Артем Кудряшов. Главный музыкальный редактор "Радио-1"

Текстовая версия


Артем Кудряшов. Главный музыкальный редактор "Радио-1"

OnAir.ru: Ты проработал на "Радио-1" 11 лет и дорос до главного музыкального редактора. А чем ещё ты занимался?

Артем Кудряшов: Все эти годы я занимался работой ведущего программ. На "Всесоюзном" радио до 97 года было деление на литературную редакцию, музыкальную и т.д. Я работал в "молодежке".

В той, которая делала "Пионерскую зорьку"?

Нет, детская редакция как таковая умерла в середине 90-х, и функции детских программ перешли к молодежной редакции. Так вот, на всесоюзной станции числилось более 1300 человек, из них в эфире реально было всего человек 50, а остальные просто приходили за зарплатой. После того, как всесоюзная станция перестала существовать, прошли заметные сокращения, и те, кто остался, стали и ведущими, и редакторами, и музыкальными редакторами. Молодежная редакция создала проект "Молодежный проспект": это был огромный поток информации, причем не только московской, но и региональной - "Радио-1" тогда ещё вещало на всю страну. Программа имела колоссальный успех. Писем приходило огромное количество - мы были на втором месте после "Рабочего полдня". Выяснилось, что в очень многих регионах мы были единственной прогрессивной программой, потому что FM-станции вещали только в крупных городах. А Радио-1 можно было ловить везде. Это, собственно, основной проект, с которого и началась серьёзная самостоятельная работа.

Расскажи об основных "вехах" преобразования "Радио-1".

7 августа 97 года Ельцин подписал указ о том, что "Радио-1" ликвидируется, а "Юность" и "Маяк" объединяются в одну станцию, и у государства остается 3 станции: "Радио России", "Маяк" и "Юность" в одном и "Орфей". У нас начались крупные проблемы. Мы не могли обращаться к фондам, которые мы же и создавали; руководство дома звукозаписи закрывало нам студии, отключало свет; в Останкино с арендой были неприятности. Под процесс ликвидации все были готовы вытянуть из полутрупа всё, что только можно. Но мы знали о том, что просто так "Радио-1" не накроется - что-то должно было произойти. И произошло. Кобзон и его группа компаний "Московит" взяли нас под свое крыло. Хотя это мог быть и кто-то другой – на носу выборы, а мы имели всероссийскую сеть. Какое-то время Кобзон содержал нас, но наступил момент, когда наши учредители отказались от станции - они не могли оплачивать такое количество передатчиков. Теперь понятно, что виной тому был отвратительный менеджмент. Краснодарский передающий центр подал в суд за то, "Радио-1" пару месяцев не платило за передатчики. Денег у нас не было, едва хватало на зарплату, и… Суды, приставы, конфискации.

Почти полгода мы не работали. Многие сотрудники не выдержали и нашли себе работу, но мы ждали, были уверены, что просто так история "Радио-1" не закончится. И нашёлся Фонд "Московская интеллигенция" и Михаил Горбачёв, которые поняли, что "семейная", "культурная" станция - дело нужное и благое. И мы вышли в эфир. На УКВ 68.3 в Москве. У нас не было ничего – только частота, домашние компакт-диски, и команда - человек тридцать.

Правда, то, что "Радио-1" представляет собой сейчас – это совсем свежий вариант, так мы работаем только после апреля 2001 года. Тогда произошел серьезный внутренний творческий конфликт, и большинство из старой команды ушли, унеся фонотеку, джинглы, программы… Опять все начинали с нуля.

И ты теперь не только программы ведешь, но и к руководящему эшелону относишься.

Из тех, кто здесь остался, хоть какое-то представление о радиоменеджменте имели двое-трое, так что пришлось браться за всё. Я стал главным музыкальным редактором, потому что всю жизнь занимаюсь музыкальным эфиром и, по крайней мере, знаю, что слушала наша аудитория, какова она и каким образом её омолодить и "омужичить", - потому что аудитория "Радио-1" старого образца на 90% состояла из женщин-пенсионерок. Помимо измененного формата музыки, были введены специальные программы, которые интересны именно мужчинам. За 3 месяца наша аудитория поменялась, и замеры Гэллапа стали разительно отличаться от того, что было.

На "Радио-1" упор делается на разговорные и художественные программы. Наверное, роль музыки в данном случае невелика?

На любой станции роль музыки очень велика. Например, на "Спорт-ФМ" в первом варианте музыки не было вообще, и станция долго не прожила. Ухо человека устроено так, что постоянно воспринимать "бу-бу-бу" невозможно. Если это разговорная станция, то человек послушает интересную ему передачу или новости и переключится туда, где звучит его любимая музыка. А у нас можно найти всё, находясь на одной волне, как мне кажется, в оптимальных пропорциях.

"Радио-1" – одна из очень немногих московских радиостанций, где нет жесткого плейлиста. Почему ведущим позволено действовать согласно своему желанию, а не линии партии?

Линия партии существует, но продвигают её живые люди. Ни одна машина не заменит душу и голову живого человека. Работа нашей станции достаточно оперативна; какой будет тема следующего репортажа или прямого включения, заранее предсказать невозможно. И ставить песню группы "Руки вверх!" после сообщения о чьей-нибудь трагической гибели невозможно. Поэтому у ведущего (подчеркну, у ведущего, не у ди-джея), который непосредственно участвует в беседе, всегда есть люфт для отхода от сетки туда или сюда. Если человек имеет возможность поставить после информации ту песню, которую подсказывает его сердце, а не ту, которую предписала машина неделю назад, это дорогого стоит.

По какому принципу ты выбираешь музыку для станции?

Наша фонотека разбита на категории: отечественные современные хиты, западные современные хиты, русский рок, золотые "хиты на все времена" – и западные, и наши, бардовская песня, музыка из кинофильмов и обязательно инструментал. Я горжусь тем, что наши слушатели порой говорят: мы никогда не предполагали, что Утёсов так замечательно сочетается с группой Rammstein! А такое действительно случается - через отбивку, конечно, но, тем не менее, услышать на одной станции и то и другое больше, наверное, ни у кого нельзя.

А не делает ли это радиостанцию безликой? И как ты относишься к узким форматам?

Разговор о жестком формате сродни разговору о жесткой привязке к возрасту. Не должно её быть. Получается, что люди сами себя ограничивают.

Ты за максимально широкий музыкальный путь?

Я за грамотно широкий. Мы оставляем для себя возможность варьировать. Если я вижу, что сейчас на рынке поднялся интерес к авторской песне, я всегда могу убрать одну из категорий и добавить авторскую песню. То же самое - если я вижу, что на волне музыка кино, или появилось множество горячих классных современных попсовых хитов, которые не впихнёшь в один час. А любая другая станция, которая поставила себя в рамки формата, этого сделать в большинстве случаев не может.

Радио-хамелеон?

Нет, не хамелеон. Что может сказать человек, постоянно слушающий нашу станцию? "Она мне нравится, потому что на ней можно услышать бардов, музыку кино, ретро и инструментал". Всё остальное – плавающее, его можно услышать везде где угодно. А это, в данной концентрации, можно услышать только у нас.

На "Радио-1" много программ-"кирпичей". Мне кажется, мало кто будет слушать двухчасовую беседу от начала до конца.

Ну во-первых, двухчасовых программ у нас нет, максимум – 55 минут, и то очень редко. Да и потом, это только твоё мнение, мнение двадцатилетней энергичной барышни. А людям, которым за 35, хочется тихонечко сесть с чашечкой чая на кухне, включить приемник и послушать беседу с любимым актером, или просто известным человеком. Одиноких людей огромное количество. И эти программы – заполнение психологической ниши, которая так необходима в наше время. И программы подобного рода идут у нас только вечером.

А как же омоложение аудитории?

Днем - да. Но вечером отбить молодежь у телевидения – это невозможно, ненужно и неинтересно. А люди взрослые – почему мы их должны лишать последних радостей этой жизни? Так много людей, которые хотят сходить в театр, но не могут, хотят сходить на творческий вечер какого-то актера, но не могут. Они включают "Радио-1" и слушают тот же самый спектакль.

А как же реклама?

Ты будешь смеяться, но именно эти "кирпичи", как ты говоришь, с удовольствием спонсируются. Когда руководители фирм узнают, что где-то ещё идут эти программы, они говорят: да, мы хотим! Потому что они на этом выросли, и это некая ярмарка тщеславия – ведь им приятно услышать из радиоприемника: "Эммануилу Виторгану вручили подарок от фирмы такой-то". Да, людей, которые дадут деньги на эту программу, нужно ещё найти, но у нас это, тьфу-тьфу-тьфу, получается.

Ты ведешь программу "Старая беседка". Чем она интересна тебе лично?

Я очень горд, что, возможно, только на нашу радиостанцию еженедельно приходит тот или иной артист, которого по тем или иным причинам либо забыли, либо он является неформатным, либо некоммерческим. Я спросил Виктора Зинчука: "ты занятой человек, работаешь за границей, минуты свободной нет. Почему же ты так быстро согласился ко мне прийти?". А он ответил: "Знаешь, меня сейчас никуда больше не приглашают". И мне это непонятно – он же супермузыкант, потрясающий собеседник!

В "Старую беседку" я приглашаю "Веселых ребят", Евдокимова, "Русскую душу", "Ариэль", Бабкину, Шаврину… Они замечательные артисты, может быть, не очень рейтинговые, не очень кассовые, но, тем не менее, бесконечно интересные и "живые". И уверяю вас, что с ними в разы интереснее говорить, чем со "Стрелками" и "Премьер-Министром". Мое личное мнение - нельзя забывать людей, с которых всё начиналось, которые заложили основы всех белок-стрелок, которые сейчас отбили хлеб у наших мэтров. И за 2 часа программы выясняется, что нашим слушателям есть о чём с ними поговорить, что они не забыты.

Когда-то говорили о том, что Лещенко, Толкунова, Герман, Утёсов – это пережитки прошлого, этого никогда больше не будет. Но всё вернулось. Это те пласты, тот фундамент, над которым всегда что-то будет надстраиваться, а потом рушиться, надстраиваться и рушиться, а фундамент-то всё равно останется.

Ещё немного о тебе лично. Ты уже много чем занимался на радио. Осталось что-то нереализованное?

Осталось!!! Но вот если вопрос поставить по-другому: будь у меня возможность построить станцию самому…

Какой бы она была?

Безусловно, она в чем-то была бы похожа на старое Всесоюзное радио. Я бы создал домашнее, семейное радио, какого вообще в России не существует, потому что создать такое радио очень сложно. Все зацепились за дурацкое слово "формат", а семейное радио – это сплошной "неформат", противоречие одного формата другому. Детская музыка и детские программы не сочетаются с программами о сексе и спорте. Тем не менее, родители с удовольствием бы послушали и детские программы, и "взрослые". Обязательно хорошие архивные записи, хорошая музыка. Некое радио, которое можно утром включить и ночью выключить, и каждый найдет там что-то своё. Взрослый с удовольствием послушает детскую программу, ребенок – радиоспектакль, любитель попсы – рок-балладу, все вместе они послушают ретро- и кино-музыку и т.д.

А вообще уйти из радио - не думал?

Я много раз уходил в другие сферы, но всегда возвращался или параллельно работал на радио. У меня есть некая ответственность перед слушателем, при любом моём движении вправо или влево я всегда думаю о том, что обо мне скажет аудитория. Я не могу вот так просто бросить "Старую беседку", как же так - на той неделе была, а на этой нет и больше не будет, т.к. я уволился. Я не имею на это права.

"Радио-1" будет себя в ближайшее время активно продвигать?

Для того, чтобы сделать хорошую рекламную кампанию, станция должна проработать определенное время и предложить окончательный продукт. Пока мы его только формируем. Но мы более чем уверены в том, что у нашей концепции есть огромный потенциал для получения ФМ-частоты. И тогда можно смело вкладываться в хорошую рекламу.

© 2001, OnAir.ru. Евгения Тен.







46 ONAIR.RU Прислать свою новость!




# TOP 1

# TOP 2

# РЕКОМЕНДУЕМ


# TOP 3


OnAir.ru

При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на сайт OnAir.Ru обязательна! Портал работает на PortalBuilder2 R5 HP.Свидетельство на товарный знак №264601, №264991 Российское агентство по патентам и товарным знакам.

Условия использования - Политика конфиденциальности - О защите персональных данных

Мобильная версия сайта