой для всех ставке - это первое. Второе - РАО, являясь посредником, должно предоставить пользователям отчет о том, что деньги они проплатили не дяде Васе и он купил себе лимузин, а автору. И третье: правообладатель должен быть досконально информирован о том, кто и сколько заплатил, сколько получил он, а сколько получила организация, собравшая это вознаграждение.
   Законодательно все есть. Главная проблема - приведение всего, что на сегодняшний момент есть, к единому образцу и большая прозрачность. Закон, который мы имеем, это объективная реальность, и надо сказать, далеко не худшая. И наши, и многие европейские специалисты признали, что наш закон достаточно прогрессивен даже по европейским меркам. Даже не нужно что-то придумывать, а действовать в его рамках с большей открытостью и, возможно, привлечь к этому процессу третью силу в лице государства, хотя бы, в частности, для устранения злоупотреблений, происходящих на местах.

Окончание темы "РАО и радиобизнес" - в следующем номере "СРЕDЫ".







8535 ONAIR.RU Прислать свою новость!




# TOP 1

# TOP 2

# РЕКОМЕНДУЕМ


# TOP 3


OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта